# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. Дополнительный раздел #
<<< на главную # <<< в «Эпизоды» # <<< воспоминания # карта сайта

«ВЫ СМОТРЕЛИ КАНАЛ ТВС»

"Московские новости", 24 июня 2003. Юлия ЛАРИНА. В составе материала ― комментарий Светланы Сорокиной.

 

В 2001-м, во время разгона НТВ, на митинги вышли десятки тысяч людей. В 2002-м, во время отключения ТВ-6 с той же командой, журналисты сопротивлялись, но на митинги никто не вышел. В 2003-м, в период развала ТВС, не сопротивлялись уже и журналисты канала.

На нашем ТВ есть и другие каналы. Оставайтесь с нами.

 

За кадром

«Последний разочек, Женечка!» ― просит Волька зовущего его с берега друга и ныряет в воду. Это одна из первых фраз фильма «Старик Хоттабыч», которым после долгого перерыва открыл вещание бывший канал ТВ-6. Команда Киселева в очередной раз начала все сначала. Это ― последний разочек, Евгений Алексеевич?» ― так год назад начинался репортаж в «Московских новостях» о первом дне работы канала ТВС. Разочек действительно оказался последним.

В минувшее воскресенье корреспонденты «МН» присутствовали при прощании журналистов со своим уже отключенным каналом. В репортаже использованы фрагменты текста из материала «Возвращенные ценности» («МН» № 21 за 2002 год) ― о первом дне работы ТВС.

 

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

«В «Останкино» царила суматоха ― готовился к выходу в эфир первый выпуск новостей ― в 11 часов.

Сюжеты в это утро были такими: авария, похороны...

― Веселые у нас новости, праздничные, ― заметит пришедший в студию Григорий Кричевский».

 

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ

В воскресенье вечером в коридорах «Останкино» собрались сотрудники ТВС. Они собрались в коридорах, потому что их комнаты уже были опечатаны. Как было написано на дверях: «В связи с прекращением вещания канала ТВС по обстоятельствам непреодолимой силы помещения с имуществом компании опечатаны в целях обеспечения его сохранности... Данные мероприятия проведены по указанию и.о. гендиректора...».

Они зашли ненадолго в пятую студию ТВС, из которой в этот вечер должна была выходить в эфир программа «Итоги». Евгений Киселев произнес короткую речь, извинился перед коллегами, а потом предложил выпить.

Вообще этот воскресный день многие журналисты канала начали на ТВС. Узнав об отключении, они в ночь с субботы на воскресенье поехали в «Останкино».

― Символичным было окончание работы канала, ― говорит Михаил Осокин. ― В это время шла реклама со словами, что мы такие большие друзья, мы любим собираться вместе... На словах «любим собираться вместе» канал был отключен.

Ночью собрались в комнате с подходящей для этого случая табличкой на двери ― «Итоги».

― Сначала все поохали-поахали, ― вспоминает шеф-редактор вечерних «Новостей» Елена Савина. ― А с двух часов и где-то до полчетвертого – все читали стихи Бродского. Начал ведущий дневных «Новостей» Алексей Воробьев. И выяснилось, что все любят Бродского, раньше мы это не обсуждали. Последним прочитали стихотворение «Свобода».

 

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

«За час до начала записи программы «В нашу гавань заходили корабли» в студии еще пылесосят пол и сверлят дрелью скамейки.

― Дорогие друзья, ― обратился к рассаживающимся зрителям Эдуард Успенский, ― верхние ряды достраивались кое-как, поэтому прошу сесть туда тех, кто застрахован. Нам будет сегодня очень трудно -мы не работали почти полгода. Надо больше улыбаться. У нас будут какие-то повторы. Какие-то остроты придется повторять два раза. Оба раза смейтесь, как в первый».

 

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ

Многие из пришедших в воскресенье журналистов ТВС в мае ― июне не снимали программы ― не было денег. Последней передачей, которую снимали на ТВС, стал «Бесплатный сыр». По одной из версий, именно прощальная передача Шендеровича могла быть для власти толчком к отключению ТВС.

Попрощаться со зрителями успели несколько ведущих. Тогда, правда, думая, что канал сам из-за финансовых сложностей прекратит работу в понедельник.

― Вы смотрели канал ТВС, ― сказала в прошедшем времени, завершая 19-часовой выпуск новостей в субботу, Марианна Максимовская. Спустя несколько часов выяснилось, что прошедшее время было выбрано ею правильно.

После Максимовской в эфире прощался Владимир Соловьев. В «Поединке», посвященном легализации проституции, Соловьев позволил себе пару раз пошутить по поводу ситуации с ТВС. Так, в связи с упоминанием журналистики как второй древнейшей профессии, заметил:

― В первой древнейшей хотя бы платят...

Но на ТВС три с лишним месяца не платили и представителям менее древних профессий ― монтажерам, операторам, шоферам...

Водители забастовали первыми, в начале прошлой недели. Поскольку без них телевидение встанет ― не потащат же операторы камеру в метро, ― пришлось быстро изыскивать им деньги.

― Чубайс с Дерипаской нам с апреля не платили, ― рассказывали шоферы корреспонденту «МН». ― Березовский с его МНВК ― за пять месяцев должен. Один Гусинский выплатил все до копейки. Еще какие― то пени заплатил, хотя его самого уже не было в России.

Вообще с зарплатой на ТВС происходили удивительные вещи. Виктор Шендерович вспоминает, как он получил официальное письмо от гендиректора Терекбаева по поводу двукратного понижения его зарплаты в связи с войной в Ираке.

― Через три недели я написал ему такое же официальное письмо, ― говорит Шендерович, ― в котором, в связи с окончанием войны в Ираке, просил вернуть зарплату на место. Но с тех пор не получил вообще ни копейки.

Угрозы забастовки исходили все же не от творческих, а от технических работников ТВС. В конце прошлой недели я решила заглянуть в аппаратную монтажа, чтобы узнать, какое настроение у сотрудников. Необходимость входить и задавать вопросы отпала, когда я увидела на двери аппаратной портрет Че Гевары.

 

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

«В информационной студии вышел в эфир 15-часовой выпуск новостей с Елизаветой Листовой.

― Когда я проснулась, у меня было ощущение, что сегодня ― 1 сентября и я иду в школу, ― поделилась с «МН» Елизавета Листова.

19-часовой выпуск Листова уже смотрела вместе со всеми ― в аппаратной.

По окончании «Новостей» выходящего из студии Осокина встретили аплодисментами и шампанским. На поздравление с хорошим выпуском он ответил:

― Все-таки 130 дней готовились».

 

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ

Елизавета Листова так смогла описать свои ощущения от происходящего в воскресенье в «Останкино»:

― Первое: выпускной вечер. Второе: поминки. Если это можно совместить, то так оно и есть.

В этот момент раздался звонок из Берлина. Корреспондент ТВС в Германии Иван Родионов все никак не мог поверить, что все кончилось. Он до последнего выяснял, неужели не надо делать материал в «Итоги»? Тяжело ему там, вдали от российской свободы слова. Тяжелее только западным журналистам, аккредитованным в России. Корреспондент одной немецкой газеты попросил в воскресенье Евгения Киселева объяснить читателям этой газеты этапы закрытия ТВС.

― Ох, увольте! ― ответил Евгений Алексеевич, несколько часов назад потерявший работу.

 

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

«Вечером собрались отпраздновать выход в эфир Евгений Киселев, Елена Курляндцева, Алим Юсупов, Константин Точилин, Михаил Осокин, Елизавета Листова и многие другие».

 

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ

Не все ведущие журналисты ТВС собрались на прощание с каналом. Хотя пришли многие: Евгений Киселев, Елена Курляндцева, Маша Шахова, Ирина Зайцева, Виктор Шендерович, Борис Берман и Ильдар Жандарев... Пришли и те, кто покинул ТВС несколько раньше ― Алим Юсупов, Ашот Насибов и Светлана Сорокина.

― У меня сегодня ощущение, что я никуда и не уходила, ― поделилась с корреспондентом «МН» Светлана Иннокентьевна. ― Я уже и поплакала сегодня, и поговорила... На мой взгляд, возрождается система Гостелерадио. Во всяком случае, это касается федеральных телевизионных каналов. Я застала самый хвостик Гостелерадио. Я ещё помню, когда визировали тексты. Тогда мне это казалось смешным пережитком, к которому мы никогда в жизни не вернёмся. И мне даже не по себе оттого, что мы семимильными шагами возвращаемся к этой системе.

Юсупов, Насибов и Сорокина давно уже определили свое новое место работы. Остальные журналисты ТВС уклонялись от ответа, на каком канале их можно будет увидеть. Хотя уже известно, кого возьмет НТВ, кто уйдет на «Россию»...

― Я назвала ситуацию летней распродажей, ― заметила Светлана Сорокина, ― поскольку, конечно, сейчас некоторые коллеги с других каналов, ставшие начальниками, имеют шанс и поизгаляться, и повыбирать, и даже поунижать. Очень большое количество специалистов очень высокого класса оказывается на рынке труда. Кого-то возьмут, кого-то нет. Кого-то возьмут, но на какие-то другие работы. Очень тяжёлое время...

Один оператор ТВС сформулировал корреспонденту «МН» это так:

― Месяц назад люди стоили рубль. Сейчас ― копейку. И за эту копейку можно купить профессионала.

 

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

«Я спросила Евгения Киселева, от кого он сегодня получил поздравления.

― Это очень длинный список ― родные, друзья, коллеги, политики, общественные деятели. Даже Геннадий Андреевич Зюганов позвонил.

― А есть те, от кого вы ждали поздравления, но они не позвонили?

― Да, я ждал некоторых звонков, но их не последовало».

 

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ

В воскресенье я опять спросила Евгения Алексеевича, кто из известных политиков ему сегодня позвонил, чтобы выразить сочувствие?

― Я никаких звонков сегодня от них не получал. Только один из акционеров Игорь Линшиц позвонил мне рано утром и сказал, что ему очень жаль.

 

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

«Самым неожиданным поздравлением в этот день был, наверное, факс, направленный, правда, другому Киселеву ― гендиректору «Медиа-социума» Олегу Киселеву: «Отрадно, что на экранах вновь появятся передачи, подготовленные Вашей профессиональной командой. Зрители давно их ждут. Желаю долгих лет жизни Вашему телеканалу, творческих достижений и новых интересных программ. Обещаю быть Вашим постоянным и внимательным зрителем, а по мере сил и ньюсмейкером». И подпись ― начальник Управления информации и общественных связей Генеральной прокуратуры Л.Л. Трошин. Кто-то из журналистов ТВС пошутил: «Интересно, долгих лет жизни ― это с конфискацией или без?»

 

***

 

Книги «Здесь было ТВС» по аналогии с произведением «Здесь было НТВ», по словам автора Виктора Шендеровича, не будет:

― Это та же история. Это финал драмы, кульминация которой была описана в той книге. Это просто выписанное свидетельство о смерти человеку, который был смертельно ранен два года назад. Дальше – по больницам, по приютам. Мы продержались еще год. Для меня оправданием компромисса, на который мы тогда пошли, была возможность работать на Россию, а не на Брайтон и Иерусалим. Даже одна возможность передачи

после «Норд-Оста» оправдала этот компромисс.

Власть не дождалась 1 дня до естественной, назначенной самим коллективом на 23 июня, смерти канала. И власть можно понять: ведь терпеть это назойливое ТВС пришлось бы все 22 июня ― самый длинный день в году.

 

Коллизия. «Поединок» Киселёва. Олигархи на ринг не вышли.

 

Выход ТВС из эфира мог случиться не в ночь с субботы на воскресенье, а еще раньше, в четверг. И без помощи Минпечати. Причем если отключение ТВ-6 в январе прошлого года произошло на программе Владимира Соловьева «Соловьиная ночь», то решение о прекращении деятельности ТВС, по иронии судьбы, могло быть принято в декорациях ток-шоу того же Владимира Соловьева «Поединок».

В четверг в пятой студии ТВС, за два часа до съемок ток-шоу, прошло собрание коллектива компании, часть которого ― сотрудники вещательного комплекса ― намеревалась прекратить работу прямо в этот вечер после 19-часового выпуска новостей, о чем они в письменной форме известили главного редактора ТВС.

Евгений Киселев оказался на ринге «Поединка». Объясняя ситуацию на канале, он ходил от красного угла к синему. Противников на ринге не было. По словам Киселева, акционеры не хотят встречаться с коллективом. Но Евгению Киселеву порой приходилось уклоняться от ударов своих же сотрудников. Корреспондент «МН» была единственным представителем прессы, присутствующим на собрании.

 

МОНОЛОГ

 

Первая часть собрания представляла собой монолог Евгения Киселева, который стоит привести почти полностью:

― Я заявил в печати, что со следующей недели мы в эфир не выйдем, потому что это просто невозможно в условиях трехмесячной невыплаты зарплаты и бессмысленно, потому что господа акционеры палец о палец не ударили, чтобы вытащить канал из этой тяжелой ситуации. Наоборот, вольно или невольно загнали канал в эту ситуацию еще глубже. Я каждый божий день по многу часов тратил на общение с господами акционерами. В том, что денег не будет, я убедился в начале этой недели. Я назвал дату ― 23 июня, чтобы дать всем возможность достойно доработать неделю и попрощаться со своими зрителями. Но если кто-то хочет прекратить работу именно сегодня в 19 часов, это ваше право. Я против этого, к сожалению, возразить ничего не могу. Хотя просил бы, чтобы все же это закончилось достойно.

Я очень благодарен вам и за терпение и за лояльность. К сожалению, я не генеральный директор компании, не распорядитель кредитов. Я всего лишь главный редактор. Это было, между прочим, одним из условий, когда мы возвращались и создавалась новая конструкция. Многие рычаги власти и влияния у меня из рук были выбиты. Все, чем я мог оперировать, ― это каким-то авторитетом, каким-то уважением к моему прошлому, моему имени. Я понимаю, что правильно, конечно, или платить деньги всем, или не платить никому. Но в начале недели была еще какая-то надежда, что на мои отчаянные призывы кто-то среагирует ― Минпечати, власть имущие... Чтобы служба информации, связанная с развозом, работала, наскребли денег и заплатили транспортному цеху. К счастью, канал получил 100 тысяч долларов на счет долгов по рекламе. Дали ползарплаты техническим сотрудникам и сотрудникам службы выпуска. Чтобы расплатиться со всеми долгами, нужно порядка 6 миллионов долларов.

Сегодня приходили инспекторы Министерства труда, которым поступил сигнал, что в общенациональной компании не выплачивается зарплата. Но инспекция, как, впрочем, суд, прокуратура, может обязать выплатить зарплату сотрудникам любой компании только в том случае, если у этой компании есть средства или будет выявлено, что эти средства тратятся на что-то иное, а не на зарплату. У нас этих средств нет. Но у нас есть достаточно активов ― техника, оборудование, машины, декорации, права на фильмы и программы. Распродав их, мы можем заплатить долги. По поводу продажи прав на фильмы и программы переговоры уже начаты. Дальше все зависит от господ акционеров и назначенных ими менеджеров. Я полагаю, что никто из акционеров не будет вставать в позу. Все понимают, что до судов доводить не надо.

 

ЭПИЛОГ

 

В этот момент Киселеву принесли мобильный телефон с каким-то важным звонком. Евгений Алексеевич приник к трубке, а по рядам пронеслось:

― Зарплата!

После чего раздался смех, поскольку в такое сообщение уже никто, кажется, не верил. Как выяснилось, правильно делали.

― Это несущественно, ― сказал Киселев собравшимся, закончив телефонный разговор.

― Нам надо искать работу? ― все еще с какой-то надеждой на отрицательный ответ спросили с задних рядов.

― Я веду переговоры с другими каналами относительно трудоустройства журналистов, ― сказал Киселев. ― Я знаю, что руководители подразделений тоже этим занимаются. Многие наши программы пользуются спросом на рынке.

― Нас 25 человек, ― крикнула женщина, видимо, как раз из той технической службы, которая собиралась прекратить работу первой. ― Кто нас ждет? Меня ждет только многомесячный поиск работы.

С пониманием, что все закончено, раздражение в зале росло.

― У вас не возникало желания отстоять свое достоинство? ― спросил кто-то Киселева.

― Ну что мне ― вызвать Чубайса и Дерипаску на дуэль? Я назвал в прессе господина Чубайса предателем.

― Мы присутствуем при историческом событии, ― донесся до меня чей-то шепот с соседнего ряда.

― Историческим оно было, когда нас лишали работы первый раз, ― раздался оттуда же ответ.

Надо было уже освобождать студию для записи «Поединка».

― Ребята, но почему вы не хотите доработать до понедельника? ― спросил своих коллег кто-то из организаторов ток-шоу. ― Сейчас сюда придут участники программы и 250 зрителей, которые ни в чем не виноваты. Мы проделали огромную работу. Мы все в одинаковом положении. Вернее, мы даже в худшем ― вам хоть что-то заплатили.

― Три дня эфира ― это несколько тысяч долларов за рекламу, ― привел, кажется, последний аргумент Евгений Киселев.

Было видно, что сотрудники вещательного комплекса несколько смягчились, и отключения, скорее всего, не произойдет. Они отправились продолжать работу в свой блок, откуда, кстати, когда-то вещал Брежнев, и не подозревавший, что кто-то может забастовать.

 

* * *

 

Собрание закончилось в тот момент, когда на большом экране в студии, который без звука транслировал передачи ТВС, появилась программа с очень символичным для сотрудников канала названием «Свободное время».

 

Прямая речь. Бизнес-планов громадье. Выход из эфира наступил раньше, чем самоокупаемость.

 

«МН» предлагают цитаты из интервью основных участников событий, которые были опубликованы в течении прошлого и этого года в «Московских новостях» и других изданиях

 

Олег КИСЕЛЕВ, гендиректор некоммерческого партнерства «Медиа-социум»:

― Вам предрекают, что рано или поздно вы все перессоритесь.

― Ну да, предрекают. Я не могу сказать: нет, не развалимся, не дождетесь. Все это лозунги. Но ведь канал ― это как компания, товар которой потребляют десятки миллионов людей. Как «Кока-кола». Не может ведь она сегодня открыть ся, а завтра закрыться. ТВ-6 – это некое социальное явление. Я не хочу быть пафосным, но на самом деле мы объединились во имя потребителя и во имя того, чтобы делать правильный бизнес.

Апрель 2002 года.

 

Павел ЧЕРНОВАЛОВ, председатель ликвидационной комиссии МНВК:

― Давайте приведем аналогию с автобусом. Сначала мы возили пассажиров. Теперь у нас этот автобус отобрали, и пассажиров возят другие люди. Но автобус ― наша собственность. Теперь вы меня спрашиваете: «Будете ли вы дальше возить этих пассажиров?» Мы разберемся, кого и как возить.

Февраль 2003 года.

 

Александр ЛЕВИН, гендиректор ТВС:

― Подписаны документы об инвестировании, в которых мы взяли на себя обязательства до 2004 года выйти на самоокупаемость. Это вполне реально, если сохранится существующая ныне тенденция развития рекламного рынка и если нам удастся получить ту долю аудитории, на которую мы рассчитываем.

Март 2002 пода.

 

Руслан ТЕРЕКБАЕВ, гендиректор ТВС (получивший недавно должность зампредседателя ВГТРК):

― Наша цель ― возвращение в группу лидеров федеральных каналов. Сейчас отрыв очевиден. Принципиальным условием позиционирования канала является присутствие очень талантливого коллектива журналистов... Я настроен работать долго и надеюсь лишить вас возможности брать интервью у следующего гендиректора.

Декабрь 2002 года.

 

Аркадий ВОЛЬСКИЙ, президент Российского союза промышленников и предпринимателей:

― Если ТВС не выплывет, это будет не ошибка, а даже больше, чем преступление. И я, и Евгений Максимович Примаков, может, как и Чубайс, хотели бы выйти из ТВС, но мы в первую очередь стараемся не забывать о людях, которые смотрят и любят этот канал, а также о журналистах.

Июнь 2003 года.

 

Форум. Мышеловка с видом на Кремль. Телезрители обсуждают ситуацию на ТВС в ещё не отключенном Интернете.

 

«Создается впечатление, что Путин, Лужков и иже с ними трудятся только над отбиранием работы у неугодных им журналистов и разрушением, отключением каналов. Ну, просто геополитическая сверхзадача! По крайней мере, это единственное, что у них хорошо получается и что они с завидным упорством доводят до конца».


Sharon Stoun

 

«Всю неделю в столице отключали ТВС. Москва ослепла на один телеканал. Кое-кто начал шевелить «усами» телевизоров в поисках отрубленного СМИ. Вспомнились времена застоя, когда льнули ухом к радиоприемникам и сквозь шум глушилок пытались узнать от «вражьих голосов», что же на самом деле происходит в нашей собственной стране».


Злословов

 

«Будем надеяться, пройдет время, и когда-нибудь на каком-нибудь канале мы снова сможем увидеть вас, а до той поры ― ну его на фиг это лакированное путинское ТВ».


Дед Пихто

 

«Самое обидное, что все это ― как минимум, еще на один президентский срок».


Vital

 

«Грустно осознавать, что «Бесплатный сыр» заканчивается, еще грустнее осознавать, что ты в мышеловке».


<<< на главную # власть vs тв - эпизоды # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. Дополнительный раздел # карта сайта