# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. #
<<< на главную # к другим публикациям # карта сайта

Радио «Эхо Москвы»: Человек из телевизора, 16 сентября

Программа о телевидении и телепередачах с обозревателем газеты «Известия» Ириной Петровской
Суббота, 16 сентября 2006.
Ведущая - Ксения Ларина, гостья - Ирина Петровская, телеобозреватель газеты "Известия"


Ксения Ларина: Ирина Петровская, привет. Ты здесь?

Ирина Петровская: Наташ, я здесь. Доброе утро.

Ксения Ларина: Доброе утро, телевизором мы будем сегодня заниматься в ближайшие 50 минут, уважаемые телезрители и радиослушатели, напомню все наши телефоны: 7256633 – это номер нашего пейджера, смски можно отправлять по телефону 9704545, телефоны прямого эфира – 7839025 для москвичей, и 7839026 – для жителей регионов. Думаю, что мы начнем с того, что некоторых программ мы не досчитаемся уже сегодня, даже я вчера открыла «ТВ-Парк», который я купила – на следующей неделе программа, о которой мы будем говорить сейчас, программа «В круге света», стоит в сетке.

Ирина Петровская: Естественно, потому что верстается за две недели.

Ксения Ларина: Ну она и сегодня стоит в сетке, в самой программе.

Ирина Петровская: Ну конечно, в самой программе черным по белому напечатано «В круге света», на самом деле теперь ее можно назвать «Тушите свет».

Ксения Ларина: Это, кстати, очень оригинально, действительно, свет потушили, не знаю уж, чьей волей, но свет потушили, никто не говорит пока, что программа закрыта, а достаточно обтекаемые формулировки фигурируют – «подумать, посмотреть, покрутить, отформатировать», но я бы все-таки сослалась на комментарий Александра Роднянского «Интерфаксу», он говорил о том, что программа «В круге света» не соответствует амбициям канала «Домашний».

Ирина Петровская: Вот недотягивает до амбиций канала «Домашний», и если внимательно в эту фразу вглядеться, то получается, что амбиции канала «Домашний» выше, чем амбиции программы и ее ведущих, вот это вот, мне кажется, достаточно оскорбительная формулировка. Вначале, когда я прочитала, мне показалось, что наоборот, программа выше амбиций телеканала, но недотягивает – это получается совсем другая история. И не соответствует ценностям. Ну, тут может быть несколько объяснений. Одно из них, это то, что у совершенно вменяемого, свободного, как он себя всегда объявлял, ответственного человека, Александра Ефимовича Роднянского, случилось временное помутнение рассудка, и во время этого помутнения, никто не заметил, а оно случилось, это помутнение…

Ксения Ларина: …пустил в эфир…

Ирина Петровская: Не просто пустил, а долго уговаривал Светлану, потом Венедиктова, он отстроил специально целую декорацию,..

Ксения Ларина: Студию специальную.

Ирина Петровская: Ну не студию, а декорацию, насколько я видела, может, сейчас это уже студия, а первые несколько программ большой кусок студии был выделен под новую декорацию, что для канала довольно много, так как эти каналы все-таки не настолько высокобюджетные, как большие каналы. Потрачены большие деньги, т.е. как бизнесмен Александр Ефимович деньги в это вложил, он устроил, не сказать, чтоб очень шумную, но достаточно широкую рекламную компанию – все, кто заметил, писал об этом, разрекламировали, шли анонсы в эфире. Естественно, он строил изначально строил этот телеканал, поэтому он рассчитывал, как опять же выясняется, в помрачненном состоянии, как эта программа, с этими людьми, причем он взял не Васю Пупкина и Машу Хрюпкину из журнала «Сад и огород» или «Домоводство», он взял ведущих политических журналистов, причем известных своей либеральной позицией, известных вообще своей позицией и имеющих вполне определенную репутацию, в этой стране их знают все знают. Он запустил программу, и через две недели помрачнение вдруг спало, и он сам посмотрел, изумился и понял, что что-то такое совершенно не такое он допустил. Понятное дело, что такого мы не можем даже себе предположить, что такое случилось. Значит, версия может быть только одна – кто-то, как это сейчас и бывает, кто-то там говорит, что сам Путин, да какой сам Путин, прям он будет смотреть и слушать, да какая-нибудь мелкая сошка, из управленцев ехала в машине, слушала радио, или приехала домой, встретила жену, а жена сказала «Ты не представляешь, что там было», и тут выясняются страшные вещи – во-первых, это прямой эфир, т.е. люди в общем-то правильно смотрят, если оттуда, с той стороны, это бомба замедленного действия или не замедленного, а наоборот моментального, это как ружье, которое не сегодня-завтра выстрелит. Эти люди, которым хорошо, они могут играть по определенным правилам, но гости в любой момент могут подкачать, как это и было в последней программе про суд присяжных, где была Мариэтта Чудакова и Генрих Падва – люди, которых невозможно заставить или говорить, или чего-то не говорить, т.е. им, наверное, стоило вручить какой-то список с темами, которые ни в коем случае ни при каких обстоятельствах нельзя затрагивать, плюс страшнейшая вещь – это голосование и выводы звонков телезрителей в прямой эфир, но а зрители и слушатели, мы тоже знаем, могут сказать такое, что мало не покажется. Ну и тогда дается команда, причем я думаю, что не самому Александру Ефимовичу, а через владельцев канала, которым говорят «Ребята, вы чего, забыли, как бывает? Мы вам бизнес-то поломаем». Конечно, если сейчас представить положение Роднянского, то хуже некуда, - ему, следуя нынешним корпоративным нормам, нельзя выносить сор из избы.

Ксения Ларина: Надо вырабатывать какую-то приемлемую версию.

Ирина Петровская: Да, солидарную, а какую можно?

Ксения Ларина: Циферки маленькие, рейтинг плохой.

Ирина Петровская: Дело в том, что рейтинги на таких маленьких каналах, подобных «Домашнему», я даже не представляю методику, по которой это все подсчитывается, потом любой, даже не Роднянский – акулы медиа-бизнеса, прекрасно знает, что циферки имеют тенденцию или в какое-то время падать, не бывает такого. Чтобы запущенный только что проект…

Ксения Ларина: Четыре программы всего прошло.

Ирина Петровская: Да, всего две недели, тем более на таком специфическом канале, где такая аудитория, которая еще должна или прийти к этому, или не прийти, это был эксперимент, на самом деле так и было, потому что, по моему ощущению тоже, эта программа не вполне соответствует ценностям, установкам, идеологии «Домашнего». С другой стороны, что говорит опять же о некотором помрачении, потому что буквально в понедельник, на этой неделе, насколько я помню, на «Свободе» в эфире нашей коллеги Анны Качкаевой Роднянский как раз говорил, что надо расширять это пространство, я сейчас не помню точной цитаты, но, тем не менее, люди все-таки не только вышивают, едят, готовят, делают ремонт, режут салаты, лечат детей.

Ксения Ларина: Да, но и вообще иногда задумываются о смысле жизни.

Ирина Петровская: Даже если ты очень обустроил свое личное пространство, свою личную жизнь, все равно ты не можешь сидеть в своем доме, как в крепости, не высовываясь, потому что дети твои ходят в школу, по улицам ходят, а не дай бог, у них лица какие-нибудь не вполне славянские. В общество существует масса проблем, которые интересуют даже самых огламуренных людей, которым в общем, по большому счету, уже ничего не нужно, они могут жить в своем доме, и расширение этого жизненного пространства он декларировал именно как принцип телеканала «Домашний» в этом сезоне. Вот пожалте, не прошло и двух дней, и мы имеем то, что мы имеем. Конечно, эта история абсолютно повторяется, как говорят, вначале она случается как трагедия, а потом как фарс, вот это уже фарс, потому что до какой же степени, я даже не Роднянского сейчас имею в виду, за ним в данном случае только одна и очень серьезная, которая я думаю, разочарует очень многих людей, это то, что он не нашел в себе сил объяснить, что произошло хотя бы своим людям, его бы поняли, уверяю тебя, все знают, в каком мире мы живем.

Ксения Ларина: Своим людям это ты кого имеешь в виду?

Ирина Петровская: Я имею в виду Венедиктова и Сорокину.

Ксения Ларина: Т.е. ведущим передачи.

Ирина Петровская: Да, потому что они узнали это тоже через Интерфакс, какие там слухи.

Ксения Ларина: Никто не позвонил, не сказал. Люди готовятся к программе…

Ирина Петровская: И кто? Именно тот человек, который их пригласил, сосватал, который это все затеял. И это свидетельствует о том, что конечно, наверное, человек сейчас мучительно себя собирает по частям, думает, как это все…

Ксения Ларина: Но сказать нечего.

Ирина Петровская: Но своим-то говорится, ты пойми, все равно, это товарищеские и профессиональные отношения. Я думаю, что здесь бы его поняли, потому что мы представляем, в каком мире мы живем, но меня-то потрясает тот ужас, что ли, который испытываю люди, которые принимают такое вот решение, перед чем? Перед каналом «Домашний», с маленькой аудиторией, с небольшим охватом, и только лишь оттого, что увидели, услышали, почувствовали, что здесь может что-то такое просочиться, а что? А что просочиться? Люди что, не читают Интернет, газеты, да, не слушают то же самое радио, не выходят на улицу? Вот говорят, что сейчас чрезвычайно умные политтехнологи, которые заранее все чего-то конструируют, а мне кажется, что это просто идиоты, это дурацкий поступок. Это даже вызывает уже не ужас, а истерический смех.

Ксения Ларина: А вот смотри, Ир, есть еще одна версия, которую мне написал один из наших коллег, в Интернете – что это может вообще без звонка без всякого из кремлевской администрации, это решение могло быть принято на уровне акционеров канала, «СТС-Group», или как там называется, которые заключили контракт с Роднянским в том числе и с тем условием, что его продукция не будет касаться политики, что это как бы их позиция, я имею в виду «Альфа-Группу», которая является главным акционером «Домашнего» и «СТС». И когда они увидели, что это условие не выполняется. Вот допустим, они увидели программу про суд присяжных и подумали «Ага, это уже политика, ребята, давайте-ка мы пока с вами прикроем это дело». Но с другой стороны, это что в лоб что по лбу. Я думаю, блин, а что у нас не политика? Вот берем программу на социальные темы. Здравоохранение – политика? Политика. Настроения в обществе - политика? Политика. Основы православной культуры – политика? Политика. Шахтеры – политика? Да. Что еще? Культура? Политика, безусловно.

Ирина Петровская: Нет ну естественно, что куда ни повернуть тему программы, которая была заявлена «Совесть и богатство», понятное дело, что в любой момент это могло вырулить на Ходорковского, и по-другому быть не может.

Ксения Ларина: Даже если не на Ходорковского, а вообще на богатых и бедных.

Ирина Петровская: Ну согласись, что это дичь – как страус засунуть голову в песок, исключить это из публичного дискуссионного пространства и обсуждения и думать, что этого нет, что это никого не интересует, и оно само собой рассосется, правильно? Потом, я думаю, что Роднянский как нанятый менеджер наверняка согласовывал выход этой программы в эфир со своими владельцами, а поскольку владельцы тоже не вчера родились, то очевидно, что они какой-то риск все-таки допускали. Однозначно, уверенно, на 100% , что не сам Роднянский это сделал, он человек все-таки разумный.

Ксения Ларина: Если бы он так сделал, он бы откомментировал это в первую очередь.

Ирина Петровская: Это означает, в каком ужасе живут владельцы сегодняшних СМИ, вроде мы говорим, что государственные СМИ – это одно, и это плохо по большому счету, когда все подчинено государству, но частные СМИ – это какие-то условия и гарантии для существования свободной прессы и телевидения, но получается, что все одно и то же. Владельцы в данном случае действуют ведь себе в ущерб, он поступает как неумный хозяин, он не заводит корову, чтобы ее зарубить через две недели, купил телку – а через две недели она еще не дает молоко, большого количества литров, и тогда он решает, что надо немедленно ее съесть, потому что она, сволочь такая, не оправдала надежд, и еще и жрать просит. Это в любом случае неумно, это демонстрирует, и до какой степени владельцы – не владельцы и не хозяева, они абсолютно люди подчиненные, понятно, что людей такого рода очень легко сломить, лишь напомнив им о том, как они делали свой бизнес, все понятно.

Ксения Ларина: Все просто, все ходу отработаны.

Ирина Петровская: Хотя недавно совсем господин Сурков заявил, что цензура не в Кремле, а в самих хозяевах.

Ксения Ларина: Ну если вас лично зажимают, то вы так и разговариваете.

Ирина Петровская: Эта корпоративная этика, вот как у врачей, есть своя круговая порука – врачи предпочитают не комментировать ошибки своих коллег, и ты никогда не докопаешься, если ты не сильно влиятельный человек, отчего ты остался в результате калекой, потому что тебе скажут, что можно было и по-другому лечить, но вот так получилось. И здесь то же самое.

Ксения Ларина: То же самое и в армии, такая же круговая порука.

Ирина Петровская: И в армии тоже, и здесь тоже – такая вот корпоративная этика, солидарность, при которой получается, что трезвый нормальный человек слова не может сказать, потому что в этой корпорации так не принято, так как это наносит ущерб корпорации.

Ксения Ларина: Среди наших слушателей, не скажу, что многие, но есть замечательные люди, которые буквально подсказывают официальную версию закрытия программы «В круге света», не понимая, в чем смысл нашего сегодняшнего разговора. Еще раз хочу подчеркнуть, что мы не обсуждаем сейчас достоинства и недостатки программы «В круге света», и все темы, которые поднимают некоторые наши слушатели, что это слабая, неинтересная, унылая программа, пресная и правильно сделал, что закрыл, она не украшает канал, - это замечательно, вот я думаю, что воспользуются вашими подсказками господин Роднянский и те, кто принимал это решение. Вчера вспоминали буквально, как Лесин закрывал «ТВС», «по заявкам телезрителей», фактически так и было – по заявкам телезрителей канал был закрыт.

Ирина Петровская: Опять же, тут наверное, бесполезно что-либо комментировать, любая программа, даже не месяц должен пройти, чтобы она окончательно устоялась, чтобы ведущие себя почувствовали комфортно в студии, чтобы лицо более точно определилось. Я должна сказать, что если на первой неделе программа вызвала у меня достаточно прохладные ощущения, то как раз на второй неделе стало понятно, куда идет программа, и вот этот последний выпуск с Падвой и Чудаковой, хотя и предыдущий выпуск с Джигарханяном и Толстой тоже был…

Ксения Ларина: Опасным, они все опасные, все подозрительные.

Ирина Петровская: Ну, все так или иначе опасно, естественно.

Ксения Ларина: Да, такие люди приходят.

Ирина Петровская: Более того, я сейчас абстрагируюсь от Венедиктова как руководителя «Эха Москвы», это было приобретение эфирное в результате, потому что я подумала, что у нас давно уже тип ведущего такой – приглаженный, прилизанный, гламурный…

Ксения Ларина: В галстуке, в дорогом костюме.

Ирина Петровская: Правильный, с дорогим галстуком. Есть исключения, вот почему любят Леонтьева, хотя, конечно, совершенно с другим знаком, потому что в нем тоже есть некая такая расхристанность, и некоторая страстность, которую сегодня демонстрировать как-то неприлично, потому что все у нас такие вот теперь джентльмены – действительно, глазу не за что зацепиться. А тут появился живой человек, с горящим глазом, темпераментный, реагирующий. Естественно, любой другой канал, если б сейчас была нормальная ситуация, конкуренция, посмотрев на это, просто бы потянул бы к себе, потому что мало того, он еще и понимает во многом.

Ксения Ларина: О чем ты говоришь, вот мы как раз недавно обсуждали, что в другой стране, имея такую страстность и артистизм, которые присущи Алексею, можно было запросто сделать чуть ли не Лари Кинга, при грамотном продюсерстве, потому что есть все данные для этого у человека. Ну, я уже даже это не обсуждаю, тут быть бы живу, что называется.

Ирина Петровская: Нет, вот это просто реальный случай, когда я не успела написать программу, теперь придется исключительно эпитафию писать, как-то очень быстрый срок между стартом и финишем. Но вот уже на прошлой неделе газета «Газета», это написала Слава Торощина…

Ксения Ларина: А в «Еже» написала Лена Афанасьева.

Ирина Петровская: Это уже постфактум, уже в связи с закрытием, а она написала в начале недели, как раз после тех двух последних эфиров, что программа «живая», вот лучше не скажешь. Ну то есть теперь как, была живая, ну как…

Ксения Ларина: Она останется живой. Завершая нашу первую часть нашей программы, хочу сказать, дорогие друзья, что программа «В круге света», которая была готова к эфиру телевизионному и радийному, конечно же, будет сегодня в эфире в 20 часов, как ей и положено, и тема, которая была заявлена, будет обсуждаться – «Богатые и бедные», и будут те самые гости, которые были заявлены – Павел Астахов и Владимир Семаго, и будут те же самые ведущие.

Ирина Петровская: Более того, будет и телеэфир, но его, к сожалению, не все увидят, потому что это компания RTVI.

Ксения Ларина: Хорошо, мы пока на новости уходим, а потом возвращаемся в студию и обсуждаем другие какие-то темы телевизионные, с вашей подачи в том числе, уважаемые слушатели и зрители.

Новости

Ксения Ларина: Я напоминаю, что программа «В круге света» будет выходит, неизвестно, будет ли в дальнейшем, но сегодня на канале RTVI выходит, т.е. в телеэфире, т.е. по опыту «Особого мнения» вы поймете, что так ее можно посмотреть, но увы, на территории России ее мало кто смотрит, мне жалко, потому что жалко отдавать эту программу той аудитории.

Ирина Петровская: Конечно, в Америке и Израиле и так много подобных программ.

Ксения Ларина: Да даже дело не в этом, это настолько важная для нас передача, вот что обидно.

Ирина Петровская: В том-то и дело. Она важная, поэтому все эти вопли насчет скучная и неинтересная даже не стоит и обсуждать, программа еще не успела родиться, мы увидели только ее первые, вполне многообещающие телодвижения, и вот это они угадали, кто-то, неважно кто, угадал, что в этом есть дикая опасность, и именно за потенциал, потому что в любой момент… ну сейчас уже трудно себе представить, вот наши ребята на федеральных каналах основные, что бы ни случилось, они будут в свою дуду плюс прямого эфира практически нет, а здесь трудно представить, что что-то рвануло, а Сорокина и Венедиктов сидят и обсуждают тему, условно говоря, легковерны мы или нет, а в этот момент произошло что-то немыслимое, трудно представить, что они не обмолвятся об этом. Конечно, прямой эфир это угроза, если воспринимать как угрозу любое живое слово.

Ксения Ларина: Это как угроза в любом тоталитарном обществе, а мы в таком обществе и живем.

Ирина Петровская: Разумеется, о том и.речь.

Ксения Ларина: Что это за свобода такая?

Ксения Ларина: Нет, а самое главное, меня-то вот что потрясает, ведь все изменилось, ты закроешь – от тебя просто уйдут умные думающие люди, но они и ушли, это так и есть, это тенденция, которая набирает все больше ритма и темпа, что люди уходят от телевизора, поэтому если вы по-прежнему воспринимаете телевизор как электоральный ресурс, с помощью которого можно влиять или не влиять на кого-то, - не на кого уже влиять, там уже нет этого пространства, где собираются какие-то сознательные граждане, а на несознательных влиять – ну хорошо, получите вы свои запредельные рейтинги, когда будете куда-нибудь там избираться. И еще конечно время, потому что вот смотри. Я например смотрю, скажем, последнюю «Школу злословия», в понедельник была.

Ксения Ларина: Это уже новая?

Ирина Петровская: Новая, была Любовь Слиска, задавались очень жесткие вопросы – и по поводу однопартийной системы, которая сложилась у нас, и по поводу сервильной думы и сервильной «Единой России», и по поводу того, что как ни крути, а «Единая Россия» все получается как КПСС, со своей этой системой, только что еще надо ввести партсобрания в парт-ячейках и на производствах. Очень для нынешнего, опять же, я повторю, может раньше и намного более жесткие вопросы задавались бы, но достаточно жесткие вопросы и не принятые к обсуждению, но это час ночи, вот в час ночи, в такой вот резервации для ночных людей, которым некуда податься, можно на такие темы поговорить.

Ксения Ларина: Я тебе скажу еще одну вещь, но я на самом деле боюсь, я хотела одну программу привести в пример, но если я скажу, на каком это канале, не получится ли это донос.

Ирина Петровская: Ну а что, теперь мы будем говорить так «в одной программе на одном канале»?

Ксения Ларина: Я тебе клянусь, потому что они этого еще не увидели, но там гораздо больше опасностей, чем на канале «Домашний», поскольку это молодежная аудитория, это один из наших российских молодежных каналов, на котором буквально вчера после всех этих новостей, связанных с программой «В круге света», я щелкала по каналам и вот попала – прямой эфир, ток-шоу, посвященное проблемам сегодняшней армии, в котором принимала участие Валентина Мельникова…

Ирина Петровская: Да, которая, как сказали опять же Смирнова с Толстой, когда у них был Сванидзе в эфире, они просили его как члена Общественной палаты поспособствовать приглашению в эфир как раз Валентины Мельниковой.

Ксения Ларина: Вот слушай, Валентина Мельникова. С другой стороны, там молодые люди, которые являются кумирами очень многих своих сверстников на сегодняшний день – очень известный певец, очень известный радиоведущий, которые весьма, мягко скажу, нелицеприятно высказывались в адрес состояния нашей сегодняшней армии и говорили открытым текстом, что косили и будут косить и своего ребенка никогда не отдадут, пока такая армия будет. Это все было направлено на ту самую аудиторию, которая, сейчас нам кажется, ничем не интересуется, никакой политикой не интересуется, но я тебе скажу, что слава богу, что наше молодое поколение смотрит такие программы. И судя по тому, насколько был заинтересованный разговор, там и публика была естественно молодая, у меня было полное ощущение, что это передача из другой страны, потому что я смотрю все эти первые, вторые… первое, второе и компот, а здесь как будто это все в другой стране происходит, вот этой опасности они не чувствуют, что эти люди опасны по своей сути, они не знают, что такое несвобода, им это в голову не придет, сегодняшним молодым людям, они с этим родились.

Ирина Петровская: Это да, молодые-то люди родились, а да канала просто еще пока руки не доходят.

Ксения Ларина: Ты думаешь?

Ирина Петровская: Или же, вот когда программа «В круге света» возникла на канале «Домашний», я подумала, что это какая-то именно дальновидная история и политика, что все-таки где-то что-то появляется. Когда начинаются упреки, что все уже зачищено, кстати, Дуня Смирнова так прямым текстом и говорила, что все зачищено абсолютно, вся эта политическая поляна, так это позволяет им сказать, что там появляется, сям, что есть, конечно, столпы государственные, где они проводят свою государственную политику, а вот ту вот видите, вот у нас есть свобода, но даже на это ума не хватает, и дальновидности.

Ксения Ларина: Я тебе пример приведу, вот вчера тоже на меня позитивное впечатление произвело, если мы говорим о ведущих все прилизанных, которые выражаются исключительно на государственном языке, я сколько раз себя ловлю на той мысли, что мне интересна и очень нравится программа Ильи Колосова, которая идет на канале ТВЦ, «25-й час».

Ирина Петровская: Действительно, получается, что мы прям подсказываем, посмотрите в эту сторону.

Ксения Ларина: Очень умный парень, он абсолютно другой, судя по тому, как он разговаривает со своими гостями и какие сомнения он позволяет себе высказывать вслух.

Ирина Петровская: Да, вот вчера как раз я именно и видела тоже.

Ксения Ларина: Да? Вот скажи? Совсем другой он, и ты сразу смотришь.

Ирина Петровская: нет, а потом он осмысленный, понимаешь, сейчас все превратились в дикторов, независимо от того, как они называются, и ты прекрасно представляешь, что на самом деле у них суфлер, где все прописано до последнего слова, а в ухе мудрый политически грамотный редактор, который подсказывает реплики, а здесь совершенно видно, что человек думает, слушает, знает, о чем речь идет, т.е. он готов к разговору, и он совершенно адекватно, как нормальный человек, реагирует, и как думающий человек. Согласна совершенно, да.

Ксения Ларина: Еще вопрос у меня к тебе по поводу Соловьева, как тебе открытие сезона? Программа «К барьеру», посвященная, что меня совершенно поразило конечно же, что вдруг в финале программы «Сегодня» ведущий объявляет, что после этого будет программа «К барьеру», которая будет посвящена событию, произошедшему в этот день, - это убийство Андрея Козлова, и у меня закралась подленькая мысль, что…

Ирина Петровская: что неужели они в прямой эфир вышли?

Ксения Ларина: Нет, наоборот, что наверное вряд ли, как обычно Познер подводку записал, а программа может быть по теме просто совпала, по поводу бизнеса и криминала.

Ирина Петровская: Нет, это специально сделана была программа.

Ксения Ларина: Но потом смотрю – нет, Гудков, Хакамада, Соловьев говорили о событии, свершившемся в тот же день.

Ирина Петровская: Да, то есть это совершенно очевидно, что эта программа снималась как минимум часов в 12 дня. Я, безусловно, это тоже отметила, и тему обсуждения, и Хакамаду, которая тоже нечасто приглашается, страдая тем же недостатком, что и Мариэтта Чудакова и некоторые другие, - либеральными воззрениями. Не знаю, может, это тоже будет такая тенденция. Просто теперь все время думаешь, если что-то вышло, значит почему-то это разрешили, не может уже возникнуть такая мысль, что…

Ксения Ларина: Ну а почему? Может, Владимир Соловьев настолько смел, что он позволил себе поменять тему программы, а вдруг?

Ирина Петровская: Дело в том, что Владимир Соловьев может и смел, но такую смелость должны проявить и его руководители, это другая история, поэтому если здесь вот так вот совпало, то это можно поприветствовать, в конце концов, я даже за то, чтоб это была разрешенная гласность, ну потому что иначе, ну вымрем-не вымрем, но во всяком случае, доиграемся до мышей натуральных. Вот кто-то недавно сказал, когда смотришь телевизор, такое ощущение создается, что мы живем в Швейцарии, какой-то иной стране, где все абсолютно благополучно, что главное – чтобы наши звезды наконец-то научились кататься на коньках, поменьше травм получили, или обсуждали, как в нынешних, так называемых психологических ток-шоу, «мне врет жена», - действительно, невероятная проблема. Ну хорошо, это нужно обсуждать, но просто и на первом канале «мне врет жена», и на втором «мне врет жена», и на четвертом.

Ксения Ларина: А на четвертом врет муж.

Ирина Петровская: Или от меня ушел муж, или моя бабушка трансвестит. Это невозможно, это можно обсуждать, но… Даже если сравнишь со Швейцарией, а я была там в прошлом году на телевидении, и вот в этой крохотной Швейцарии, где ничего вроде бы не происходит, полноценное политическое вещание, а потом каждодневные, а в конце недели и итоговые политические ток-шоу с представительством по голосам, таким же, как у них в парламенте, или что там у них. Во всяком случае, та политическая жизнь, которая у них есть, она абсолютно адекватно представлена на их телевидении, и выходят проблемные программы, публицистические программы, а у нас публицистическая программа даже изъята уже из номинации на Тэффи, нету у нас публицистики, а в следующем году и «Журналистского расследования» наверняка не будет, тоже уже нечего расследовать.

Ксения Ларина: Почему, вон у нас есть эти, могу назвать, можно номинировать, Глеба Пьяных – чистой воды журналистское расследование.

Ирина Петровская: А мне кажется, что в этом году они на Тэффи представлены чуть ли не в номинации «Информационно-развлекательная программа», могу ошибиться, конечно, но по-моему да.

Ксения Ларина: Ну хорошо, что не детская. Давайте мы несколько звонков успеем послушать. Неля мне тут пишет: «Ксения, вы сейчас всех заложите», все, молчу, я же не сказала, какой канал.

Ирина Петровская: Послушайте, ну мы ж не в дырочку куда-то подглядываем, как раньше были такие эротические фотографии – приходили отцы семейства и в эту дырочку смотрели, бросали туда какой-то пятак или гривенник. Мы ж все-таки обсуждаем некую публичную историю.

Ксения Ларина: Но ты ж сама сказала, не до всего руки доходят, а тут с нашей помощью может и дойдут.

Ирина Петровская: Ну тогда у нас с тобой только один выход – обсуждать мою бабушку-трансвестита, а больше ничего, потому что мы так или иным образом докладываем «обратите внимание», «посмотрите, еще не все», «придите туда с газонокосилкой».

Ксения Ларина: Наши телефоны – 7839025, 7839026. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Валентина.

Ксения Ларина: Да, Валентина.

Слушатель: Ну что, поле зачистили, давайте мы в игры играть, большие споры вести с нашим любимым актером по Первому, жуть какая-то просто. Но Анны Прохоровой я так и не вижу.

Ирина Петровская: А она завтра.

Слушатель: Нет, не вижу.

Ирина Петровская: Как нет? Она абсолютно точно стоит в завтрашней программе в 21.00.

Ксения Ларина: Первый раз или уже была?

Ирина Петровская: Нет, не была. Премьера в воскресенье в 21.00, если конечно ничего не случится, кто знает.

Ксения Ларина: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте, я в прямом эфире?

Ирина Петровская: Абсолютно.

Слушатель: Мне очень приятно вас слушать, вы молодцы, женщины, вы лицо программы.

Ксения Ларина: Голос. Как вас зовут, простите?

Слушатель: Николай Иванович, я из Подмосковья. И вот сейчас вы знаете, это дикость, на Камчатке изобретают хлеб для бедных и не могут найти ему название, что искать? Назвать бы «блокадным». Второй момент…

Ксения Ларина: Николай Иванович, все, я вас отключаю, поскольку и то и другое скорее не наш формат, так скажем. Мы обсуждаем здесь телепрограммы, я так понимаю, что у вас наболело по многим поводам, я не знаю, куда обратиться. Ну может в программу «Без посредников», где Алексей Венедиктов приветствует любые темы, в том числе и с нашей жизнью, политической том числе, так что я думаю, там он с вами поговорит.

Ирина Петровская: В «Особом мнении» тоже.

Ксения Ларина: Алло, здравствуйте, как вас зовут?

Слушатель: Дмитрий. Я бы хотел сказать, что программы, которые у нас показывают по телевидению, достаточно интересны, и, прожив во Франции с 92-го, 94-го года, я был удивлен, что французское телевидение не дотягивает до уровня нашего российское, смотреть просто неинтересно, хотя темы все те же самые.

Ирина Петровская: А наше смотрите?

Слушатель: Смотрю иногда, когда нахожусь дома после работы.

Ксения Ларина: Ну а что смотрите?

Слушатель: В основном новости и какие-то фильмы, показывают вот прайм-тайм в 18.00 и в 21.00.

Ирина Петровская: Ну сериалы то есть, художественные фильмы?

Слушатель: Наверное, да.

Ирина Петровская: Дело в том, это тоже такая вот общая вещь, если даже абстрагироваться от политической дискуссионной составляющей, которая абсолютно исчезла, да, у нас немало достаточно интересных программ, хотя если мы посмотрим в процентном соотношении, я сейчас говорю не о новостях и не о публицистике, которой нет, повторюсь, то процентов 90, а то и больше, это лицензионные программы, которые выходят в разных странах, родились в разных странах, потом их покупают подряд много стран и с тем или иным успехом адаптируют. Да, у нас много программ, которые даже несмотря на то, что они заемные, сделаны неплохо, и благодаря профессионализму ведущих они очень симпатичны, тот же «Миллионер», например, он везде выходит, во всех странах, те же «Танцы со звездами». Своего очень мало, но иногда удается что-то сделать.

Ксения Ларина: «Что? Где? Когда?».

Ирина Петровская: Ну вот «Что? Где? Когда?» и «КВН», больше, собственно говоря, я ничего и не знаю на сегодняшний момент.

Ксения Ларина: Еще звонок. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Андрей. Хотел бы сказать, очень жаль, что «В круге света» закрывается на «Домашнем». Когда эта программа возникла на канале, у меня появилось такое ощущение, что канал «Домашний» и программа такого уровня совершенно несовместимы, и конечно, Алексею Алексеевичу с его авторитетом, хотелось бы пожелать с «ТВ-Центром» поработать попытаться. Вот сейчас этот ребрендинг идет, замечательное слово.

Ксения Ларина: Да, любимое занятие.

Слушатель: Любимое занятие и совершенно русское название, вот под это дело можно было бы подсуетиться и взять под крыло именно эту программу, по крайней мере, ума бы людям это прибавило, совершенно точно.

Ксения Ларина: Спасибо, Андрей. Я думаю, что услышало руководство «ТВЦ», ну а что касается Алексея, то он будет сегодня в шесть часов, можете на пейджер ему еще раз скинуть.

Ирина Петровская: Нет, ну проблема-то в чем – ведь не потому пошли Наташа и Алексей на канал «Домашний», что им так уж близки ценности этого канала, ну т.е. по-своему каждому близки темы воспитания детей, дом, жена, семья, и так далее, это общечеловеческие ценности и никто их не собирается их отрицать или отменять, но это было реальное предложение, и более того, Александр Роднянский всегда отдавал себе отчет в том, что он делает, и можно было себе представить, что со временем эта программа могла бы стать наряду с другими, мы уже говорили, что одно другого не отменяет, эти домашние ценности не отменяют, как тот же самый Александр Ефимович говорит, ответственности, что самая большая сейчас наша проблема, доставшаяся нам в наследство от советского времени, - мы не умеем брать на себя ответственность, воспитывать в себе ответственность, даже не говоря за страну, но даже за себя многие не могут ее нести, за своих близких, уж не говоря о чем-то более высоком и широком. И как раз это могло быть очень интересно, такой эксперимент – вот как эта прикормленная аудитория будет реагировать на то, что шире предыдущего, глубже, выше, не знаю, как угодно, того, что до этого ей предлагали, одно другого не исключает, не может человек, извините, Владимира Ильича Ленина процитирую, «жить в обществе и быть от него свободным», в какой бы стране он ни жил, и сели он не интересуется политикой, то она им заинтересуется и настигнет рано или поздно, и чтобы ориентироваться в пространстве...

Ксения Ларина: Но есть же безобидные вещи. Вот твои собаки, ты же с ними не говоришь о политике. Хотя у тебя тоже подозрительные люди бывают, тут недавно оказывается, у тебя Поляков был в гостях.

Ирина Петровская: Дело не в этом, был, да. Кстати, это действительно установка канала была – не приглашать политиков, а я в каких-то интервью говорила, что я с великим удовольствием пригласила бы к себе Владимира Владимировича Путина с его собакой-лабрадором, потому что общаясь с людьми, у которых есть животные, и сама, кстати, являя собой человека, у которого есть любимая собака, я знаю, как проявляет что-то в человеке животное, как человек меняется, как меняется его голос, выражение лица, вот у самых разных, я это наблюдала, приходит какой-нибудь угрюмый человек, закомплексованный, а у него на коленях любимая кошка, и он совершенно другой, он выпадает из собственного образа. Это не значит, что человек хороший. Когда я была поюнее, я думала, что если у человека есть животное и он к нему хорошо относится, то это признак, что человек хороший.

Ксения Ларина: Это Образцов пропагандировал эту идею.

Ирина Петровская: Ничего подобного. Вспомним, например, вопиющий случай – Гитлер, который любил свою овчарку, и более того, ее убил или застрелил вместе с любимой женщиной, то есть они у него были примерно на одном счету, или фотографию Владимир Ильич Ленин с кошкой Муркой, видно…

Ксения Ларина: С какой нежностью во взгляде он на нее смотрит.

Ирина Петровская: Да, намного меньше лучистости в его взоре, когда он с ходоками, или даже с детьми на елке в Сокольниках, а вот кошка Мурка да. Тем не менее на канале «Домашний» есть установка не звать политиков, вполне меня устраивает, когда приходят просто актеры, или Поляков – писатель, или просто кинологи, или какие-нибудь такие чудики со своими любимцами, но я с ужасом думаю, а вдруг какая-нибудь собака заговорит и скажет во время эфира «Путин», ну мало ли, вот у меня собака «мама» говорит, а может кто-то научил.

Ксения Ларина: А попугаев ты не принимаешь?

Ирина Петровская: Принимаю, у нас запись, понимаешь, любого попугая, который выкрикнет крамолу, всегда можно приструнить, мы знаем, что бывает с попугаями по анекдотам – в холодильник там сажают, и так далее. Поэтому человек никогда не застрахован от каких-то таких случайностей, но если мне, например, ставят такое условие, не приглашать в программу лабрадоров, потому что президенту неприятно, что у кого-то еще есть лабрадоры. Или не звать в программу собачек, которых зовут «Мишка», потому что кто-нибудь усмотрит в этом намек либо на Касьянова, либо на Ходорковского, ну тогда мы будем обсуждать этот вопрос. А так, да, для меня это род вышивания, потому что о серьезном у меня есть две площадки поговорить, а вот так вот, о нежном… кстати вот уж никогда не думала, что именно на этом канале когда-нибудь такая вот бомба бабахнет.

Ксения Ларина: Тут опять спрашивают про программу «На ночь глядя» и в связи с тем, что случилось с «В круге света», я все-таки надеюсь, что здесь выработали нормы корпоративной этики, выработали официальную версию, и что в связи с этим то, что я говорила, программа ушла на короткий тайм-аут, как мне объяснили, на ребрендинг. Ну что-то никаких нету известий, на следующей неделе ее пока нету.

Ирина Петровская: Знаешь, давай пока их тоже не будем пока ставить на эту… я думаю, что люди эфирные до такой степени зависимы от этого всего, что скорее всего они обладают той же информацией.

Ксения Ларина: Мы уже заканчиваем, все, к нам Нина Туркова пришла и говорит «Можете еще и поговорить, а я посижу, послушаю», но мы уже заканчиваем. Еще раз напомню, что программа «В круге света» выходит сегодня в радио-варианте и на канале RTVI, кто этот канал принимает, пожалуйста, можете там посмотреть.

Ирина Петровская: А остальные повторим и закольцуем «Тушите свет», как это ни печально.

Ксения Ларина: И еще напоминаю вам, что Алексей будет вашим гостем в прямом эфире «Эха» в 18.00, в программе «Без посредников». Я думаю, что наверняка там разговор на эту тему продолжится.

Ирина Петровская: Слушайте радио, все остальное – видимость.

Ксения Ларина: Пока, Ирина Петровская, спасибо.


Полный текст на сайте «Эха Москвы»


<<< на главную # <<< к другим публикациям # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта