<<< на главную # к другим публикациям # карта сайта
# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. #

Назад от свободы к послушной пропаганде

Financial Times, 27 июня 2006 Аркадий Островский


Светлана Сорокина, одна из самых популярных российских телеведущих, в один из июньских дней прошлого года спокойно ушла из студии – и с этой работы. Она говорит, что добровольно ушла с государственного Первого канала. Однако ее решение многое говорит о настоящем положении дел в российских средствах массовой информации.
Начав свою 20-летнюю карьеру в эпоху перестройки Михаила Горбачева, Сорокина видела все: первоначальную эйфорию и энергию, пришедшую с первыми ростками свободной прессы в начале 1990-х, конверсию этой энергии в высокие зарплаты и звездные статусы, фаустовскую сделку между журналистами и олигархами, переход частного канала НТВ к Кремлю в 2001 году и постепенное подавление свободы прессы.

Когда весной 2003 года она предложила идею политического ток-шоу под названием "Основной инстинкт", ей пообещали, что шоу будет идти в прямом эфире и никаких вмешательств со стороны руководства канала не будет.

Уже к осени программа шла в записи. "Запись всегда предполагает возможность редактирования, а это значит, что акценты могут быть смещены", – говорит она. Некоторые темы были табу, в том числе конфликт в Чечне и развал нефтяной компании ЮКОС. Были неписаные "черные списки" нежелательных гостей.

В конце программы, посвященной воинскому призыву, Сорокина, обращаясь к аудитории, сказала: "Мы хотим построить сильную армию – прекрасно. Но как я счастлива, что у меня дочь, а не сын". Эта ее завершающая реплика была вычеркнута из окончательной версии передачи. Когда она спросила редактора, кто ему велел это сделать, он ответил: "Зачем ждать, когда скажут?"

Самоцензура и коммерческие императивы стали так же важны, как прямое вмешательство Кремля для послушной машины пропаганды. Этот процесс начался задолго до прихода к власти президента Владимира Путина. В 1996 году телеканалы, контролируемые олигархами, стали рупорами Кремля, чтобы обеспечить сохранение президентской должности их патрону Борису Ельцину. Теперь телевидение – основной инструмент "управляемой демократии" Путина.

Два основных канала контролируются Кремлем. НТВ находится в руках "Газпрома", государственной газовой монополии. Выпуски новостей полностью посвящены Путину. Ирина Петровская, телевизионный критик, говорит, что он предстает "мудрым лидером и высшим судией – единственным человеком, который может все наладить".

Либеральный журналист Михаил Леонтьев, который теперь поддерживает Кремль (регулярно нападая на Грузию и Украину в своих комментариях в конце выпуска новостей на Первом канале), говорит: "Голос за кадром, картинка, редактирование – все это делает телевидение идеальным инструментом пропаганды".

Алексей Пушков, в прошлом спичрайтер Горбачева, а теперь верный сторонник Путина, ведущий программу на канале, контролируемом мэрией Москвы, говорит, что его работа – "продвигать национальные интересы России, как я их понимаю". Он хочет увидеть восстановление России в роли мировой державы, национальную консолидацию и более жесткий подход к некоторым соседям. Он говорит: "Если Россия не воспрянет как великая держава, она может рухнуть".

Однако сегодняшняя пропаганда сильно отличается от советской. Тогда телевидение было инструментом поддержания идеологии. Теперь цель проще – поддерживать Кремль и его корпоративные интересы. Это было продемонстрировано в январе, когда все каналы вели информационную войну против Украины в ходе ее диспута с "Газпромом". Вчера информационные программы оживленно рекламировали размещение акций государственной нефтяной компании "Роснефть".

Визуально российское телевидение также отличается от своего советского предшественника: реклама, телесериалы, программы о кулинарии и шоу про милицейские рейды похожи на западные аналоги.

В обмен на политическую лояльность каналы получат свободу в том, что касается развлечений. "С одной стороны налицо тотальный государственный контроль в информационных программах. С другой, совершенно бесконтрольно демонстрируется насилие, а секс несовершеннолетних открыто обсуждается в прайм-тайм", – говорит Петровская.

Робеющие перед критикой в адрес политиков, ток-шоу не смущаясь обсуждают личную жизнь простых людей. "В России не свобода слова, а свобода крика и вопля", – горько замечает Петровская.

Та же тенденция просматривается в печатной прессе. В прошлом году "Газпром" приобрел газету "Известия", которая была одной из самых сбалансированных. Вскоре прокремлевская редакторская политика просочилась на страницы газеты.

Некоторые издания, такие как "Коммерсант", "Ведомости", частично принадлежащие The Wall Street Journal и Financial Times, сохранили свою независимость. Однако в Московском центре Карнеги считают, что у них ограниченный охват аудитории, и, в отсутствие демократических институтов, они не могут выступать в качестве контроля над правительством.

Многие независимые журналисты, ушедшие с телевидения, нашли прибежище на радиостанции "Эхо Москвы", где сейчас работает и Сорокина, и на интернет-сайтах, которые стали основным источником информации для интересующихся политикой россиян.

Владимир Корсунский, редактор ведущего политического сайта Grani.ru, говорит, что его сайт посещают 35 тысяч человек в день. Он считает, что большинство из них – образованные люди и бизнесмены в возрасте от 25 до 50 лет. "Это люди, которые думают, что Россия не супердержава и не изолированный осажденный замок, а нормальная страна, являющаяся частью цивилизованного мира".


страница на сайте InoPressa.ru

 


<<< на главную # <<< к другим публикациям # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта