# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. #
<<< на главную # к другим публикациям # карта сайта

Радио «Эхо Москвы»: Человек из телевизора, 9 сентября

Программа о телевидении и телепередачах с обозревателем газеты «Известия» Ириной Петровской
Суббота, 9 Сентября 2006 11.13 – 12.00. Ведущая - Ксения Ларина.


( ... )

Ксения Ларина: Я еще один вопрос задам Ирине, поскольку все равно вы об этом спросите. «В круге света». Поскольку мы же с тобой в субботу как раз выходили в день премьеры этого спектакля. «В круге света» - это совместное производство «Эха Москвы» и канала «Домашний». Еще раз напомню нашим слушателям, две передачи мы с вами видели на той неделе или слышали. Программа первая была посвящена школе: «Почему дети не любят школу». И в этой передаче, которую ведут Светлана Сорокина и Алексей Венедиктов, принимали участие Андрей Фурсенко и Маша Филиппенко. Вторая программа: «Почему мы не любим иностранцев, иностранцы не любят нас» с участием Владимира Меньшова и Виктора Ерофеева. И сразу можно анонсировать, сказать, что сегодня тема: «Почему мы так легковерны». Интересно, куда вырулит эта заявленная тема, поскольку она очень, масса трактовок может быть.

Ирина Петровская: Ну и герои интересные: Татьяна Толстая и Армен Джигарханян.

Ксения Ларина: Ну что можно сказать об этом продукте? Если говорить да, вот мое первое да в любом случае – прямой эфир. Это важная составляющая часть, что бы там кто ни говорили, это потрясающий эффект прямых звонков, участия аудитории в разговоре, интонаций сиюминутных сегодняшних, каких-то импровизаций, которые возникают здесь и сейчас. Это невероятно важно. И мне кажется, что нужно эту программу беречь чтобы она была в прямом эфире.

Ирина Петровская: А потом еще знаешь, что важно, вообще в контексте этих каналов, которые воспринимаются немного такими гламурными, облегченными, для домохозяек, условно говоря, очень важно, что появляются вдруг такого рода программы, выходящие за рамки вот этой домашней такой, я сейчас в кавычки беру это слово, «стряпни», и это говорит о том, что на канале понимают, что аудитория, даже если она сидит дома, любит готовить, шить, я не знаю, делать ремонты, но это не одноклеточные, им нужно что-то еще, потому что эта аудитория при всем при том читает еще что-то, смотрит еще что-то, помимо…

Ксения Ларина: Думает о том, что такое жизнь, что такое смысл жизни, смотрит на улицу вообще-то, выходит на нее иногда.

Ирина Петровская: Вот если эта программа выйдет немножечко за рамки прикладного такого, как в случае со школой она немножечко, как мне кажется, получилась скучноватая, а будет говорить о каких-то смыслах, сегодня важных, тогда она, мне кажется, состоится. Вообще еще она должна устаканиться, в какие-то такие рамки улечься. Но в любом случае довольно интересная. Все-таки это парное сочетание: Венедиктов и Сорокина. Может быть, чуть-чуть они со временем уточнят роли, чтобы не пересекаться. Понятно, что когда парное ведение, очень важно, чтобы у каждого было какое-то свое амплуа.

Ксения Ларина: Но они, по-моему, прекрасно по ролям расходятся, во-первых, в силу разницы характеров и какой-то своей эмоциональной отдачи.

Ирина Петровская: Нет, но просто пока еще это не очевидно, но если это вот будет очевидно и делаться специально, может быть, это как раз принесет пользу.

Ксения Ларина: Ну вот я все-таки хочу тогда сказать, что все-таки мне, в отличие от Ирины, показалось, что первая программа была более удачная (посвященная школе), потому что как раз там-то я понимала предмет разговора, и о чем они говорили: разбирались, что такое унижение в школе, которая испытывает ученик; или замечательный вопрос совершенно, по-моему, его задал Алексей Венедиктов Маше Филиппенко неожиданный, а вот вы, Маша, как учительница, унижали когда-то учеников. И она ответила тоже совершенно парадоксально, что парадокс в том, что учитель не всегда это понимает. Мне кажется, что нет. А на самом деле да, унизила. То есть это был очень человеческий разговор, очень профессиональных людей. учитывая, что и Алексей – учитель (в смысле, Венедиктов – учитель, а не Алексей Учитель – режиссер). Маша, Андрей и Света Сорокина, которая сказала.

Ирина Петровская: Андрей Фурсенко, министр.

Ксения Ларина: Андрей Александрович, да. Света Сорокина сказала, что у нее мама проработала больше 30 лет в школе учителем, поэтому здесь был очень заинтересованный очень понятный для меня разговор. И кстати, Андрей Александрович Фурсенко, которого я очень уважаю, он никогда не отказывается к нам приходить в эфир, и вроде бы мы давно уже встречались, много говорили, но для меня он опять открылся по-другому. Мне кажется, очень важный получился разговор. А вторая программа получилась (про иностранцев и русских) мне лично не очень внятной, потому что там не было стержня, не было предмета.

Ирина Петровская: Поэтому я и говорю, очень важно определиться все-таки, о чем будет эта программа: она будет о конкретных вещах, или она будет… Кстати, очень интересны эти разговоры, которые просто философские на заданную тему, как часто поступает например Виктор Ерофеев в своих программах в «Апокрифе», потому что темы берутся отнюдь не прикладные большей частью.

Ксения Ларина: Ну почему, там все равно, там к литературе привязано, как ни крути. Но все равно основа – это литература.

Ирина Петровская: Нет, литература часто не основа, литература как иллюстрация бывает, темы бывают самые разные.

Ксения Ларина: Это очень важно. У них там есть стенка, о которую они все время облокачиваются (в «Апокрифе»), это все равно программа, так или иначе связанная с писательством, с литературой, с вымыслом. Да?

Ирина Петровская: Да, короче говоря, мне кажется, что, в принципе, здесь в этой программе «В круге света» все будет зависеть еще конечно же от героев, конечно же от формулирования тем интересных и от героев, которые естественно либо будут большую часть успеха гарантировать, либо не будут. Все зависит в данном случае от личности. Но мне любопытно еще и в первую может быть очередь этот контекст канала, и как такая программа туда будет вписана и насколько.

Ксения Ларина: Хорошо, потому что то, что я уже на прошлой неделе, когда мы говорили про «Домашний», сказала про цикл программ, который с удовольствием сейчас пересматриваю, а я смотрю их впервые, не видела «Возвращения домой».

Ирина Петровская: Я многие из них тоже не видела, у меня даже подозрение, что не все они были в эфире.

Ксения Ларина: «Возвращение домой» мне очень понравилась программа с Ингеборгой Дапкунайте, с Пьехой в Польшу. Там много будет всего интересно.

Ирина Петровская: Маковецкий.

Ксения Ларина: А вот как раз мне кажется, «В круге света» и «Возвращение домой» - это программы, которые объединены. Они объединены человеческим фактором, неформальным отношением к теме, к героям, к картинке, к разговору, к слову. То есть это программы, которые сделаны с участием. Вот что важно.

Ирина Петровская: И атмосферные. Особенно вот эта первая. То есть не первая, а вторая, если говорить о том, в какой последовательности мы обсуждаем. Вот это «Возвращение домой», она очень атмосферная. Это такой редкий случай все-таки. Хотя понятно, что сама идея уже сама по себе предполагает эту атмосферность и совершенно иное проявление очень знакомых людей, которые все-таки в таком определенном панцире находятся, и вдруг они этот панцирь сбрасывают, оказываясь в своей школе и в своем дворе.

Ксения Ларина: И глаза восторженные, да?

Ирина Петровская: Да, совершено другие какие-то люди. Иногда даже, как с Маковецким было ощущение, что он моложе просто стал реально на твоих глазах.

( ... )


Полный текст на сайте «Эха Москвы»


<<< на главную # <<< к другим публикациям # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта