<<< на главную # к другим публикациям # карта сайта
# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. #

ТЕЛЕМАНИЯ СВЕТЛАНЫ СОРОКИНОЙ

"Северный курьер", 11 октября 2000 года, среда, № 194 (23760)

Александр МЕЛЬМАН ("МК")

 

… Больше десяти лет она пашет на ТВ как вол и остановиться уже не может. У нее нет детей, личная жизнь, друзья — все наперекосяк. Зато в телевизоре она звезда... И этому отдано всё.

13 мая 1991 года в день открытия Российского телевидения она открывала "Вести". Проработала шесть с половиной лет. Уходили одни ведущие, приходили другие, различные звёзды отправлялись в загранкомандировки, а Сорокина как часы выходила в эфир. Ее сверхуверенность — это маска, она всегда комплексовала. Комплексует и до сих пор. Поначалу она казалась себе в эфире неестественной, тяжеловесной, не в материале.

В Москву из Питера её пригласил Олег Добродеев — уже тогда авторитет в информвещании. Медовый месяц с "Вестями" длился полгода. Все друг с другом были запанибрата, можно было спокойно прийти к председателю компании Олегу Попцову, поругаться, поплакаться, выпить вместе. Дальше начались суровые будни государственного ТВ. Статус поменялся, но Сорокина меняться не собиралась. Вместо телеромантиков первой волны приходили совсем другие люди. В 96-м году непредсказуемого Попцова под выборы сменил Эдуард Сагалаев. Шла первая чеченская война. Сагалаев был призван для того, чтобы правильно её показывать. Но у Сорокиной были свои "Вести", и никто не был указ. Грозный, Самашки, хриплые голоса военных корреспондентов — все это без купюр. Сагалаев вызывал её на ковер и строго ставил на вид. Но, говорят, к Сорокиной благоволил Ельцин, и она была непотопляемой. Когда началась предвыборная гонка, ей указывали: "Нужно показывать только одного Зюганова, чтобы народа рядом с ним не было". Или: женщины дарят тому же Зюганову цветы. "Цветы убрать". Сорокина так ни разу и не подчинилась. Тогда ею занялся новый "главный информатор" Эдуард Гиндилеев, выходец из КГБ. Он ввёл в "Вестях" новую должность — ответственный за вёрстку. Посторонние дяди следили "как бы чего не вышло". Сорокина выбрасывала их бумаги в туалет. По распоряжению Гиндилеева снимались все острые моменты, но Сорокина в последнюю минуту умудрялась ставить их вновь. С тех пор отношения с Гиндилеевым стали враждебными. Они жили по соседству на улице "Правды". И Света часто видела, как Гиндилеев вышагивает пешком на работу в моднейшем белом плаще. Ее "женской" мечтой тогда было подкараулить Гиндилеева у лужи и при помощи своего авто обрызгать грязью.

Дальше на хозяйство ВГТРК пришел Николай Сванидзе — друг и коллега. Сванидзе начинал когда-то работать комментатором именно в "Вестях". "Княжеский голос" — восхищались журналисты. В сюжете о том, как государство нашло деньги на реконструкцию заброшенного музея, должен был выступить уважаемый работник искусств и от всего сердца поблагодарить "любимую партию и правительство". Сорокина сразу просекла, что это заказуха, и отказалась давать сюжет в эфир. Теперь уже на ковер ее вызвал Сванидзе и объявил строгий выговор. "Получишь второй — отстраню от эфира!" — по-товарищески пообещал он. Так оно и вышло. Во время очередной войны с Березовским Сорокина должна была прочитать его биографические данные. Фразу "известный математик" ей читать запретили. Она опять взбрыкнула и была уволена. "Ну что же вы, Светочка, сказали бы "известный арифметик", вас бы простили", сказал ей тогда Григорий Явлинский.

На юбилей "Вестей" Сорокина подарила своему шефу керамическую статуэтку "Лев задирает зайца" с надписью: "Сванидзе объясняет Сорокиной принципы информационного вещания". Николай Карлович долго смеялся. Но Сорокиной было уже не до смеха — она ушла на НТВ. "Ты меня еще благодарить будешь", вдогонку заметил Сванидзе. И действительно, Сорокина выиграла и в деньгах, и в имидже: из чтеца новостей, эмоционально вращающего глазами, она превратилась в солидную теледиву, способную "раскрутить" любого. Наверное, все помнят, как на первом эфире в "Герое дня" она сказала Явлинскому: "У меня сегодня дебют, так что не судите строго, а лучше помогите". Она сразу отказалась от "консервов" — заранее заготовленных интервью на случай отсутствия "героя дня". Сами герои чаще всего определялись ближе к вечеру. Самым страшным испытанием для нее был Чубайс. Она его просто боялась: жесткого, умного, рыжего приватизатора. Но тот оказался вполне адекватным, прекрасно говорящим по-русски и понимающим юмор. Жириновский как-то пришел в студию весьма возбужденным, и Света сказала: "У меня приличная программа, я приличная женщина, так что ведите себя хорошо и выбирайте выражения". И как только она видела, что Вольфыч хочет ругнуться, хмурила брови, и тот сразу все понимал. А после эфира сказал: "Все. День прошел зря". Лебедь отличился тем, что скабрезно пробасил: "Каждый всё понимает в меру своей испорченности". Сорокина сделала вид, что обиделась. И тогда Лебедь... покраснел. "Живой!" — подумала она. Лебедь прекрасно умеет рассказывать анекдоты, но сплошь армейские. А самый неприличный она услышала после эфира из уст виртуоза русского языка Черномырдина.

Сейчас Сорокина тянет новый воз — "Глас народа". Получается не всегда. Ей пока не хватает дипломатичности, строгости и умения разводить собеседников. Борьба интересов для неё — вообще темный лес. В одной из программ она прилюдно согласилась взять акции Березовского. В другой Альфред Кох не всплакнул от лирической репризы гендиректора НТВ Киселева, а выдал ему про "публичный дом" по полной программе.

Сейчас на ТВ о своей репутации мало кто беспокоится. Репутация Сорокиной — это дополнительный груз, который она взвалила на себя и тянет на ТВ уже почти 15 лет.


<<< на главную # <<< к другим публикациям # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта