<<< на главную # <<< «Ничего личного» # карта сайта
# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. #

рубрикатор: кино

НИЧЕГО ЛИЧНОГО.
2002.10.19. ТВС
КАКОЙ МИР СОЗДАЮТ НАШИ КИНЕМАТОГРАФИСТЫ?


Светлана: Здравствуйте, в эфире программа «Ничего личного». Опять суббота, все отмеренные жизнью события недели уже произошли, а значит, можно остановиться, оглянуться, выбрать наиболее важное — и поговорить об этом. Как всегда, вначале я напомню вам о главных событиях недели. О них мы узнавали из выпусков новостей.

 

В.Кара-Мурза: Против президента Украины Леонида Кучмы возбуждено уголовное дело сразу по одиннадцати статьям. Во вторник апелляционный суд Киева предъявил главе государства обвинение в коррупции, превышении служебных полномочий, нарушении тайны телефонных разговоров и других преступлениях.

Светлана: Это первый случай, когда уголовному преследованию подвергается действующий президент одной из стран СНГ. Ну, на самом деле решение судьи вряд ли будет означать начало настоящего уголовного дела, поскольку по закону преследование возможно только после импичмента.

 

М.Осокин: Две крупные катастрофы произошли на этой неделе в России. Во вторник сразу после старта с космодрома Плесецк взорвалась ракета «Союз». В результате катастрофы погиб один военнослужащий, восемь получили травмы. На следующий день на территории арсенала Тихоокеанского флота в пригороде Владивостока взорвались 12 вагонов с артиллерийскими снарядами. Спустя несколько часов пожар потушили; как сообщается, пострадавших нет.

Светлана: Десять лет назад во время пожара на этом арсенале погиб человек, а несколько получили ранения, и ещё спустя несколько лет дети подрывались на снарядах, разбросанных в этом районе. власти Владивостока давно просят руководство Тихоокеанского флота перенести арсенал в другое, безопасное для гражданского населения место, но денег на это никак не найдётся.

 

Е.Листова: В пятницу в Москве был убит губернатор Магаданской области Валентин Цветков. Выстрелы раздались около 9 часов утра на Новом Арбате, возле московского представительства области. президент путин поручил Генеральной прокуратуре и МВД взять расследование этого преступления под особый контроль.

Светлана: Напомню, что убийство произошло утром, в самом центре Москвы, и только по счастливой случайности не пострадал никто из прохожих. Похоже, скоро нам придётся передвигаться по улицам зигзагами — так примерно, как советуют столичным жителям Америки их полицейские. Примерно две недели в Вашингтоне не могут изловить снайпера-убийцу. Кстати, кинокомпания «ХХ век-Фокс» вынуждена была в связи с этим даже отменить премьеру нового фильма, где герой — преступник-снайпер. И ещё об одном событии сообщали журналисты на этой неделе: в разных странах мира проходит отбор фильмов для участия в борьбе за самую престижную кинопремию мира в номинации «Лучший иностранный фильм».

 

А.Белькевич: Фильм Андрея Кончаловского «Дом дураков» выдвинут на премию американской киноакадемии «Оскар» 2002 года. Такое решение было принято в четверг на заседании Российской национальной академии киноискусства. За «Дом дураков» проголосовали 11 из 14 членов оскаровской комиссии.

Светлана: Голосование было тайным. Известно только, что Элем Климов проголосовал за картину Александра Рогожкина «Кукушка», больше — никто, хотя до последнего момента именно фильм «Кукушка» считался фаворитом в этом состязании. Хотя насчёт последнего момента — это я, конечно, погорячилась. Срочно организованная в Петербурге премьера другой ленты, изменения в составе комиссии по выдвижению… Злые языки тут же заговорили о «семейном административном ресурсе», хотя другие, не менее злые языки сказали, что ресурс этот задействован неочевидно. У фильма Кончаловского «Дом дураков» не так уж много шансов на победу, а значит, Никита Михалков может ещё долго оставаться последним российским лауреатом «Оскара».

 

досье (таблица; голос за кадром)

 

1942: "Разгром немеуких войск под москвой" - полнометражный документальный фильм. Режиссёры: Леонид Варламов и Илья Ковалин.

1975: "Дерсу Узала" - советско-японский художественный фильм по повести владимира Арсеньева. Режиссёр: Акира Куросава. В главной роли: Юрий Соломин.

1944: "Радуга" - фильм о подвигах украинских партизан. Режиссёр: Марк Донской. В главной роли - Наталья Ужеий.

1980: "Москва слезам не верит" - классическая советская мелодрама. Режиссёр: Владимир Меньшов. В ролях: Вера Алентова, Алексей Баталов, Ирина Муравьёва, Олег Табаков.

1968: "Война и мир" - экранизация романа Льва Толстого. Режиссёр: Сергей Бондарчук. В ролях: Владимир Гардин, Людмила Савельева, Сергей Бондарчук, Вячеслав Тихонов.

1994: "Утомлённые солнцем" - фильм о 30-х годах в СССР. Режиссёр и исполнитель главной роли: Никита Михалков. В ролях: Олег Меньшиков, Ингеборга Дапкунайте.

 

1942 год. В документальном фильме «Разгром немецких войск под Москвой» были использованы материалы, снятые лучшими советскими фронтовыми операторами. В 1942 году фильм получил первого в истории советского кино «Оскара», и режиссёры Леонид Варламов и Илья Копалин отдали статуэтку на нужды фронта.

1944 год. «Радуга», фильм о подвигах украинских партизан. Режиссёр Марк Донской. Актриса Наталья Ужий сыграла роль героини-подпольщицы, которая не выдаёт товарищей под пытками фашистов.

Киноэпопею Сергея Бондарчука «Война и мир» только в 1966 году посмотрели 58 миллионов советских зрителей. В картине снимались 120 000 солдат-статистов; для съёмок был специально создан казачий полк, а смета фильма составила восемнадцать миллионов рублей.

1975 год. Советско-японский фильм «Дерсу Узала» по повести Владимира Арсеньева. Режиссёр — Акиро Куросава, в роли русского этнографа и путешественника — Юрий Соломин.

1980 год. «Москва слезам не верит», классическая советская мелодрама. Режиссёр — Владимир Меньшов. В фильме снялись Вера Алентова, Алексей Баталов, Ирина Муравьёва, Олег Табаков.

1994 год. «Утомлённые солнцем», фильм о 30-х годах в СССР. Режиссёр и исполнитель главной роли — Никита Михалков. В фильме снялись Олег Меньшиков, Ингеборга Дапкунайте, а также дочь Михалкова Надя.

 

Светлана: А что, собственно, меняют в судьбе фильма награды, даже такие престижные, как «Оскар»? Вот многие считают, что практически ничего — ну, кроме отменной приятности признания твоих заслуг. Но творцы, которые получили в течение своей жизни многие награды, имеют право относиться к церемонии награждения иронически-легкомысленно.

 

А.Михалков-Кончаловский: Ну, вообще награды фестивальные — они … как говорится, я приветствую любое решение жюри, потому что оно необъективно. Оно не может быть объективным, поэтому никогда нельзя сказать, какая картина лучше, это неправда, это невозможно. Настроение … там масса вещей, поэтому это такая чистая рулетка — раз, во-вторых… я думаю, что эти награды — они как бы …снижают ощущение ребёнка, который пришёл домой, и ему тоже конфета осталась со стола, такое — ой, и мне досталось!

 

Светлана: Эти слова Кончаловский произнёс в самом начале нашего с ним разговора, когда не было известно результатов, комиссия ещё только подводила итоги голосования. Но сегодня уже хорошо известно, что Россия будет представлена в Голливуде фильмом Кончаловского «Дом дураков». У нас в стране фильм этот видело ещё очень мало зрителей, но в каком-то смысле именно по этой картине заокеанский зритель будет судить о нас с вами, о нашей жизни.

 

А.Михалков-Кончаловский: Фазиль Искандер сказал фразу одну, и она меня убила точно, потому что вот картина про это… Он сказал: «Человек, бедный головой, очень часто бывает богат сердцем». Вот мои люди кто! Это люди, которые не совсем, может быть, понимают, о чём идёт …жизнь, они не совсем понимают, что хорошо, что плохо, но внутри, сердцем, точно знают, что плохо, что хорошо…

Светлана: Андрей Сергеич, пугающее определение России — на голову больные, в сердце зато хорошие…

А.Михалков-Кончаловский: Почему… почему России? Вы всё время делаете какой-то… как будто я делаю… делаю фильм о России? Я не делаю фильм о России, почему это о России?

Светлана: Напрашивается… уж очень напрашивается.

А.Михалков-Кончаловский: Там у меня ев… Вы не видели картину. У меня армяне там, евреи, татары в этом… все сумас.. У меня полный… у меня полный набор, там лига наций…

Светлана: Как наша многонациональная страна!

А.Михалков-Кончаловский: Там лига наций, свои диссиденты там есть, борьба за власть, это всё — но это не Россия, в этом смысле… нет, там нет ощущения такого. Я должен, может быть, сказать по-другому — что есть метафора, если метафора есть… Что если «Полёт над гнездом кукушки»… если «Полёт над гнездом кукушки» — это была метафора прошлого века, когда человек бежал на свободу…

Светлана: …то теперь — из свободы.

А.Михалков-Кончаловский: …то сейчас, пожалуй, так изменился мир, что может быть, скорее, сумасшедший дом — там, где свобода. Может быть, поменьше свободы надо… чтобы всё было нормально.

 

Светлана: Сегодня у меня не будет собеседника в студии, но разговор состоится, и вести его будут два известнейших кинематографических персонажа, люди разных поколений. Как вы поняли, один из них — режиссёр Андрей Кончаловский, а другой — молодой актёр, герой нашумевшего сериала «Бригада» Сергей Безруков. Сергей ещё не получал крупных кинематографических международных наград, но наблюдения за чужими успехами привели его к мысли, что мы всё-таки чужие на этом мировом празднике жизни. Тушуемся, что ли?

 

С.Безруков: Мы хотим показать, что мы… мы тоже есть, но вот это ощущение бедных родственников так или иначе не покидает меня. Даже когда выходят на сцену наши именитые, наши солидные, в величии которых мы не сомневаемся, но когда они выходят там на сцену … какое-то ощущение того, что мы… Даже хочется посмотреть на лица этих американцев — у меня такое ощущение, что они смотрят и — а это чё такое? …откуда это? …оссподи… а это понятно, а это-то кто пошёл? Вот это ощущение — это обидное ощущение. Обидно, что нас не воспринимают там, не принимают нас за людей и относятся к нам, как… ну, что-то там откуда-то издалека, такой бедный родственник, такой абсолютно из провинции приехал, завёлся — (изображая деревенщину) ну, я пошёл! — ну, иди-иди, милый, иди, иди, всё, не возвращайся больше… Вот это обидное такое чувство гордости такое… (шумно вдыхает и выдыхает) …небольшое, маленькое унижение. Я никогда не получал «Оскара». Может быть, когда я буду получать «Оскара», я забуду о том, что я сейчас говорил, и у меня будет такой же щенячий восторг, как у тех, которые получают там, когда они забывают всё, и вот эта феерия счастья может захлестнуть вообще все эмоции какое-то чувство гордости, и ты будешь говорить — (пискляво пародирует) сенк ю, о, сенк ю, оуу… — слёзы на глазах, и забудешь о том, что ты когда-то говорил — но вот сейчас у меня такое ощущение, что вот немножко мы чуть-чуть … реверанс, книксен, что — (жестикулирует) йес! — но всё равно — «йес!», хе — немножко под себя «йес»… не «Йес!» — немножко под себя чуть-чуть… Вот это вот ощущение — немножко обидно.

 

Светлана: И Андрей Кончаловский, и Сергей Безруков уверены, что главная награда — это признание публики. А кого сегодня признаёт наша публика? Кто он — герой нашего времени? Какое кино мы любим? И остаётся ли кино важнейшим из искусств — в смысле влияния? Обо всём этом — сразу после рекламы.

 

реклама

 

Светлана: И я вновь приветствую вас в программе «Ничего личного». С моими виртуальными сегодняшними собеседниками — Андреем Кончаловским и Сергеем Безруковым — мы говорим о кино и не только о нём. А вы лично какое кино любите? Вот готова поспорить, что даже если вы сильно ругаете многочисленные российские боевики, вы всё равно их смотрите. Иначе чем объяснить сумасшедшую популярность тех же «Ментов» или «Бригады»? У Кончаловского своё, технологическое объяснение засилья гангстерского кино на российском экране.

 

А.Михалков-Кончаловский: Просто делается. Давай лепить: так, этого убили… так, кто убил? …так, там пошла сцена уже — ты знала? — он был в кабинете, ты слышала его голос?.. Это пишется просто, быстро и — дёшево. А у нас, слава богу, хоть профессия появилась, раньше-то вообще невозможно было снимать, сейчас появилась профессия. Это ж видно, они сделаны, сбито там всё… Ну, уже понятно — этот плохой, хороший, с хриплым голосом, потом там дядька приходит с золотым кольцом, из мерседеса вылезает, весь в гуччи… Уже всё… всё понятно, поехали. Но это нормально. Вообще посредственности должно быть много, иначе бы она была редкостью. Талантов всегда меньше, чем посредственных людей, это естественно. Поэтому чего ругаться? Это хорошо, что это хоть есть! Появились профессионалы, они хотя бы знают — как, но они не знают — про что. Ну, так и должно быть, профессионалы никогда не знают — про что…

 

Светлана: Моралисты бьют тревогу: на экранах рекой льётся кровь, граница дозволенного становится всё неопределённее. Момент выпадения из культуры, как говорил философ. Из всех протекающих в обществе процессов, наверное, страшнее всего инфляция эмоций и девальвация образов. Нынешнему герою, чтобы стать кумиром, совсем не обязательно обладать хоть какими-то моральными качествами. Истоки нынешней популярности — совсем в другом.

 

А.Михалков-Кончаловский: Кто тут был суперзвезда 500 лет назад? Кто знал вс… Кого знали все? Христа, Будду, Магомета. Это были суперзвёзды. Веками эти суперзвёзды творили свой образ. Через человеческие поколения, своими деяниями. Это устоявшиеся образы.

Светлана: …и легендами об этих деяниях.

А.Михалков-Кончаловский: Да, но… нет, но это миф! Это рождалось внутри, внутри поколения, внутри культуры. Потом появились средства массовой информации первые, появился Лев Толстой, но он тоже… Это была заслуженная слава. Рахманинов был, Шаляпин был — суперзвезда, но гений, да? Сегодня суперзвездой — правильное дело, хочу сказать — может стать любой… правильно будет, как говорится, это такое ужасное слово, пошлое…

Светлана: …раскрученный.

А.Михалков-Кончаловский: …раскрученный, да. Поэтому изменился… всё отношение человека к известности, к своей и к чужой — изменилось, этот средний человек…

Светлана: Соотношение заслуги и известности изменилось…

А.Михалков-Кончаловский: Да, изменилось. Мы понимаем, что это незаслуженно, но тем не менее попадаем под обаяние там, они — ууу, [нрзб], понимаете, все летят… Через пятнадцать лет её никто не будет знать, но Шаляпина до сих пор помнят…

 

С.Безруков: Страна сходит с ума, видят, допустим, узнают меня на улице там и говорят — Саша Белый, Саша Белый, и сходят с ума — Саша Белый, вот это герой! Может быть, я скажу сейчас, эээ, ну, может быть, банальную глупость, но сейчас… сейчас очень хотят видеть сильного героя. Не то чтоб все хотели доказать, что, допустим, героем сейчас является бандит Саша Белый, да нет! Ну так совпало, что просто кино хорошее, а там уже неважно, кто герой. Ну вот оказался герой бандит… на героя равняются…. Я понимаю, о чём они говорят и… опасность, которую они высказывают и чего они боятся — что все будут, особенно молодёжь, пытаться подражать моему герою… Не знаю… Я на это тогда даже, когда ещё снимался, я не мог на это ответить.

 

А.Михалков-Кончаловский: Вообще кино… вообще, искусство не играет никой роли в жизни…

Светлана: …только отражает?

А.Михалков-Кончаловский: …кроме развлечений, в принципе. Оно ничего не может изменить, за исключением тех случаев… понимаете… Мессии — мессии приходили и до Христа, но они… их не распознали. Общество было готово к появлению Мессии, было… зрело всё. Вот когда бывает всё зрело, потом приходит один, говорит — давай, пошли! — и все побежали. И всё разрушили. Но… надо время. Ведь бывают такие картины, которые могут сделать феноменальный переворот в умах, но не они делают переворот, а общество, или там сознание — оно готово уже, понимаете, оно готово! Когда падает зерно в такую благотворную почву — оно прорастает. Но я не… не верю в такую, знаете, «высокую миссию искусства»…

 

Светлана: И всё же, если говорить о массовой культуре, о голливудском кино в частности, то нельзя недооценивать его влияния как внутри страны, так и за её пределами. Но, впрочем, я в Америке не жила, в Голливуде не работала, в отличие от того же Андрея Сергеича. Но что примечательно — человек, чья картина поедет бороться за главный голливудский приз, довольно скептически относится как к продукции современной «фабрики грёз», так и к идеологии американской в целом.

 

А.Михалков-Кончаловский: Голливуд создаёт в мире образ идиотского мира, где всё легко — надо просто набить морду врагу, где всё, в принципе, поверхностно, где проблемы надуманны. Реальные проблемы американских людей там не отмечаются. Реальные проблемы, я не знаю — ожирение ли это, или это, понимаете, незнание мира, или эта абсолютная уверенность, что они единственные правы, понимаете… Ведь американский… американская драма на сегодняшний день — то, что это единственная идеология после марксизма, где нельзя сомневаться. Американцы не сомневаются, они знают точно, что хорошо, что плохо, американский образ жизни — лучший, и когда Джордж Буш со всей высоты своего философского понимания жизни говорит там Цзянь Цземину … или там кто сейчас этот самый… да, Цзянь Цземин… — Цзянь Цземин, американская история… понимаете, человек сидит в Пекине, и говорит — американская история показала, что терпимость к инакомыслящим и к другим религиям ведёт к процветанию государства…

Светлана: … а у этого за плечами…

А.Михалков-Кончаловский: …семь тысяч лет! Понимаете, американцев ещё не существовало, когда те уже писали стихи на шёлке и… понимаете, писали… и так далее. Цзянь Цземин говорит — (пародируя китайский акцент) «О, оцень интересно, оцень интересно, спасибо большое за совет!»… Ну как можно американцу учить, понимаете, китайцев, как жить?!

 

Светлана: Я бы всё-таки хотела вернуться к разговору о собственно кино. Я, конечно, не самый заядлый синеман, но некоторые голливудские фильмы помню хорошо, и считаю, что на такие полезные размышления они всё-таки, эти фильмы, наводят. Хороший фильм, вообще всегда больше того, о чём он, собственно говоря, сообщает. А голливудские фильмы… не знаю, человечнее, что ли… хотя бы потому, что обращаются непосредственно к человеку, независимо от национальности. И глупое, и умное, и пошлое, и высокое, и низкие истины, и возвышающий обман — в талантливом фильме всё это сочетается органично и естественно, как в жизни. У моих собеседников, Андрея Кончаловского и Сергея Безрукова — свои представления о том, какое кино и для кого сегодня нужно снимать в России.

 

А.Михалков-Кончаловский: Можно скалькулировать успешную картину. Берёшь больших звёзд и снимаешь комедии с мелодрамой соединение, как Чарли Чаплин. Успех обеспечен! Можно калькулировать, речь идёт о другом. Речь идёт о том, что вот… вот была тётя Маша, дядя Ваня, сидели они там, жили где-то… страна-то состоит всё-таки не из проституток и бандитов только, правда. как у нас в кино? — у нас там ещё вот просто нормальные тёти маши, дяди вани, они там чего-то ходят, вот курица у него на балконе, или коза, или ещё что-то на балконе, потому что перевезли, может быть, в пятиэтажный дом, или там у него участок… Вот у него идёт своя жизнь. Она почти советская, разница только в том, что раньше он милиционера боялся, потому что милиционер мог его арестовать по советскому закону, а теперь он милиционера боится, потому что милиционер у него может это отнять, потому что он наполовину бандит. Но система отношений вся осталась та же. Для него дефолт — это как, знаете, Тунгусский метеорит. Он пролетел же — они его не заметили. То есть эти люди — они жили при советской власти, для них делались картины… Чурикова играла какую-то девушку там, из Вятки… Для тёти Маши не делают картин, и для этой девочки из Вятки не делают картин, а она же там же живёт. Вот какие картины нужно делать! Я свою картину делал — я думал — может, я ошибался, но я делал свою картину там вот…

Светлана: «Дом дураков»?

А.Михалков-Кончаловский: Нет, нет, «Курочка Ряба»… Я делал для тёти Маши, думал — ей будет весело, а она говорит — что же ты, сукин сын, меня такой показал пьяницей? — понимаете? А я со всей любовью, а мне — ррраз в морду, так сказать. Ну, извините, в следующий раз…

 

С.Безруков: Вот какие мы, оказывается, что вы говорите о душе, о любви, — вот мы какие, во-от! И стараются на этом делать вот то самое искусство, о котором сейчас кричат, воспевают, восхваляют… Огромное количество лесбиянок, гомосексуалистов, грязи, гнуси, онанизма какого-то вот этого — во-от, вот мы какие, во-от мы, вот! Во-от она, Россия, эх, вы, вы её уже давно потеряли, вот она, Россия, вы ещё пытаетесь что-то найти такое в ней? Не-ет, всё! И когда ты начинаешь воспевать, наоборот, какие-то… какую-то романтику, когда ты начинаешь верить в чувства, что они всё-таки есть, что есть любовь, о ней многие забыли — а она есть!

 

А.Михалков-Кончаловский (с интонациями своего брата): Это должна быть массовая государственная пропаганда авторитарного порядка, которая внедряет в русское сознание те ценности, которые могут создать предпосылки для развития демократии, как бы сказал бы Плеханов; в России никогда не было предпосылок развития демократии, поэтому он говорил Ленину — не лезь, дурак, обо…ёшься… Ленин не поверил. Вот в чём дело… Марксизм настоящий говорил — Россия не готова к демократии… Вдруг — у нас всё готово к демократии… А потом жалуемся.

 

Светлана: Как ни странно, и Кончаловский, и Безруков, люди разных поколений и несопоставимого человеческого опыта — так вот, оба они заговорили о необходимости цензуры. Как сказал Сергей — «в хорошем смысле этого слова». А Андрей Сергеич напомнил очевидное: в недавнем прошлом цензура не мешала снимать умное кино.

 

С.Безруков: Цензура должна быть. Цензура в хорошем смысле этого слова. В хорошем смысле этого слова. Я не предлагаю вернуться к тем самым временам, когда вообще душили всех. Тарковского… всех.. я не… боже упаси, вы что! В хорошем смысле этого слова…

 

А.Михалков-Кончаловский: Цензура всё равно существует, и мне кажется, что …дело не в том, что должно быть или нет. Я, знаете… один верит… ведь мало того что я… мало ли во что я могу верить! И я даже не убеждён, что я… то есть я точно не знаю, прав ли я! Просто речь идёт о том, куда мы движемся, если будет абсолютная как бы свобода самовыражения… во всём. Потому что мне не кажется…

Светлана: То есть опасна абсолютная свобода самовыражения?

А.Михалков-Кончаловский: Ну, мне кажется, что, вы знаете… вот, смотрите… у нас свободы навалом, а шедевров нет. При советской власти свободы было очень мало, а шедевры были… Я уж и не говорю про Сервантеса. Я поэтому не думаю, что свобода самовыражения — гарантия… как Буш, наверно, думает — гарантия создания шедевра.

 

Светлана: Мои напоминания о его же фильме, в своё время положенном на полку, действия не возымели. «Зато я его всё-таки снял, — сказал Кончаловский, — А сегодня не нашёл бы на этот фильм денег». Память — всё-таки очень избирательная штука. В том же шестьдесят седьмом году вместе с «Асей Клячиной» Кончаловского на полку было положено ещё несколько замечательных фильмов талантливых авторов. И люди мучались, и с ума сходили, и даже умирали от цензурного вмешательства. Идеологическое начальство всегда выполняет карательную функцию. Это аксиома. Но хватит о грустном, давайте снова о праздниках. В какой-то момент в нашем с Андреем Кончаловским разговоре наступила заминка. У него в кармане зазвонил телефон: ему спешили сообщить об итогах голосования, о том, что его картина «Дом дураков» поедет, для того чтобы участвовать в борьбе за самую престижную заокеанскую награду…

 

(кадры интервью; у Кончаловского звонит мобильный телефон)

 

А.Михалков-Кончаловский: А, ну давайте посмотрим… (берёт трубку) Аллё… Здор0во…. Аа! … (широко-широко улыбается) Ага… Ага… (смеётся) Спасибо вам большое! …да… Ага, да… Это… (смеётся) Понятно… Хорошо… Я вам перезвоню сейчас, ага… Хорошо, спасибо.

Светлана: Ну что?

А.Михалков-Кончаловский: Да.. Вот, да, получилось так.. Это вам повезло. Повезло, да, интересный момент.

Светлана: То есть это ваш фильм будет представлен? Комиссия выбрала Ваш фильм?

А.Михалков-Кончаловский: Да, судя по всему, да… Мне позвонил секретарь и сказал, что… Так о чём мы говорили?…

 

Светлана: Говорят, что все хорошие фильмы построены на сюжетах, взятых из мифологии, и сюжетов этих не так уж много. Важно найти новый поворот старой темы. Режиссёр фильма «Кукушка» Александр Рогожкин и до, и после заседания комиссии отказался давать интервью. И до, и после заседания комиссии он был очень невесел… Такой вот поворот старой темы.

Я желаю вам всего самого доброго. До свидания!


<<< на главную # <<< «Ничего личного» # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта