<<< на главную # <<< «Ничего личного» # карта сайта
# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. #

рубрикатор: СМИ

НИЧЕГО ЛИЧНОГО.
21 сентября 2002 г., ТВС.
НОВЫЙ ТЕЛЕВИЗИОННЫЙ СЕЗОН.



Светлана: Здравствуйте! Я рада приветствовать вас в программе «Ничего личного». Каждую субботу в течение тридцати минут я буду рассказывать вам о том, что привлекло моё внимание на прошедшей неделе. Я буду выбирать всего лишь одну тему — ту, что показалась важной мне, и рассказывать о ней во всех подробностях. И очень надеюсь, что это будет интересно и вам тоже. Как всегда, о наиболее важных и интересных событиях уходящей недели мы узнавали из выпусков новостей. Итак, главные темы.

<на экранах в студии — ведущие новостей, Светлана комментирует>

M.Осокин: Во вторник похитители вице-президента «Лукойла» Сергея Кукуры потребовали за его освобождение выкуп в размере шести миллионов долларов.
Светлана: Прошло уже больше недели с момента похищения Сергея Кукуры, а ничего конкретного о его судьбе до сих пор не известно. Наоборот, ситуация становится всё более запутанной.

А.Белькевич: Ирак дал согласие допустить международных инспекторов на свои ядерные объекты.
Светлана: В оценке этого события мы разошлись с Америкой. Россия приветствует такое решение, а Соединённые Штаты отнеслись к нему с недоверием — мол, опять Саддам Хусейн норовит ввести мировую общественность в заблуждение.

В.Кара-Мурза: В четверг стало известно, что кремль не поддерживает идею вновь установить памятник Феликсу Дзержинскому на Лубянской площади.
Светлана: Вот ведь какие метаморфозы: на этот раз предложение вернуть памятник «Железному Феликсу» на Лубянку исходит не от коммунистов или от чекистов, а от мэра Москвы Юрия Лужкова. Что дальше? Просто тревожно за судьбу храма Христа-спасителя...

Е.Листова: С поражения начали российские клубы выступления в футбольной Лиге Чемпионов — и «Спартак», чемпион страны, и вице-чемпион «Локомотив» проиграли своим соперникам с одинаковым счётом — 2:0.
Светлана: Но всё-таки, несмотря на поражения, какие-то шансы у наших футболистов ещё остаются, и мы будем надеяться, что грядущие победы затмят горечь сегодняшних поражений.

<студия>

Светлана: Но сегодня я хочу поговорить с вами о другом. Я хочу поговорить с вами о битве, которая идёт давно и становится всё более ожесточённой. Эту битву ведут все телевизионные каналы за ваши зрительские души. Именно в эти дни начинается новый телевизионный сезон, а значит, вся накопленная за лето энергия, все хитроумные придумки и стратегические планы будут пущены в ход для того, чтобы добиться зрительского внимания.

 

И сегодня в эту студию я пригласила человека, у которого к обсуждаемому предмету нет ничего личного. Это депутат государственной думы Владимир Рыжков. Здравствуйте, Володя.

 

Рыжков: Добрый вечер, Света.

 

Светлана: На самом деле это не совсем верно, к телевидению у Вас есть кое-что личное, Вас показывают часто… Кстати говоря, сейчас будут чаще — у нас совпадение сезонов, государственная дума начинает работать, и новый телевизионный сезон начался. А вот Вы заметили, что начался новый телевизионный сезон?

 

Рыжков: Конечно, конечно. Все вышли из отпусков, все телеведущие снова появились на экранах, старые передачи возобновились, появилось очень много передач — так что да, конечно…

 

Светлана: …так что есть о чём поговорить?

 

Рыжков: …есть о чём поговорить.

 

<на экране в студии — Хогвартс>

 

Светлана: А вот на мой взгляд, всё, происходящее на телевидении, очень хорошо, талантливо описано в книге о Гарри Поттере. Там, помните — такая школа чародейства и волшебства, Хогвартс, и вот там есть четыре факультета — как четыре федеральных телеканала — которые борются за первое место, при этом не гнушаются никаких волшебных уловок и даже подлости.

 

А внешний мир, населённый простыми людьми, не волшебниками, живёт своей обычной жизнью — жизнью, в которой волшебники ориентируются неважно, которую даже слегка презирают. Тем не менее миры эти связаны неразрывно, и всем дурным, и всем хорошим обязаны друг другу.

 

<нарезка из программ разных телеканалов>

 

Светлана: Итак, сентябрь. Миллионы зрителей, завершив летние путешествия и дачные хлопоты, возвращаются к экранам своих телевизоров…

 

<нарезка: люди с телевизорами в коробках>

 

…и теперь до следующего лета для многих и многих людей именно телепередачи, именно виртуальная экранная жизнь станет главным развлечением, основным поставщиком событий и зрелищ. Новый телевизионный год начинается осенью, но его, как и настоящий Новый Год, нельзя проспать. Переключая каналы в сентябре, можно со всей определённостью судить о том, каким будет весь предстоящий телесезон.

 

<нарезка: экраны с кадрами телепередач>

 

Хочу поделиться собственными наблюдениями, с которыми вы можете согласиться сразу — или немного подождать, чтобы согласиться потом.

 

<нарезка: заставки новостей в соответствии с текстом>

 

ТЕНДЕНЦИЯ НОМЕР ОДИН. Информационные и политические программы теряют ведущие позиции, среди премьер в этом жанре нет почти ничего, а к уже существующим сами создатели относятся довольно формально. На первом канале, впрочем, давно предпочитают развлекательные передачи, для политики там предназначены только выпуски новостей и программа Владимира Познера, которая выходит раз в неделю.

 

<цитата>

 

К.Эрнст, генеральный директор Первого канала: У нас если чем-то мечтают заниматься — то по полной программе. Если мы в районе 99-го — 2000-го года просто превысили все разумные нормы политического и социального телевидения, то… мы просто превысили порог чувствительности аудитории. Зрители, в общем, отползли в зону спокойного развлечения. А это вещи цикличные, да? Потом, когда им надоест развлекаться, они захотят опять острых, социальных и политических вещей, и телевидение сдвинется в эту сторону.

 

<картинки НТВ>

 

Светлана: Долгое время телекомпанию НТВ считали лидером в информации, но прежний девиз — «Новости — наша профессия» — больше не появляется в роликах НТВ. О новостях теперь рассказывают каждый час по пять минут, как на радиостанциях для автомобилистов. В прежнем виде остались только вечерние выпуски, исчезли программы «Сегодня в полночь» и «Герой дня». Открытие прошлого сезона — «Намедни» Леонида Парфёнова — скорее всего, останется любимым детищем канала. Передача диктует новую телевизионную моду — меньше политики, больше артистизма.

 

<цитата>

 

Б.Йордан, гендиректор НТВ: Это новый жанр, это жанр Парфёнова, он очень успешный, мы удовлетворены результатами этой программы, считаем её наиболее… одной из лучших программ на телевидении сегодня, но мы не будем выстраивать нашу информационную службу под Парфёнова. Парфёнов есть Парфёнов, это его программа.

 

<нарезка: заставки новостей в соответствии с текстом>

 

Светлана: Два других федеральных телеканала, государственный и новый — ТВС — даже наращивают политическое вещание, но по-разному. РТР выполняет государственный заказ, который будет существовать до тех пор, пока существует государство. Большинство моих коллег на телеканале ТВС — прошли информационную школу старого НТВ, и по-прежнему пытаются работать так, как это было тогда. Эти усилия пока не находят должного отклика у зрителей.

 

<цитата>

 

Е.Киселёв, главный редактор ТВС: Какая-то авария, катастрофа, политическое убийство, похищение — рейтинги новостей сразу подскакивают. Сейчас не та пора, сейчас, в целом, конечно, интерес к новостям ниже того, что бывает во время разгара предвыборного сезона. Но я не думаю, что он уж так катастрофически упал. Я думаю, что… просто он поделился. Раньше люди смотрели только три канала, основная масса зрителей, во всяком случае, здесь, у нас в Москве, была поделена между тремя каналами. Сейчас она поделена между значительно б0льшим количеством каналов, и уровень их возрос.

 

<нарезка: молодёжь на кастинге или съёмках>

 

Светлана: Теперь о ВТОРОЙ ЗАМЕЧЕННОЙ ТЕНДЕНЦИИ. Ведущими телевизионных программ всё чаще становятся звёзды со стороны, не телевизионщики. Это не просто модно, но и прагматично — зачем растить яблоню, если яблоки продаёт сосед?

 

<нарезка: новые телеведущие "со стороны">

 

Известный персонаж, сошедший с обложки глянцевого журнала, хотя бы в самом начале привлечёт внимание зрителей, а сколько он продержится на экране — не так уж и важно, ему на смену придут другие — спортсмены, актёры, сатирики, депутаты — все они любят, когда их зовут на телевидение, и не страдают заниженной самооценкой.

 

<цитата>

 

А.Цекало, исполнительный продюсер СТС: Мне кажется, что вы немножко… эээ… пытаетесь высосать из пальца проблему, которая на самом деле была всегда на телевидении. Телевидение всегда искало интересных людей, найти оно могло среди тех, кто уже поработал на телевидении, вот они уже знают телевидение… не оглядывалось никуда дальше за пределы телевидения. А сейчас появилась возможность приглашать людей из других профессий. Насколько удачны наши, или ваши, или ещё чьи-то выборы — покажет, безусловно, время. И… эээ… вскрытие покажет, кто был прав, а кто не прав.

 

<нарезка: экраны с кадрами телепередач — "Окна">

 

Тут следует сказать о ТЕНДЕНЦИИ НОМЕР ТРИ, она же самая что ни на есть очевидная. Драма покинула телевизионные подмостки, и на её место пришла буффонада. Нехитрые сценки, придуманные авторами и сыгранные актёрами, оказались куда острее и зрелищнее реальных жизненных историй. Зачем искать людей, способных и желающих откровенничать перед камерой, если их можно выдумать? Самое интересное, что часть публики до сих пор думает, что всё взаправду.

 

<цитата из "Окон">

<кадры "Застеколья", "Последнего героя", "Стань звездой">

 

ЧЕТВЁРТАЯ ТЕНДЕНЦИЯ касается так называемых «реальных шоу». Зрителю быстро надоело просто подглядывать. Судя по рейтингам, вы, уважаемые зрители, хотите удобно развалиться в кресле и спокойно наблюдать за тем, как на красивом острове красивые люди борются за ценный подарок или за право стать звездой. Зачем нервничать с живым эфиром, с непредсказуемыми прямыми включениями, если можно обойтись без них и сделать всё красиво и чистенько?

 

<цитата: дилетантское пение>

<нарезка: экраны с кадрами телепередач>

 

ЕЩЁ ОДНО НАБЛЮДЕНИЕ касается так называемой сетки вещания. Репертуар основных каналов напоминает тетрадь двоечника: всё списано у соседа, причём вместе с ошибками. Ну да, российские сериалы нынче популярны, но если их показывать одновременно по всем каналам… Те, кто любит эти фильмы, не смогут смотреть их все сразу, а те, кто не любит — лишены выбора. Программы на федеральных каналах — как под копирку, каждый вечер — одно и то же: шоу, новости, сериал, опять сериал, снова шоу.

 

<цитата>

 

А.Златопольский, гендиректор телеканала «Россия»: Что касается обвинений с точки зрения того, что сетка.. ээ… стала похожа у многих главных каналов, точнее, у двух, наверное, главных — это не обвинение. Это говорит о том, что на сегодняшний день каждый канал стремится удовлетворить, ээ… интересы зрителей, их потребности, при этом вопрос, какую планку он выдерживает — это вопрос индивидуальный.

 

<нарезка кадров с рекламой СТС на транспорте>

<нарезка кадров передач СТС>

 

И, наконец, последнее наблюдение, или ТЕНДЕНЦИЯ НОМЕР ШЕСТЬ: впервые дециметровый Давид бросает вызов метровым голиафам. Сенсация этого года — дециметровый канал СТС, предлагающий в режиме нон-стоп немыслимое количество зрелищ и развлечений. Мобильные цирки-шапито перехватывают зрителя по дороге в Большой театр…

 

<стеллажи с телевизорами; городские съёмки>

 

И всё это — в погоне за зрителем, чтобы не осталось ни одного неохваченного, чтобы, побросав все дела и книги, люди смеялись и плакали возле больших и маленьких экранов своих телевизоров — взрослые и дети, специалисты и безработные, оптимисты и упавшие духом.

 

<нарезка: экраны с кадрами телепередач>

 

Кто же он, зритель, на которого работают целые медийные империи, кого представляют себе телемагнаты, когда верстают программы передач?

 

<цитата>

 

А.Златопольский, гендиректор телеканала «Россия»: Зритель канала РТР, канала «Россия» вот с этого сезона — это все зрители, которые смотрят телевизор. Потому что это один из двух каналов, которые покрывают всю территорию.

 

<цитата>

 

Б.Йордан, гендиректор НТВ: Наш зритель — это молодой или молодая, образованный, мобильный человек, старающий достигнуть чего-то во современной России.

 

<цитата>

 

А.Цекало, исполнительный продюсер СТС: Это та треть страны, которая не хочет думать о политике, которой надоело смотреть про дома, про взрывы и про кровь, которая просто хочет получит удовольствие от хорошего фильма, от умного ведущего, от интересной игры…

 

<цитата>

 

К.Эрнст, генеральный директор Первого канала: Мы претендуем абсолютно на всю аудиторию — от детей, начиная с трёх лет, и заканчивая теми людьми, которые просто по недоразумению не зарегистрированы в Книге рекордов Гиннеса — по возрасту.

 

<цитата>

 

Е.Киселёв, главный редактор ТВС: Это мыслящие люди, энергичные, самостоятельные, деловые — деловые в широком смысле этого слова, люди, которые привыкли ковать своё собственное счастье своими руками.

 

<студия>

 

Светлана: Володь, а к какой группе зрителей Вы себя относите? Кто на Вас может расчитывать?

Рыжков: Я — привередливый зритель. Я — зритель качественного телевидения, и поэтому на меня мог расчитывать старый НТВ — не потому, что я хочу Вам польстить, а мне очень нравился старый НТВ, в котором Вы работали, до двухкратного повешения, Света, как Вы выразились, потому что там была хорошая информация, хорошая аналитика, хорошее развлечение, хороший спорт и хорошие фильмы.

Светлана: Понятно. А теперь о другом. Вы обращали внимание на новый дизайн, на новое оформление телеканалов?

Рыжков: Ну, это первое, что видишь, конечно, да.

Светлана: А Вам что нравится или не нравится?

Рыжков: Ну, мне нравится, что все каналы стараются быть современными.

Светлана: Ага…

Рыжков: То есть там не писать такими большими буквами школьными, да? Ну как это — Россия, или ещё… А те, кто пытается искать новый дизайн, мне кажется, что «Россия» по-прежнему остаётся таким официозным, то есть там трёхцветный флаг, «Россия» написано, то есть всё понятно — государственный канал.

Светлана: Ага…

Рыжков: А Первый, по-моему… или я ошибаюсь? По-моему, не поменял?

Светлана: Нет, не поменял…

Рыжков: Да. НТВ тоже осталось прежнее… ТВС — красиво, мне нравится. Так что …

Светлана (смеётся): Спасибо…

Рыжков: Мне нравится… Мне нравится вот это… современный дизайн, современность вот эта…

Светлана: А кстати говоря, один из телевизионных начальников сказал мне, что новое оформление телеканала — совсем не обязательная вещь. Зрителя даже поначалу раздражает это новое оформление, и нужно время, чтобы притерпеться. Вообще это похоже на новый костюм щёголя — только другие такие же модники могут оценить стиль и дороговизну. И тем не менее — практически каждую осень все телеканалы (или большинство их) устраивают некое телевизионное дефиле: ив-сен-лораны и карлы лагерфельды от телевидения рассматривают придирчиво наряды друг друга.

 

<нарезка: новый дизайн ТВС>

<цитата>

 

С.Шанович, арт-директор НТВ: По-человечески дизайн ТВС — это всё выглядит достаточно мило. А с точки зрения профессиональной это всё выглядит достаточно… по школярски. Ну вот, извините.

 

<нарезка: дизайн НТВ>

<цитата>

 

М.Пузырёв, дизайнер канала «Россия»: То, что на НТВ зелёный шарик вытесняется какими-то другими элементами… ну, это не плохо и не хорошо, это может быть связано с разными причинами, о которых можно только догадываться. Может быть, потому что на ТВС появился зелёный шарик, может быть, просто потому что команда, которая его придумала, она теперь не работает на канале НТВ …

 

<нарезка: дизайн РТР>

<цитата>

 

С.Левин, арт-директор «Телеателье»: Честно говоря, не смотрю отечественного телевидения, совершенно не смотрю, потому что неинтересно. Неинтересно, жалко времени. Беда в том, что нет некоей системы, по которой всё это происходит. Дизайн — он часто выступает как пожарная команда.

 

Светлана: Дизайн телеканала, конечно, важен, но не будем забывать и о содержании. Лично меня беспокоит, что количество серьёзных политических программ на нашем телевидении становится всё меньше. Объясняется, на мой взгляд, это тем обстоятельством, что информация, аналитика — она так или иначе взывает к гражданскому чувству зрителя, беспокоит, раздражает, призывает к действию… А это так неудобно… Но впрочем, это моё мнение.

 

<цитата>

 

В.Познер, ведущий программы «Времена»: Я считаю, что информации на российском телевидении стало гораздо меньше, гораздо меньше, чем было. Тем более серьёзной информации. Тем более попытки осмыслить эту серьёзную информацию. то есть всё время думать о том, что вон там где-то — Иван Иваныч, и помочь ему понять, почему это важно, и что это для него значит. .. Мне кажется, что этого просто… Что это не является больше — когда-то это было! — не является больше … как вам сказать… приоритетом. Телевидение? Никакого телевидения!

 

<цитата>

 

А.Качкаева, обозреватель радио «Свобода»: Происходит, на мой взгляд, не столько сокращение информационно-политического вещания, сколько его унификация. Если посмотреть на новости — они выходят на всех каналах и пока в довольно большом объёме, в привычном для зрителя — но… они же одинаковые! Президент — и катастрофы. Катастрофы — и президент. Эта такая развлекательность наоборот, потому что если говорить о содержании телевидения, то превалирует криминал, некое любовно-драматическое шоу, и связанное с подсматриванием, подглядыванием, с грязным бельём,  стирками и так далее, и новости со своим катастрофизмом и одним героем вполне вписываются вот в это такое … в бесконечную клюкву развлекательную.

 

Светлана: Володя, а чем Вы объясняете такое сокращение общественно-политического вещания? Может, его такая формализация…

Рыжков: Ну, Света, я категорически не могу согласиться с тем, что людям это неинтересно. Это просто, по-моему, глупость. Больше того, мы всё время забываем о простой вещи — что у нас не просто сто сорок миллионов людей живёт в стране — это сто сорок миллионов граждан. И нельзя, с одной стороны, им предлагать раз в несколько лет приходить к избирательным урнам, а с другой стороны — лишать их возможности получать объективную информацию о том, что происходит. Они не смогут сделать нормальный выбор…

Светлана: Так может, они сами не хотят?

Рыжков: Хотят! Почему вот у нас, скажем, могут выбрать криминального авторитета? В том числе и потому, что нет качественной информации. Это очень большая ошибка.

Светлана: Хорошо. Володя, а чем Вы объясните тем [то], что огромное количество людей смотрит собственно развлечения? Вот Вы… любите ток-шоу с таким… душевным и телесным раздеванием?

Рыжков: Терпеть не могу. Терпеть, Света, не могу и никогда не смогу…

Светлана: Вы нетипичный зритель.

Рыжков: Нет, я… я привередливый зритель.

Светлана: Вам приходилось всё-таки видеть вот эти вот развлекательные ток-шоу, столь популярные нынче?

Рыжков: Типа «Моей семьи»?

Светлана: Ну, это уже старая история! Типа «Окон», «Большой стирки», «Кресла», ну, много, много…

Рыжков: Ну, Света, я… я откровенно скажу: мне, конечно, времени жалко, я это смотреть не буду никогда, и не смотрю. Ну, конечно, когда щёлкаешь по телеканалам, иногда это видишь, но меня это просто приводит в оторопь и в ужас.. Значит, «А он потом набросился». «А она, значит, ему сказала», «А потом они вышли»… «А он»… «А ты что»…

Светлана (смеясь): Ещё совсем не старый человек, а какой морализатор, а?!

Рыжков: Я не морализатор, я просто не понимаю…

Светлана: Володя, Володя, меня вот здесь другое смущает… Меня вот, например, смущает, что вот знаете, ещё совсем недавно одну телекомпанию (не будем вспоминать, какую) чуть не лишили лицензии за то, что на экране промелькнуло одно нецензурное слово. А сейчас вот в этих шоу, о которых Вы упомянули, в них… ну, ругаться-то ладно — ругаются, там ненормативная лексика просто фигурирует постоянно, и кажется — вот уже предел, а и дальше, и дальше… Есть такое изречение — когда человек коснулся дна, снизу постучали. И этот путь — от абсолютно пуританского гостелерадио до нынешней вседозволенности — отечественное телевидение прошло за десять с небольшим лет.

 

<таблица; текст за кадром читает А.Шашков>

 

А.Шашков: 1991 год. Начало вещания Российского телевидения. Главная информационная программа — «Вести».

1993 год. Появляются первые негосударственные федеральные телеканалы — ТВ-6 и НТВ.

1995 год. На Первом канале начинает вещание ОРТ. Вечернему выпуску новостей ОРТ возвращено старое название — программа «Время».

1996 год. ТВ принимает активное участие в президентской избирательной кампании. Вслед за «Итогами» на РТР выходит программа «Зеркало», а на ОРТ — программа «19:59». Начинают вещание телеканалы СТС, Рен-ТВ, ТНТ и MTV.

1998 год. Кризис 17 августа привёл к разрушению рекламного рынка. На ТНТ выходит сериал «Улицы разбитых фонарей».

99-2000 годы. Парламентские и президентские выборы. Телеканалы вступают в острую политическую борьбу. «Время» с Сергеем Доренко против «Итогов» с Евгением Киселёвым. Популярность программы «О, счастливчик!» сопоставима с популярностью информационных программ.

2001 год. После смены владельца НТВ часть журналистов уходит на 6 канал. На ОРТ выходит ток-шоу «Большая стирка», на ТВ-6 — первое российское риэлти-шоу «За стеклом».

2002 год. Закрытие ТВ-6 и начало вещания телеканала ТВС. ОРТ переименован в Первый телеканал.

 

<студия>

 

Светлана: Володя, а когда Вы в последний раз смотрели телевизор, не отрываясь от экрана — ну, если, конечно, не брать экстраординарную ситуацию — там, 11 сентября прошлого года — вот когда, кроме этого?

Рыжков: Я… я отлично помню, когда это было. Это было в одном кафе в городе Бийске Алтайского края, летом, в июле, недалеко от родины Василия Макаровича Шукшина. Мы смотрели финальный матч чемпионата мира по футболу, Бразилия — Германия, с германскими моими, немецкими друзьями, не отрываясь, затаив дыхание, стараясь не пропустить ни одного мгновения.

Светлана: Это спорт. А вообще, на круг, Вы сейчас стали больше или меньше смотреть телевизор?

Рыжков: Света, к сожалению, намного меньше. Намного меньше, чем раньше.

Светлана: Я, пожалуй, тоже. Но мы с Вами в меньшинстве. Вот послушайте мнение специалиста.

Рыжков: Хорошо.

 

<цитата>

 

Ю.Заполь, президент группы компаний Video International: Не соглашусь с Вами, что зрителю нечего смотреть и что он, там, если он не хочет смотреть канал «Культура» и один из предлагаемых сериалов, он должен просто выключить телевизор. Ну, есть некие объективные показатели, если мы посмотрим такой показатель, как так называемый Total TV, то есть общее количество аудитории, которое смотрит телевизор, или относительное — к общему количеству потенциальных телезрителей, то мы, если Вы возьмёте эту тенденцию, например, начиная с 98 года, Вы увидите, что Total TV неизменно растёт. И объясняется это именно тем, что качество телевидения каждый год повышается.

 

Светлана: Больше стали смотреть телевизор или меньше, я не знаю, но знаю точно, что зрительское внимание измеряется в простых и жёстких цифрах рейтингов. А рейтинг — это деньги. Наше телевидение окончательно стало коммерческим.

 

<цитата>

 

В.Коломиец, аналитик группы компаний Video International: Для населения телевидение — это бесплатное зрелище. Но бесплатно ничего не бывает, кто-то ж за него должен платить. За него платит рекламодатель, значит — телевидение такое, какое, правильно заметили, какое хочет рекламодатель. Я считаю, что одним из событий прошлого сезона — это впервые каналу ОРТ, так называется Общественное Российское телевидение, вот, удалось выстроить коммерческую сетку вещания. Им удалось избавиться от «Спокойной ночи, малышей», которые не приносили никакого эффекта, но они резали очень сильно им прайм; они уменьшили информационное вещание, программу «Время», до 30 минут, они расширили прайм… Это желание заработать деньги выстраиванием телевидения из философии коммерческого телевидения.

 

Светлана: Володя, ведь нельзя сказать, что соревнования между каналами нету — есть, жесточайшая борьба, буквально за каждого зрителя. Но вот странное дело: идёт эта борьба на какой-то вот такой вот специфической площадке — у кого круче сериал, у кого грубее ток-шоу, вот на этом уровне. Вас вот такого рода соревнование устраивает?

Рыжков: Нет, мне кажется, что это путь в никуда. Все каналы идут вот как бы гурьбой по одной дороге: у кого боевик круче, у кого грязнее, эээ. так сказать, ток-шоу, у кого игра алчнее там или как-то, и так далее, и всё это одно и то же, и вот щёлкай — везде одно и то же… Мне кажется, что выиграют те каналы, которые будут делать качественные программы. Вот делает Познер свои «Времена» — прекрасная, качественная программа, она даёт возможность людям… вот, реформа энергетики, с ума сойти можно, тема — ну просто, ну, не продерёшься. Он сажает в кресло Чубайса, Илларионова — и абсолютно точно, кратко позволяет людям понять на самом деле, что происходит. Этого не хватает. То есть, Света, я хочу сказать, что если будет на телевидении качественное, информационное телевидение, качественная аналитика, качественные документальные фильмы…

Светлана: …качественный разнообразный продукт!

Рыжков: …качественный разнообразный продукт — люди будут с удовольствием смотреть. У нас народ — далеко не такой дурак, как о нём думают. И если ему дать качественное телевидение, политическое, документальное — любое — он будет это смотреть.

Светлана: Володя, а вот знаете, мы как раз задумались на тему, что мы любим в телевидении и как воспринимает телевидение, да? — и подумали, что надо провести некий опрос, для того, чтобы понять, как к телевидению относятся люди…

 

<диаграмма с результатами опроса>

 

Светлана: По нашей просьбе Всероссийский Центр изучения общественного мнения задал телезрителям такой вопрос: чем прежде всего является для Вас телевидение — средством информации, развлечением или источником знаний? И вот какие получились результаты. 60 % опрошенных считают телевидение средством, при помощи которого они получают информацию о событиях в стране и мире. Для 25 % телевидение — это прежде всего развлечение. И только около 7% наших респондентов получают от телевидения знания.

Честно говоря, меня эти результаты удивили. В последнее время так часто приходится слышать, что зрители устали от новостей, от информации, от серьёзных политических программ — а оказывается, это не так, 60 % зрителей хотят видеть эти самые программы. Повод задуматься — и для журналистов, и для телевизионного начальства. (Рыжкову) Ну, наверное, это даже лишний вопрос, но всё-таки — для Вас телевидение — это какая основная функция?

Рыжков: Для меня телевидение — это прежде всего информация. То есть каналы избрали, на мой взгляд, неправильную стратегию. Им кажется, что она правильная, но тот канал, который вовремя почувствует этот запрос и даст качественную информацию, в том числе политическую, столкнёт мнения, даст возможность людям разобраться — на мой взгляд, он выиграет, он будет самый рейтинговый. Я вот готов поспорить с Вами вот в этом эфире на глазах у зрителей, что так и будет.

Светлана: А я вспомнила о результатах ещё одного исследования. Оказывается, телевизоры в российских домах встречаются даже чаще, чем радиоприёмники. Примерно 97 % российских семей от Камчатки до Калининграда время от времени протирают экраны своих разнообразных телевизоров, для того чтобы утопить свои печали — в чьих-то придуманных, или отвлечься чужими радостями. Школа телевизионного волшебства начинает свой новый учебный год. (Рыжкову) Благодарю Вас, Володя.

До свидания, всего доброго!

 

<<< на главную # <<< «Ничего личного» # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта