<<< на главную # <<< другие интервью # карта сайта
# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. #

ПРИЗРАКИ ЯНТАРНОЙ КОМНАТЫ.

Трибуна. 30.05.2003. № 93. Илона Егиазарова

 

Завтра на Первом канале премьера фильма Светланы Сорокиной, посвященного одной из самых загадочных страниц истории

 

― Светлана, правда, что в вашем интересе к теме Янтарной комнаты много личного?

― Географически и эмоционально связана с этой темой. Родом я из Царского Села. Все свое детство и юность слышала бесконечные истории о Янтарной комнате. Моей бабушке удалось даже перед войной увидеть это чудо. С этими рассказами и жила. А потом даже водила экскурсии по Екатерининскому дворцу.

 

― Знаю, вы с таким воодушевлением рассказывали экскурсантам о том, из чего состояла Янтарная комната, как создавалась и выглядела, что люди всплескивали руками: "Как красиво!" А теперь, когда сказка из вашего детства стала реальностью, комната восстановлена, вы не испытываете разочарования?

― Мечты действительно бывают обманчивы. Но это тот случай, когда реальность превзошла ожидания. В своих многолетних фантазиях я представляла все фрагментарно, деталями, объектами. А когда увидела комнату целиком и на мне сошлось золотое свечение со всех стен, поняла: это действительно чудо.

 

― История комнаты столь таинственна... Вы не почувствовали какой-то особой ауры в музее?

― Еще как почувствовала! Ведь янтарь ― очень интересный камень. В давние времена из него пытались изготовить всевозможные лекарства для поднятия духа, говоря современным языком ― антидепрессанты. Считалось, если ты находишься среди большого количества янтарных предметов или носишь их на себе, то это какими-то полями благотворно действует на твое здоровье. Между прочим, Адольф Гитлер, который хотел перетащить Янтарную комнату в Берлин, был глубоко убежден, что ее аура поможет ему укрепить собственные тело и дух.

 

― Вы поверили в это настолько, чтобы самой носить янтарь?

― Недавно ездила в Калининград и купила всем своим знакомым дамам необработанный янтарь, который хорошо носить на шее. Я и сама иногда надеваю.

 

― Вы выясняли, чем новая Янтарная комната отличается от старой?

― Главное отличие ― цвет. Мне и бабушка рассказывала, и музейщики потом подтвердили: старая комната к началу войны была уже совсем темная ― от времени и специального состава, которым покрывали янтарь, дабы он не рассыпался. Воссозданная комната, как и старая первоначально, имеет оттенок золотисто-светящийся.

 

― Светлана, кажется, в прошлом году, принимая участие в игре "О, счастливчик!", вы заявили на всю страну, что свой выигрыш отправляете на восстановление Янтарной комнаты. Деньги дошли до адресата?

― Нет, и у меня не было ни времени, ни сил разбираться в этой бюрократической истории. Я передала музею свои собственные деньги и подумала, что так даже приятнее: не полагаться на случайный выигрыш, а сделать вполне осознанный шаг, отдать свою денежку...

 

― И сколько этой денежки было?

― Около тысячи долларов.

 

― Вас внесли в список спонсоров Янтарной комнаты?

― Была смешная история. Предлагалось на табличке в музее написать: спонсоры воссоздания ― немецкая газовая компания и Светлана Сорокина. По-моему, с затеей ничего не вышло. Да и слава Богу!

 

― Светлана, вы пытаетесь в своем фильме раскрыть тайну Янтарной комнаты? Выносите ли оценки конкретным людям, скажем, искусствоведу Альфреду Роде, который спрятал комнату и сам исчез вместе с ней?

― Снимать фильм, раскрывающий тайну Янтарной комнаты, было бы смешно: столько людей до меня пытались это сделать, а тут я за месячишко взяла и раскрыла... Наша съемочная группа попыталась посмотреть на эту известную историю через человеческую призму. Эта идея нас даже вывела на цикл передач, который условно можно было бы назвать "Страсть". Мы решили посмотреть на все происшедшее не с точки зрения "как третий рейх комнату украл", а с точки зрения конкретных личностей, которые этим занимались. Они ведь не были бездушными машинами, у них были имена, должности, возраст... Один из таких людей ― доктор Роде. Странный человек, не нацист, просто "повернутый" на Янтарной комнате. Она была его страстью. А страсть, как известно, выше всяких оценок.

 

― Как вы относитесь к мнению искусствоведов, что старая Янтарная комната рано или поздно ляжет на стол переговоров?

― Сейчас некоторые музейщики говорят: "Вот наше чудо восстановили, значит, скоро найдется старая комната. Причем не в старушке-Европе, и уж тем более не на территории Калининграда, а где-нибудь в Америке. И уж тогда-то, фантазируют искусствоведы, пройдет выставка: в большом зале ― новая Янтарная комната, в зале поменьше ― фрагменты старой... И это будет шикарно!" ...Согласна, это было бы шикарно, все, что приумножает славу Екатерининского музея, ― во благо... Но если вы спрашиваете о моих ощущениях, думаю, старая Янтарная комната не найдется.

 

― В этой истории больше мистики, чем политики?

― Не знаю, чего больше.Почему о Янтарной комнате так много говорят? Потому что она стала ярким символом всех наших утрат. Ее история совпадает с историей Санкт-Петербурга, они годами ― почти ровесники. Янтарная комната, как и очень многое, оказалась в числе того, что мы не смогли сохранить... В этом смысле здорово, что ее удалось наконец восстановить. Это хоть немного снимает безысходность, внушает надежду.

 


<<< на главную # <<< другие интервью # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта