# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. Дополнительный раздел #
<<< на главную # <<< в «Эпизоды» # <<< воспоминания # карта сайта

ПРАВИЛО ТВЁРДОЙ РУКИ

Евгений Киселёв и его команда «отыграли» шестой канал.

Для некоммерческого партнерства «Медиа-социум».

То есть для государства.

ЕЖ 01.04.2002    No 012. в жизни / телевидение / уроки. Дмитрий Хитаров, Сергей Черняк

.

 

Будем надеяться, не пройдет и пары месяцев, как некоммерческое партнерство «Медиа-Социум», только что объявленное победителем конкурса на право телевизионного вещания в шестом метровом диапазоне, уже шагнет с голубого экрана в каждый российский дом, навстречу благодарной аудитории, которая так рада будет встретиться со старыми знакомыми. Порадуемся вместе за Евгения Киселева и тех, кто прошел с ним весь этот путь: от изгнания с НТВ, через ликвидацию ТВ-6 до победы на конкурсе в прошлую среду. А что ж, в самом деле, не порадоваться? Как-никак мало какая компания (в обоих смыслах этого слова) выдержит два года ожесточенного давления со стороны государства, готового использовать любые имеющиеся в его распоряжении инструменты разрушения корпорации и принуждения ее сотрудников к повиновению.

 

Дело, которому эти люди отдали несколько лет жизни, в конце концов оказалось разрушено. Был и раскол, и болезненный разрыв с вчерашними коллегами-товарищами, и взаимные обвинения в предательстве. Было отчетливое ощущение равнодушия общества: если гибель НТВ еще заставила хоть кого-то понервничать (хотя бы на самом позднем этапе, когда власть вполне почувствовала свою безнаказанность и противопоставить ее напору было уже нечего), то ТВ-6 было похоронено при всеобщем молчании и спокойствии. Под конец отчетливо замаячила перспектива фактического запрета на профессию: здорово, конечно, что «Эхо Москвы» приютило команду Киселева, но в самом факте, что телевизионные журналисты смогли найти применение своим силам только на радио, отчетливо проявилась вся безвыходность их положения.

 

Тьфу-тьфу-тьфу, теперь, кажется, все позади. И кто же посмеет сказать, что предоставление права вернуться из постылого радиоэфира в эфир телевизионный, которого удостоились ныне Максимовская, Шендерович, Юсупов, Зимин, Берман, Курляндцева и все-все-все, — это не повод для взаимных поздравлений «с благополучным избавлением»… Все в порядке. Все позади. И никого не убили даже. И в тюрьме сидит один медиамостовский финансист Титов — а он и не журналист вовсе, нам, телезрителям, вроде про него вспоминать совсем не обязательно.

 

Все довольны (спортивные фанаты, у которых своего круглосуточного канала пока все-таки не будет, не в счет). Довольны остались, кажется, даже те, кто проиграл в конкурсе. Они, по крайней мере, избежали упреков в том, что пришли отстраиваться на чужом пепелище.

 

С облегчением вздохнули в Кремле. С одной стороны, «настоящие буйные», которых все-таки немало оставалось в команде Киселева, фактически взяты под контроль. Владеть ими назначили «коллективного олигарха», в юридическом лице которого проступают черты как всем известных Анатолия Чубайса, Романа Абрамовича, Кахи Бендукидзе, Александра Мамута, Олега Дерипаски, так и менее «засвеченных» Андрея Мельниченко, Владимира Евтушенкова, Олега Киселева, Дмитрия Зимина, Юрия Шефлера, Игоря Линшица и Александра Абрамова, а надзирать за правильным владением доверили Евгению Примакову, председательствующему ныне в Торгово-промышленной палате, и Аркадию Вольскому, возглавляющему Российский союз промышленников и предпринимателей. А с другой стороны, результаты конкурса как будто указывают на то, что ТВ-6 закрывали не из-за журналистов и их редакционной политики, и значит свобода слова ни при чем, а все дело, как всегда, в «хозяйствующих субъектах», спор которых снова пришелся удивительно кстати.

 

Таким образом, последние два года были потрачены Кремлем на войну с негосударственными телеканалами не зря. В результате двухлетней «операции равноудаления» удалось избавиться от «неправильных» олигархов, отнять у них мощный пропагандистский инструмент и передать его тщательно отобранным «правильным», тем, на которых можно положиться.

 

С высоких кремлевских трибун не раз и не два заявлялось: все беды отечественного телевидения — в том, что оно не стало настоящим бизнесом, что деньги в него вкладывают лишь для того, чтобы получить политическое влияние, а не коммерческий доход. Но вполне искушенные российские бизнесмены едва ли рассчитывают построить прибыльный бизнес под колпаком «некоммерческого партнерства». Евгений Примаков называет предприятие, в капитал которого дюжина бизнесменов собрала 10 миллионов долларов (на нынешний момент, дальше потребуется, по оценкам опытных телеменеджеров — раз в семь больше), общественным «в прямом смысле слова». Вряд ли дело только в том, что бывший премьер-министр не понимает разницы между коммерческим и общественным телевидением. Он «в прямом смысле слова» указывает олигархам — тут платят одни, специально отобранные, а командуют другие, специально назначенные. То есть капиталисты снесут в кучку свои взносы на «ящик», а Вольский с Примаковым будут следить, чтобы на эти деньги журналисты правильно осуществляли самоцензуру. Можно предположить, что интерес к медийной сфере рынка подобные добровольно-принудительные инвестиции, как и пример радикального «равноудаления» Гусинского и Березовского, у настоящих инвесторов отобьют надолго.

 

Оказавшись бок о бок с кремлевскими кураторами перед микрофонами «Эха Москвы», едва отдышавшись после объявления итогов конкурса, Евгений Киселев своим новым начальникам не возражал. Ничего не возразил ни на «самоцензуру», ни на бесформенные и бессмысленные размышления о бизнесе в жанре «общественного телевидения», ни на предложение «подключить через союз промышленников внутреннюю рекламу», разве что примаковский «президиум» заменил более современным «правлением», да и то на второй раз махнул рукой: президиум так президиум, спасибо хоть не бюро.

 

Евгений Киселев и его соратники уверяют, что сохранят за собою право самостоятельно определять редакционную политику нового канала. Но на первый же конкретный вопрос об этой самой политике — стоит ли показывать телезрителям пресловутый «фильм Березовского» – ответил, не раздумывая, Аркадий Вольский: не хочу, дескать, его видеть, «не хочу, понимаете, не хочу я об этом», насмотрелся, мол, хватит…

 

Так что государство с предельной ясностью и определенностью дало понять и самим журналистам, и потенциальным инвесторам информационной отрасли, как именно намерено впредь строить взаимоотношения с ними, какую отводит им роль в слаженном механизме «управляемой демократии». Урок получился очень наглядный. Объяснения смотрятся более чем убедительными. Но есть, впрочем, и еще один участник «медиапроцесса», о котором власть должна помнить, может быть, в первую очередь. Речь идет о менеджерах в области прессы, организаторах медиаиндустрии.

 

Для них на финальном этапе истории с «шестой кнопкой» особенно важен был опыт организации и проведения конкурса на освободившуюся частоту. Опыт и в этом случае оказался исключительно поучительным и не допускающим расхождений в толковании. Команда, которой дозволено вещать на шестом канале, утверждалась в Кремле, а конкурс превратился в ритуальную процедуру объявления итогов, предрешенных в момент исторического рукопожатия между двумя Евгениями. Бесценное наследие, накопленное в период расцвета залоговых аукционов, оказалось здесь творчески освоено и приумножено. Своеобразная, но отчетливая логика просматривается и тут: если «равноудаление олигархов» на поверку оказалось процедурой замены «неправильных» капиталистов «правильными», то и карательно-воспитательная акция, затеянная под лозунгом установления «равных для всех правил игры», защиты принципов открытости, прозрачности и справедливости в бизнесе и в отношениях с государством, рано или поздно должна была превратиться в ярмарку лицемерия и шулерских подтасовок, какая раскинулась теперь вокруг конкурса, проведенного Министерством печати.

(наверх)


<<< на главную # власть vs тв - эпизоды # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. Дополнительный раздел # карта сайта