# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. #
<<< на главную # <<< другие публикации # карта сайта

 

Искренне Ваша Светлана Сорокина

«Красное знамя» (г. Глазов), № 128, 16 ноября 2006 г. Людмила Лехницкая

 

Вы награждаетесь… лошадью!

 

Бешеные по популярности «600 секунд», информационная программа Российского телевидения «Вести», ток-шоу «Основной инстинкт» (I канал), эфир на волнах «Эхо Москвы», программа на телеканале «Домашний» и вновь I канал – воскресная передача «Русские». Все эти громкие проекты – рабочие места телевизионной ведущей Светланы Сорокиной. Какие-то – места из прошлого, другие – из времени нынешнего.

 

Переехав когда-то ради любимой работы из Питера в Москву, Светлана, конечно же, не знала, насколько непростым будет дальнейший ее путь и все-таки довольно быстро столкнулась с действительностью…

 

Она всегда хотела говорить с экрана только правду. Какое-то время ей, как и многим, это удавалось. Но в один из дней Сорокина ушла из своих любимых «Вестей», за работу в которых она, к слову, первая в России в качестве телеведущей информационных программ получила статуэтку «ТЭФИ» - фигурку лошади. Именно это животное, по мнению Сорокиной, как нельзя лучше отражает сущность репортерской профессии.

 

Как складывается сегодня ее карьера? Ответы на эти вопросы я получила при встрече со Светланой Иннокентьевной на фестивале «Время действовать» - он прошел в Москве, организаторы фестиваля – Клуб региональной журналистики «Из первых уст» общества «Открытая Россия» и российская организация «Интерньюс».

 

Слово за слово

 

На этом фестивале Светлане Сорокиной, на мой взгляд, досталась непростая роль модератора. Это малознакомое и не вполне благозвучное слово в переводе на понятный людской язык означает что-то вроде «человек, управляющий группой других людей». В данном случае имелось в виду – управляющий группой журналистов, ведущих неспешный разговор вокруг фильма американского режиссера Джорджа Клуни «Доброй ночи и удачи». Картина Дж. Клуни – упаси Бог, не подпольное кинопроизводство. «Доброй ночи и удачи» – лауреат «Оскара», лента уже шла в широком российском прокате. Но для нас, журналистов, помимо наслаждения умным и изящным кино, - это еще своего рода информационный повод поговорить о свободе слова (или ее отсутствии) в российских СМИ. И вот на долю Светланы Сорокиной выпало вести диалог с нами на эту весьма «деликатную» тему.

 

Привожу некоторые фрагменты этой беседы.

 

- Светлана, я очень вас уважаю за вашу личную точку зрения. Но, к сожалению, в последнее время на телевизионных каналах у журналистов очень редко бывает свое мнение. Смотреть телевидение стало совершенно невозможно - это «желтизна» на экране.

- Я поняла Вас. На самом деле, все произошло не вчера и сегодня – это долгий процесс. Я, в принципе, уже самой себе запрещаю вспоминать «старый» НТВ, где до 2001 года журналистская персонификация была колоссальная. У нас даже обычные корреспонденты подавались как персонажи. Эти люди были известны. Мы все их знали по именам. Но вот после 2001 года довольно быстро и успешно авторство на телевидении пошло под откос. Открыто было заявлено, что это никому не нужно. Я считаю, что все это в связи с событиями 2001–2002 годов, освещение которых независимыми журналистами было страшно невыгодно. И сейчас мы имеем то, что имеем. Что я могу сказать? Конечно, мы ждем, что, может быть, что-то переменится. Хотя, бес его знает, сильные сомнения берут. Может быть, вы в регионах начнете, а потом ваше «живое слово» вернется бумерангом сюда.

 

- А нет ли такой опасности, что, начав что-то активно выдвигать, журналисты могут пожалеть об этом? Где найти для себя такие аргументы, чтобы сказать, что это «моя правда», которую я могу всем рассказать или, грубо говоря, навязать?

- Здесь универсального рецепта быть не может, кроме как тщательной работы с фактами. Настолько тщательной, чтобы комар носа не подточил, чтобы никому и в голову не пришло вас опровергнуть – это, конечно, очень серьезная работа. Другое дело, что при таком раскладе могут не внять, но это уже, как говорится, из другой оперы. Убеждать, убеждать, заставлять себя слушать – это единственное, что мы можем сегодня.

 

- Не так давно между моими друзьями произошел спор: любой ли факт может стать достоянием общественности? Стоит ли иной раз будоражить людей, которым и без того жить несладко? И обязательно ли журналисту занимать чью-либо сторону?

- Это всегдашний вопрос. И противоречие любого времени заключается в том, что нам всегда обязательно предлагают черно-белую историю. Всегда, если вы вспомните. Либо коммунисты, либо Ельцин; либо фашисты, либо еще кто-то. В общем, короче говоря, выбор между плохим и худшим, когда мы уже просто «через не могу» начинаем принимать чью-то сторону. Не надо, необязательно. Кстати говоря, 96-й год и выборы Ельцина, конечно, сыграли паршивую роль во всей истории журналистики. И многие после этого оправиться не смогли, потому что в определенном смысле сработали на государственную машину. И дальше пошло много негативных процессов. Практически наша журналистская свобода в 96-м году начинает другой отсчет. Я прекрасно помню, как тогда, перед выборами, я работала в «Вестях», и ситуация была хороша только тем, что «Вести» той поры были абсолютно заброшенным хозяйством, где постоянно менялись руководители, а я там уже тупо сидела в этих самых вечерних новостях и действовала исключительно от противного. Просто потому, что мне, например, звонят и говорят: «Был полный стадион у Зюганова где-то, так вот это не показывать». Я говорю: «Как не показывать? Сюжет же про Ельцина идет, про то, как он там пляски пляшет и так далее. А почему же Зюганов-то со стадионом пропадает?» – «Нет, не показывать!!!» Я эти аргументы помню: «Ты хочешь, чтобы коммунисты к власти пришли?» На самом деле, ничего я не хочу, кроме того, чтобы все было по-честному. Я все равно показывала Зюганова со стадионом, за что меня били по башке, а Зюганов заваливал благодарностями. Смешно, да? Мне, конечно, его благодарности только и нужны были… Поэтому в нашей профессии первое дело – это размышление: принимать ли чью-либо сторону, и как взвешивать аргументы, и как себя воспитывать. Себя воспитывать, в первую очередь, надо для того, чтобы ничей аргумент не действовал просто так, а только через фильтр собственного сознания. Вот и все.

 

- И еще о политике. Скоро президентские и парламентские выборы. В такой ситуации нелегко вести взвешенный диалог с политиками – они категорически не приемлют иного от их точки зрения мнения…

- Да, но единственное, что я хочу сказать по поводу политиков: они должны быть готовы к критике. Дело в том, что в Европе и Америке все-таки в политику приходят довольно сложным многоступенчатым путем и готовятся к этой карьере чуть ли не с детства, обнаруживая в себе такие задатки редко и случайно. Проходят такое партийное сито. Там очень непросто дойти до определенного уровня, потому что это уже взращивание. И они уже знают, и как себя позиционировать, и как вести себя с журналистами, как выступать, и все права и обязанности. У нас часто эта ситуация вертикального взлета. Когда резко из ниоткуда, где-то пошарили, выволокли, встряхнули, из-за шкафа достали, – и он у нас уже политик, его объявили политиком. У него нет никакого опыта, кроме кислородного голодания на высоте, когда вообще в голове полное смещение всего, чего можно. И вот этого человека выдвинули, и говорят: «Вот это теперь наш политик». А он так гордо выступает и думает: «Ну раз назначили, значит, я такой клевый». И у него начинается… Редко у кого сохраняется адекватность при этом. Поэтому делайте поправку на нашу ситуацию. У нас политиков взращенных, как на Западе, крайне мало. Тех, которые при этом еще и сами себя сделали, очень мало.

 

- Говорят, мудрый человек дважды не наступает на одни и те же грабли. Если применить эту мудрость к истории нашего государства, то выводы напрашиваются сами собой.

- Вы знаете, риторика с годами, к сожалению, не меняется. Тут недавно была одна передача, где Гайдара крыли соответствующе, в риторике Вышинского. Разве что приговора не прозвучало: «Десять лет или расстрел». И это на одном из центральных каналов! Ничего, не стыдно. Причем человек, который это говорил, в общем, даже не разделяет таких кровожадных мыслей, но это так современно, и, главное, так велели. Другое дело, что не обязательно быть первым учеником в этой школе послушания. В таких случаях я говорю, что Конфуций сказал когда-то, что человеческий опыт – это фонарь, который освещает дорогу позади идущей кареты. К сожалению, к России это относится точно. Мы вот позади все видим. Без конца смотрим фильмы: то «Александровский сад», то «Дети Арбата», то «Доктор Живаго». И что? Ощущение, что смотрим что-то из жизни космоса, что это не с нами было, черт возьми. Да с нами было! И только что! Но - никаких выводов. «Власть критиковать не надо – народ это не поймет». Ну, конечно. Про власть - только хорошо… Знаете, почему я уважаю американское кино? Вовсе не за то, что там добро побеждает зло. И вовсе не за то, что крепко сделано. Хотя все это есть. А за то, что там обязательно человек, как правило, герой или герои, говорят или дают понять: «Я свободен, я лично свободен. И я за эту свободу готов идти и против государства, и против всего мира. Не трогайте мою свободу». Вот, собственно говоря, мне кажется, в этом все дело.

 

Из наших мыслей и поступков складывается будущее

 

Не ради рекламы американского кино (кстати, со Светланой Сорокиной могу поспорить – не всегда уж такого независимого) советую взять в видеопрокате диск киноленты Джорджа Клуни «Доброй ночи и удачи». Любителям триллеров, фантастики и боевиков – просьба не беспокоиться. Это кино для тех, кто еще не разучился думать. О российской политике и нашей журналистике таких фильмов не снимали давно. Возможно, вообще не снимали. А вот сюжет из жизни американцев – это классика. Не своя, но все же…

 

Да, чуть не забыла. Представившись Светлане Сорокиной по полной форме, немного рассказав о нашем городе, я попросила телеведущую, которую глазовчане, думаю, любят, черкнуть пару строк в блокнот. Светлана очень основательно подошла к этому вопросу. Присела на ступеньки – дело было в театральном центре «Школа современного искусства». И долго-долго писала. Журналисты из других городов, пользуясь таким удачным кадром, щелкали вспышками со всех сторон. А мне почему-то не захотелось фотографировать Светлану Сорокину, неудобно сидящей на каких-то ступеньках. Для меня она – всегда яркая, всегда принципиальная и не опускающая взгляда журналистка. Профессионал. Да и просто красивая женщина.

 


Оригинал этого материала на сайте Клуба региональной журналистики «Из первых уст».


<<< на главную # <<< другие публикации # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта