<<< на главную # <<< «Ничего личного» # карта сайта
# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. #

рубрикатор: ЛУКОЙЛ

НИЧЕГО ЛИЧНОГО.
28 сентября 2002 г., ТВС
ПОХИЩЕНИЕ И ОСВОБОЖДЕНИЕ СЕРГЕЯ КУКУРЫ

 

Светлана: Здравствуйте! В эфире программа «Ничего личного». Каждую субботу в течение получаса я рассказываю о том, что привлекло моё внимание на прошедшей неделе. Я выбираю только одно событие, которое было интересно мне; но очень рассчитываю, что оно будет интересно и вам. Уходящая неделя принесла сообщения о событиях трагических и удивительных. И обо всём этом мы узнавали из выпусков новостей.

 

<на экранах в студии — ведущие новостей; Светлана комментирует>

 

К.Туркова: Четверг в Северной Осетии был объявлен днём траура по погибшим в Кармадонском ущелье. Поисковые работы продолжаются, хотя шансов спасти кого-либо из-под завалов практически нет.

Светлана: Никто не берётся объявить пропавших людей погибшими — ведь их тел ещё не нашли. А значит, родным и близким долго мучиться последней надеждой...

 

А.Воробьёв: В районе ингушского села Галашки продолжается ликвидация группы боевиков, которые в ночь со среды на четверг проникли из Грузии на территорию России ...

Светлана: Не очень понятно, каким образом сотни вооружённых людей пересекают охраняемый участок границы; не очень понятно, почему они сразу начинают сообщать о том, что прошли подготовку в Панкисском ущелье в Грузии. Какая-то «своевременная» вылазка ...

 

В.Кара-Мурза: Парламентская ассамблея Совета Европы не признаёт права России использовать военную силу на территории Грузии — такая формулировка содержится в резолюции Ассамблеи, принятой на этой неделе...

Светлана: Мы с европейцами, видимо, по-разному читаем хартию ООН, и по-разному понимаем, что такое самооборона и агрессия.

 

М.Максимовская: В среду днём был освобождён первый вице-президент компании «Лукойл» Сергей Кукура. Его возвращение стало таким же неожиданным и загадочным, как и исчезновение две недели назад ...

Светлана: Это действительно было очень странное похищение и ещё более странное возвращение. Многочисленные и разнообразные участники этого события за две прошедших недели умудрились запутать всех окончательно. Версии сыпались как из рога изобилия, начиная от уголовно-романтической — там, где роковая женщина даже наличествует — до государственно-политической — там, где интересы страны, корпорации и огромные деньги. В общем, есть о чём вспомнить и о чём поговорить, тем более что Сергей Кукура, к счастью, жив и уже находится дома. Для того, чтобы разобраться в этой детективной истории, на мой взгляд, необходима фантазия режиссёра. И сюда, в студию, я пригласила художественного руководителя Театра сатиры Александра Ширвиндта, у которого к истории к этой нет ничего личного. Здравствуйте, Александр Анатольевич!

 

<студия; на экранах — осенние листья>

 

Ширвиндт: Здравствуйте, Светочка!

 

Светлана: Я предлагаю обсудить с Вами эти версии, эти варианты развития события, а Вы будете работать Станиславским, в смысле — верю, не верю ...

 

Ширвиндт: Ну да, ни больше, ни меньше?!

 

Светлана(смеясь): Верю — не верю ... Критически отнеситесь к предлагаемым версиям. А вообще — похищение Кукуры привлекло Ваше внимание?

 

Ширвиндт: Ну... Немножко сейчас это растворено в ... таком навале кошмаров, что, конечно, всё равно здесь как-то ... интересно, действительно, детективно, необычно ... даже в нашем обычном состоянии ... детективизма .

 

Светлана: Для того, чтобы всё-таки вспомнить, как всё происходило, я предлагаю посмотреть короткий сюжет о похищении.

 

<съёмки места происшествия, реконструкция событий; Светлана говорит за кадром>

 

Около восьми утра 12 сентября служебный мерседес «Лукойла» миновал железнодорожный переезд возле платформы Внуково — стандартный маршрут из дома на работу. Вместе с Сергеем Кукурой в машине находились его охранник Александр Шахов и водитель Александр Гуров. Внезапно дорогу преградила чёрная волга с милицейскими номерами. Дальше произошло необъяснимое: нарушая все должностные инструкции, водитель остановил машину, более того — все двери мерседеса оказались разблокированы. Из волги вышли несколько мужчин в камуфляже и масках; в руках у них были автоматы. С криками «Всем сидеть, проводим спецоперацию!» нападавшие открыли двери мерседеса и вытащили Кукуру из машины. После этого вице-президента «Лукойла» втолкнули в волгу и увезли в неизвестном направлении. Позже волга похитителей была обнаружена в Одинцовском районе Московской области. Ни охранник, ни водитель Сергея Кукуры не оказали нападавшим никакого сопротивления. Они были сразу же закованы в наручники, на головы им надели мешки, а позже и тому, и другому, по их словам, ввели героин. Оба очнулись через четыре часа в салоне мерседеса, который похитители бросили недалеко от места нападения. Ещё через полчаса о случившемся стало известно службе безопасности «Лукойла», и только потом — милиции.

 

<отбивка; на экране — иллюстративные съёмки>

 

Светлана: Руководство МВД и Генпрокуратуры берёт расследование этого преступления под свой личный контроль, откликнулся на беспрецедентное в новейшей российской истории событие и отечественный фондовый рынок: акции «Лукойла» упали в цене на три процента. Пятница, 13 сентября. Глава нефтяного гиганта Вагит Алекперов заявляет, что компания готова выплатить награду в 30 000 000 рублей тому, кто поможет освободить Сергея Кукуру. «Похитители должны знать, что мы не пожалеем ни времени, ни усилий, чтобы они понесли заслуженное суровое наказание» — эти слова Алекперова — прямая угроза в адрес преступников.

 

<цитата>

 

В.Алекперов: Я лично приму любые возможные правомерные усилия для того, чтоб Сергей Петрович был найден, и те люди... или участники этого похищения, которые слышат сейчас моё обращение, они... мы никогда не успокоимся, пока виновные не будут наказаны.

 

<студия>

 

Светлана: Вот так вот оно было, так произошло это покушение [похищение], и первые сказанные слова после этого покушения. Вот когда Вы услышали о покушении, первые сообщения, как Вы д... какое Ваше было первое ощущение — вернут Кукуру, обойдётся всё, или всё кончится какой-то трагедией?

Ширвиндт: Было ощущение, что вернут.

Светлана: Почему?

Ширвиндт: Какой-то внутренний... я же могу только интуитивно рассказывать, потому что я же не в курсе дела... какое-то всё-таки ощущение кинематографической, театральной какой-то, но высокой опереточности было в этом сценарии, у этого дела. Уж очень всё как-то гладко, красиво как-то, да? Сериально, я бы сказал.

Светлана: То есть всё-таки не трагедия, а какой-то другой жанр, да?

Ширвиндт: Какой-то детектив, действительно...

Светлана: А смотрите, какие серьёзные люди задействованы...

Ширвиндт: Ну, а сейчас же они играют серьёзно всё это... Вот они и играли.

Светлана: То есть Ваше ощущение первое было такое — Вы не сомневались, что всё-таки вернут?

Ширвиндт: Думаю, что да.

Светлана: Ну, в общем, так и произошло, Вы оказались хорошим сценаристом. Посмотрим, как произошло не менее удивительное возвращение.

 

<иллюстративные съёмки>

 

В ночь с пятницы, тринадцатого на субботу, четырнадцатого в следственную группу поступил анонимный звонок. В те дни и в «Лукойл», и в милицию обращалось много людей, но именно в этом звонке содержалась информация, знать которую мог только Сергей Кукура. Поэтому на сигнал обратили особое внимание. Неизвестный сообщил, что на подмосковном кладбище в одной из могил находится видеокассета с условиями освобождения вице-президента «Лукойла». Кассету действительно нашли; на ней сам Кукура говорил, что похитители требуют за него выкуп — три миллиона долларов и три миллиона евро. Начались секретные переговоры, которые неожиданно стали достоянием гласности благодаря публикации в «Известиях» — газете, 47% акций которой принадлежат «Лукойлу».

 

<цитата>

 

Г.Пунанов, «Известия»: О кассете с видеозаписью Кукуры нам стало известно сразу из нескольких источников, мы перепроверяли эту информацию во многих местах — а) это милицейские источники, b) прокурорские источники и c) это частные охранные структуры. Информация о существовании кассеты появилась у нас во вторник, в среду вышел материал, и в среду же в редакции появился сотрудник ГУБОПа, который попытался выяснить у нашего корреспондента Юрия Спирина источники информации. Юрий Спирин отказался это сделать, после этого был допрошен в прокуратуре, где также, теперь уже официально, отказался назвать источники. Официальная версия звучала следующим образом: якобы мы сорвали переговоры с похитителями, но на самом деле, как мы теперь уже знаем, переговоры с похитителями зашли в тупик задолго до публикации нашей... нашего материала, и почему к нам было столь пристальное внимание, мы сами пока понять не можем.

 

<иллюстративные съёмки>

 

Светлана: Появление конфиденциальной информации из материалов дела заставило сотрудников МВД, ведущих расследование, заявить, что теперь преступники вряд ли оставят заложника в живых. Такая реакция милиционеров, возможно, связана с тем, что после 19 сентября все контакты с похитителями взяла на себя служба безопасности «Лукойла». О самих переговорах известно мало, однако ходили слухи, что руководители ведущих российских нефтяных компаний пытались договориться, как действовать в подобных ситуациях. Так продолжалось до прошедшей среды, 25 сентября. В этот день «Независимая газета» в своём утреннем выпуске опубликовала сценарий освобождения вице-президента «Лукойла». Через несколько часов выяснилось, что сценарий реализован.

Около двух часов для Сергей Кукура сам подошёл к воротам лукойловского посёлка Внуково и позвонил в домофон. Этому счастливому финалу, по некоторым сведениям, предшествовали вполне детективные перемещения по близлежащим дорогам двух автомобилей. На одном возили три сумки с деньгами, а из другого, с затемнёнными стёклами и — на это следует обратить особое внимание — милицейскими номерами — вышел Сергей Кукура. По версии «Лукойла», выкупа за своего вице-президента компания не платила, а освобождение произошло благодаря некоей информации, полученной от таинственно, близкого к похитителям источника — ему теперь будут выплачены обещанные за Кукуру 30 000 000 рублей.

 

<цитата>

 

А.Голубев, «Газета» Оперативники, которые непосредственно участвовали в освобождении, сказали нам, что выкуп был заплачен в полном объёме, а деньги находились в трёх сумках, и преступники даже привезли с собой детектор, которым просветили деньги на пробу, чтобы убедиться, что доллары и евро настоящие.

 

<цитата>

 

Г.Пунанов, «Известия»: По нашей информации, за Кукуру не платили выкуп, однако, по нашей информации, миллион долларов, обещанный за помощь в его поисках, будет выплачен некоему человеку, который сообщил очень важную информацию службе безопасности «Лукойла», которая передала эту информацию похитителям по цепочке посредников и которая убедила похитителей выпустить Кукуру бесплатно и без каких-либо... без каких-либо дальнейших условий, скажем так. Что это за информация, что это за человек, мы пока сами не знаем, но предполагаем, что служба безопасности «Лукойла» просто выяснила, кто является похитителем.

 

<иллюстративные съёмки>

 

Светлана: Сейчас мало кто сомневается в том, что освобождение Сергея Кукуры стало полной неожиданностью для следственной группы МВД. Милицейские руководители в один голос утверждают, что выкуп за Кукуру не платился, но это свидетельствует лишь о том, что его не платили они. Чем при этом занималась служба безопасности «Лукойла» — остаётся только догадываться, и строить собственные версии произошедшего.

 

(реклама)

 

<студия>

 

Светлана: Итак, кто украл миллион? Точнее, кто украл миллионера? Я попросила нескольких самых известных писателей-детективщиков написать несколько сценариев — как если бы они писали сценарий этого преступления, с обоснованием, логикой, возможно, финалом... ПЕРВАЯ ВЕРСИЯ — криминальная: всё дело в выкупе. Вот этот сценарий предлагает журналист и писатель, автор «Бандитского Петербурга» Андрей Константинов.

 

<цитата>

 

А.Константинов:Похитители получили ту сумму, на которую расчитывали. Технически это могло быть таким образом: они действительно, допустим, озвучивают тему с шестью миллионами, которая разбивается, допустим, на три транша по два миллиона, и требуют первый транш в доказательство серьёзности намерений тех, кто, собственно говоря, осуществляет само похищение; получив эти два миллиона, они и не собирались получать последующие четыре. А выпускают они похищенного... это уже все говорят — вот, почему они выпускают, как глупо, он же там якобы какую-то информацию... какой-то информацией будет обладать... Ну, есть, например... это наоборот, в общем, может быть таким профессиональным ходом, потому что кто сказал, что он будет располагать ценной для следствия информацией? Ведь человека можно накачать такой информацией, которая, по существу — дезинформация, и она будет вести следствие просто совершенно в другую, ээ... сферу... Почему выгодно оставлять в живых похищенного — это потому что после его возвращения... вот если был бы труп, это была бы совершенно иная резонансность и иной накал попыток найти похищенного... ээ, похитителей, да? А так — он живой... не так будут работать на самом деле. Будут, будут работать, потому что всё равно произошло похищение, но — вот эмоционально другое состояние, да? Так сказать, одно дело — убийц искать, другое дело — искать людей, которые в принципе вернули, да? что-то своё поимели, но...

 

<студия>

 

Светлана: Вот такая версия. Очень так просто всё. Ну как, логично?

Ширвиндт: Ну как, ну, логика есть, конечно, тем более что он профессионал в этой казуистике детективной. Просто трудно как-то об этом говорить нормальному человеку. Когда возникают вот эти вот цифры, всё остальное уходит на второй план, я начинаю стопориться, понимаешь? То есть это уже за гранью моего арифметического соображения...

Светлана: Бюджет маленькой африканской страны!

Ширвиндт: Да, но почему действительно не взять просто сто тысяч и не отдать, и пожить спокойно? Поэтому тут, очевидно, существует такой вот страшный перепад мироощущения нормального человека и всех этих «сфер», которые думают — сразу шесть миллионов долларов отдать или растянуть это удовольствие? Начинаешь сразу думать — не схожу ли я с ума?

Светлана: Ну хорошо. Возможно, следующая версия будет Вам ближе. ВТОРОЙ СЦЕНАРИЙ. Конфликт внутри самого «Лукойла». Причём Кукура — участник этого конфликта. Ну в самом деле — такая громадная корпорация, какой является «Лукойл», не может обойтись без внутренний потрясений, без внутренних серьёзных конфликтов. Это сценарий писательницы Полины Дашковой.

 

<цитата>

 

П.Дашкова: А кто это сделал? А это сделал какой-нибудь, я не знаю, Ванька Каин, условно говоря. Человек, который когда-то был рядом с ним, они, может, вместе начинали, вот; он чувствует, что Кукура ему по жизни обязан... Его вышибло как-то из этого... от этой кормушки, его ветром отнесло, ну, или в результате каких-то интриг там, не знаю — так легла карта в его жизни, что вот он остался, может быть, не ни с чем, но... не получил того, чего ожидал от жизни и от своего участия в этой структуре, вот. Допустим, он попытался как-то договориться, появился в жизни того же Кукуры, и был послан вон, как-то обижен. И вот он решил вот так вот... опустить. Мотив обиженности, обиды, амбиций неудовлетворённых — это серьёзный мотив.

 

<студия>

 

Светлана: Вот на самом деле в прессе, особенно в последние дни, очень активно обсуждают вот эту версию — по поводу внутренних каких-то... по поводу внутреннего конфликта. Есть даже конкретные люди, есть фамилии — вот называют, например, Шмидт и Куликов фамилии, вот у этих людей вроде бы есть мотивы и для мести, и для... вот есть нереализованные амбиции — но предположительно, да? Предположительно есть такое. А как Вы относитесь к такой вот версии, доверяете ли ей — например, похищение из мести?

Ширвиндт: Ну, я думаю, что это версия такая эфемерная, потому что в нашу действительность, в совершенно беспринципный по жестокости век, да? — это какой-то немножко на этом уровне детский сад... Месть — пугануть, что ли? Если месть — то и не нашли бы этого Кукуру, очевидно, наверное, мстили бы до конца? А что это такое — вот ты-де, имей в виду? Это как месть-предупреждение, что ль, да?

Светлана: Ну, получается, что так.

Ширвиндт: Да, вот это мне кажется, не очень сегодняшняя история. Я этой версии не очень...

Светлана:Не верите этой версии, да? Ага. Ну хорошо. Следующая...

Ширвиндт: ... шершавым языком Станиславского.

Светлана: ТРЕТЬЯ ВЕРСИЯ — конкуренты, причём какие-то очень серьёзные, потому что для того, чтобы покуситься на топ-менеджера такой компании, как «Лукойл», нужно иметь очень большую уверенность в своих силах. Вот эту версию попытается обосновать мэтр нашего отечественного детективного жанра Аркадий Вайнер.

 

<цитата>

 

А.Вайнер: Если, так сказать, поверять музу арифметикой, то я бы сказал, что процентов на пять и такая версия возможна — что вот таким способом, значит, гуманные конкуренты хотели припугнуть фирму, и для этого вот скрали, значит, заместителя главы. А в таких случаях игра должна быть стопроцентно обоснована. Подобная конструкция преступления есть сложная конструкция, которая состоит из нескольких, я бы сказал, самостоятельных стадий, этапов, вот; и они все должны быть продуманы до мельчайших подробностей — заметьте, что и в данном случае никакие меры не помогали, пока они его сами не отдали, не привезли к его дому и не выпустили.

 

<студия>

 

Светлана: Вот, вот предложение Аркадия Вайнера, его сценарий — как Вы, верите такому?

Ширвиндт: Ну, я сейчас смотрел на Аркадия, которого очень люблю, он действительно мудрейший и давнейший из этого жанра, вот... мне кажется, что всё-таки, вот, разговор идёт, я слушаю эти версии... разговор идёт — вот я пересмотрел недавно «Однажды в Америке» — всё-таки идёт разговор о каких-то мафиозных разборках, подоплёка всего, да? Всё это мы говорим о крупнейших фирмах, да? Фирмах, которые посреди страны, Москвы, мира — торчат небоскрёбами, интеллигентные люди, да? А мы говорим, что вот у них вместо сходки была договорённость, да? Слушайте, Аль Капоне с этим... Это же всё же, очевидно, я думаю, не так... Поэтому — нет, я думаю, что эта версия не годится, потому что это как-то уж очень для этих крупнейших монополий, что-то как-то...

Светлана: Нехарактерно?

Ширвиндт: Да, мелковато.

Светлана: А что... что мелковато? Похищение мелковато? Что ж тогда не мелковато?

Ширвиндт: Ну как... ну что — похитили и вернули? Ну? И вместо шести миллионов дали два? Выгадали?

Светлана: Нет, ну почему? Здесь дело уже не в выкупе, здесь, вполне возможно, похищали для того, чтобы вот продавить какое-то своё решение, свой интерес, может, какую-то информацию скачать...

Ширвиндт: В смысле конкуренции?

Светлана: Конечно! Конечно, не ради двух миллионов.

Ширвиндт: Ну я понимаю, когда ходят люди около колонок... ты же автомобилистка, да? — и говорят: «В "Лукойле" не заправляйтесь, это вода. Только в Сибнефти, или там Тюменской нефти, это не вода» — это я понимаю, это конкуренция, это... А когда...

Светлана: Какое-то у Вас милое впечатление о конкуренции, Александр Анатольевич!

Ширвиндт: Ну как, ну как — я понимаю, что на колонках надо заправляться только там в Тюменьнефти, и я, как обыватель, и это вот мне вдалбливается, и я понимаю, что это огромная работа...

Светлана: Нет, ну например, решаются какие-то глобальные вопросы. Похитили топ-менеджера и сказали — не вернём, пока вы не отдадите там свою долю вот в этом спорном деле, где мы претендуем на участие...

Ширвиндт: Но я боюсь, что в сегодняшней страшной ситуации взаимоотношения человека, дела и мировоззрения, да? — сказали — ну и не возвращайте...

Светлана: Теперь такая [ЧЕТВЁРТАЯ] ВЕРСИЯ. На «Лукойл» давит кто-то ещё более могущественный, чем конкуренты, и вымогают не деньги. Эту версию развивает писательница Дарья Донцова.

 

<цитата>

 

Д.Донцова: Вот эта сумма в шесть миллионов долларов, как бы она ни была велика для нас, для обывателей — она не слишком крупная для такой огромной компании... для монстра. Понимаете, вот мы когда говорим: олигарх, да? — имея в виду какого-то конкретного человека... но есть же компании-олигархи. Я думаю, что он просто от них откупился, но только не деньгами. Может быть, это была какая-то информация, которую человек рассказал, может быть, это были какие-то услуги, которые он сделает — мы этого никогда не узнаем. Но правду мы не узнаем никогда.

 

Светлана: Мне очень понравилось это точное замечание Дарьи Донцовой. И правда, почему у нас слово «олигарх» применимо только к конкретным людям? Есть и компании-олигархи.

 

<таблица; голос корреспондента за кадром>

 

Компания «Лукойл» зарегистрирована 25 ноября 91 года. 14% акций компании принадлежат государству. На долю «Лукойла» приходится четверть нефтедобычи, около 1/5 экспорта нефти и нефтепереработки в России. На предприятиях «Лукойла» работает 130 000 человек. С 1997 года акции «Лукойла» котируются на фондовых биржах Лондона и Нью-Йорка. «Лукойлу» принадлежит 2600 бензоколонок, половина из которых находится в США. «Лукойл» владеет контрольным пакетом акций издательства «Пресса» (бывшая «Правда»), в котором печатается около 80% периодики Московского региона. «Лукойлу» также принадлежит 47% издательского холдинга «Известия». По данным журнала «Форбс», капитал главы «Лукойла» Вагита Алекперова составляет 1,4 млрд долларов.

 

<студия; на экранах — голова в маске>

 

Светлана: Кто может на это посягнуть?

Ширвиндт: Кто борется с олигархами? Наверно, только сами олигархи.

Светлана: Всё-таки теория конкурентов Вам ближе?

Ширвиндт: Ближе, но...

Светлана: А если какие-нибудь спецслужбы?

Ширвиндт: Ну, спецслужбы...

Светлана: ... которые хотят напомнить, кто в доме хозяин? вот что-то в этом духе.

Ширвиндт: Понятно. Ну, я думаю, что они тоже олигархи, в каком-то таком...

Светлана: В высшем смысле?

Ширвиндт: В высшем смысле этого слова. Поэтому я тут не знаю, что может такое выболтать, ээ... Кукура, да?

Светлана: Понимаете, Александр Анатольевич, помните, в самом начале, когда его только похитили, говорили, что это действительно чуть ли не угроза национальной безопасности, потому что он, один из ведущих руководителей такой компании, обладает такими знаниями, в том числе там о рынках, о финансах, обо всём, что это может представлять угрозу даже национальной безопасности. Вот что говорили. Могли его похитить именно там с этой целью? Или, например, с целью припугнуть всё остальное руководство и напомнить, что все под богом ходим, принимайте нужное решение?

Ширвиндт: Понятно. Ну, если один Кукура существует как угроза национальной безопасности, и это обошлось, то это счастье. Но я думаю, что не он один, и есть более мощные явления, и фигуры, и проявления, которые угрожают нашей безопасности национальной... Это как тот анекдот — и вы хотите начать с этой парикмахерской?

Светлана: Александр Анатольевич, а вот теперь мы подошли к последней, и она же самая распространённая в последние дни, [ПЯТОЙ] ВЕРСИИ — что это вообще какая-то инсценировка, которая необходима была самому «Пукойлу» зачем-то — ну, например, там время оттянуть, внимание отвлечь — или там тому же Кукуре самому. Вот такая инсценировка, самопохищение и самовозвращение, свежий ход — как Вам эта версия?

Ширвиндт: У меня ощущение некоторой театральности всего этого дела — некоторой — может быть, чистоты эксперимента, что ли, да? — у меня вот где-то внутри, в мозжечке, я не знаю — сидит. Это мне вот ближе.

Светлана: То есть вот тема инсценировки Вам ближе?

Ширвиндт:Тема — да, может быть, чуть-чуть есть...

Светлана:Ага. Дело в том, что... я почему не дала сразу рассуждения на эту тему — дело в том, что здесь разошлись мнения наших сценаристов.

 

<цитата>

 

Д.Донцова: Там очень много всякого, вплоть до того, что он мог сам это спланировать по каким-то причинам, чтобы убрать какое-то лицо. Вы знаете, что вас подсиживает господин N, да? — которого убрать вы не можете; и чтобы его... от него избавиться, вы инсценируете собственное похищение и делаете так, что он якобы в этом виноват. Тогда его — нет.

 

<цитата (из программы «Без протокола» от 26 сентября 2002 г.)>

 

Б.Акунин: Я не могу поверить в то, что это инсценировка, потому что... ну, это была бы ... слишком жестокая выходка по отношению к его семье и к тем людям, которым он дорог. Представить себе, что человек мог устроить такую сознательную двухнедельную пытку для своих близких, я не могу, поэтому ... Мне известны все эти версии, которые выдвигаются, но как-то вот с психологической, с литературной точки зрения не складывается — это уж надо быть каким-то совсем монстром. Нет, не верю.

 

<студия>

 

Светлана: Вот знаете, я слышала, где-то слышала, что у психологов, особенно у западных, есть такой приём, когда работают по поиску похищенного человека. Через средства массовой информации сообщается как можно больше подробностей об этом человеке — вот о нём как о личности, как о персонаже вот, как о таком тёплом человеке, да? — для того, чтобы у тех, кто похитил, не было к нему отношения как к объекту неодушевлённому. Вот в данном случае говорили все две недели, строили догадки, версии, и никто практически не говорил о конкретном человеке похищенном Сергее Кукуре, о страданиях его близких — вот об этом обо всём — почему, как Вы думаете?

Ширвиндт: Это вообще вот самое главное, самое важное, к чему мы пришли — то, что наши домыслы, все эти разговоры, мои дилетантские, значит, суждения — это всё понятно, что мы толком ничего не знаем, не профессионалы. А вообще самое страшное — что вот я слушал тут как-то очередную информацию страшную, очередную информацию, и милый диктор сказал в конце, что к счастью, погибло всего два человека. Так вот здесь, конечно, ужас в том, конечно, что масса версий, масса этого, а то вот, о чём говорит Акунин — вроде бы за скобками. Если это инсценировка такого... высоты, что даже близкие участвовали, родные участвовали, ну это вообще тогда... что это такое? Тогда это просто уже оперетта. Но это абсолютный срез сегодняшнего восприятия ... там катастрофы и...

Светлана: Конкретного несчастья.

Ширвиндт: ... конкретного несчастья. Это ужасно, это же, так сказать, как срез всего, что происходит — вот «к счастью, погибли всего два человека».

Светлана: Конкретно о Сергее Кукуре известно очень мало. Известно, что в октябре ему исполнится 49 лет, что всю жизнь работает в нефтяном бизнесе, доктор экономических наук, женат, двое детей — по непроверенным данным, дети живут и учатся за границей. Хобби, характер — об этом ничего не известно. Один из моих уважаемых собеседников сказал мне, что похищение «входит в профессиональные риски чиновника такого масштаба». Может быть. Мне только кажется, что в профессиональные риски чиновников такого масштаба входит то, что они могут стать и часто становятся — инструментом, функцией в сложных играх своих министерств и корпораций. И в этом смысле они уж точно — заложники, которых никто не пожалеет. И в первую очередь не пожалеют — свои.

Я благодарю Вас, Александр Анатольевич, за то, что поучаствовали в наших фантазиях на эту невесёлую тему, спасибо большое...

Ширвиндт (подходит к ручке): Спасибо Вам, если что случится — я всегда...

Светлана(смеясь): Спасибо! До свиданья... И спасибо вам, уважаемые телезрители, за то, что были с нами в эти полчаса. Мы увидимся в следующую субботу, в двадцать один, когда я снова выберу тему, которая будет интересна мне и, надеюсь, вам. Всего доброго!

 

<<< на главную # <<< «Ничего личного» # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта