<<< на главную # <<< другие интервью # карта сайта
# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. #

Светлана Сорокина: МОЖЕТ, И ПРАВДА, Я ― ЗВЕЗДА?..

 Хронометр (Вологда), № 17. 22.04.2003. Юлия Капкова.

(Интервью обладает некоторыми признаками компиляции. Кроме того, оно одновременно появилось более чем в десятке местных изданий).

 

Говорят, она до сих пор продолжает писать заявления об уходе. Просто так, из-за ерунды. Не понравилась заставка к программе, например. Или просто испортилось настроение. Да и сама Сорокина не скрывает, прямо так и говорит перед включенным диктофоном: "Характер у меня отвратительный".

 

Светлана, и все же телезрители вас как-то нежно и очень по-хорошему любят...

― Интересно, мне обижаться или радоваться, что меня не записывают в секс-символы? Да не волнуйтесь, я шучу. Я вовсе не собираюсь нравиться всем из-за своей неземной красоты и выдающихся сексуальных качеств. То, что меня принимают как человека доброго, не вызывающего раздражения ― намного важнее.

 

― А вы добрый человек?

― Ой, как вам сказать? Разный. Одно время я была удобной и бесконфликтной, а потом начала портиться. Телевидение, кстати, этому сильно поспособствовало: среда заела. И теперь я честно и объективно могу сказать, что выросла в человека с тяжелым характером, очень категоричного и упрямого. Могу даже обидеть кого-то. Хотя в этих случаях так же прямо подхожу и прошу прощения.

 

― А вам важно, как вас воспринимают люди не на экране, а в жизни?

― Не совсем. Хотя я могу себе позволить нравиться тем, кому хочу, и не нравиться тем, кто безразличен. Конечно, некоторое время назад было этакое смешное желание нравиться всем. Думаю, тогда была потребность самоутверждения, и личного, и профессионального. К счастью, все это в прошлом.

 

― Значит, стали звездой.Окончательно и бесповоротно.

― Ой, не надо про звездность. Я не умею говорить на эту тему, правда. Что тут сказать? Это ощущение так редко бывает. В какой-то момент, конечно, думается: "Как же хорошо, что так много хороших людей меня любит! Может, и правда, я ― звезда?" Но в обычной жизни просто нет такого чувства.

 

― А что для будней? Любимый муж и не менее любимый кот?

― Давайте ничего личного!

 

― Кстати, так называлась одна из ваших программ: Откуда такое название?

― Видимо, от противного. В программе все было абсолютно личным. Я на телевидении уже шестнадцать лет и все это время работала в каком-то придуманном формате, развивала начатые кем-то программы. Часто приходилось находиться в жестких рамках этих придумок. Хотя, в общем, всегда себе позволяла от них отступать.

 

― А почему программа пропала из эфира?

― Я ее сама закрыла. И решила: либо я реанимирую ток-шоу, либо... надо искать другое применение силам.

 

― Не боитесь нового провала?

― Если бы не год выборов, я бы сто раз подумала, стоит ли рисковать. Но считаю, что политикой надо интересоваться и вовлекать в нее людей. Тем более я всю колоду политиков переговорила в своих программах, начиная с "Героя дня" и заканчивая "Гласом народа". И не однажды сталкивалась с их экстраординарным поведением в прямом эфире. И ничего. Привыкла.

 

― Кстати, откуда взялось название "Основной инстинкт"? Уж извините, но не похожи вы на Шарон Стоун...

― А вы надеетесь, что всем в голову придет именно такая ассоциация? Хотя, может быть, это и неплохо. Мне, например, Стоун очень симпатична. Красивая, умная. Причем она же в этом фильме всех обыграла. Да как легко!

 

― Вы, судя по всему, тоже к этому стремитесь?

― Ну не то чтобы: но почему бы и нет? Вообще, знаете, я очень люблю драйв, прямо-таки обожаю неизвестность.

 

― А как вы уговорили директора Первого канала выделить вам целый час "абсолютного прайма"?

― Я никого не уговаривала. Меня Эрнст сам пригласил. Причем первый вопрос, который я задала Константину Львовичу, когда к нему пришла: "А зачем я вам вообще понадобилась?" А он ответил: "Нравитесь".

 

Светлана, а вы все время заняты работой?

― Ну, почему? Когда есть время, сразу же выбираюсь в Питер. Это как-никак моя родина.

 

― А жительницей какого города вы себя сейчас ощущаете: Питера или Москвы?

― Не знаю. Если вы про то, чувствую ли я Москву своим городом... Наверное, чувствую. Хотя я очень много раз рассказывала, как мне было трудно поначалу, как я при первой же возможности моталась домой, в Ленинград. Но потом началась работа, и пропали всякие возможности куда-то мотаться.

 

― А где вы сейчас живете?

― В квартире, на Ямском Поле. Где и жила. Вообще, приехав в столицу, поначалу жила в служебной гостинице. Потом по ходатайству руководства канала московская мэрия выделила мне однокомнатную квартиру. Дом был ужасный. То отключали горячую воду, то вообще трубы прорывало. Не говорю уж о лифте. Он вообще работал по большим праздникам. Кстати, соседи, которые встречали меня в подъезде и тогда уже знали в лицо, все время спрашивали: "Кто у нас телевидение?" Вот мне и приходилось просить за всех.

 

― И каким был результат?

― Все закончилось обменом. Это на самом деле грустная история, я менялась еще и потому, что к этому времени у меня в Ленинграде умер отец и очень тяжело болела мама. Я снова при первой же возможности ездила в Питер: нужно было срочно перевозить маму к нам. И мы с мужем сумели какими-то немыслимыми, отчаянными усилиями собраться и выменять однокомнатную квартиру на двухкомнатную. В тот момент, когда все документы были оформлены, мама умерла.

 

― У вас остались в Питере какие-то родственники?

― Сейчас уже нет. Но питерскую квартиру все равно не продам. Это мое детство, юность.

 

― Первая любовь...

― Вот все хотят, чтобы я им про личную жизнь рассказала, начиная с первого поцелуя. Давно это было.

 

― Тогда давайте про последний!

― Ну, знаете. Хотя можно, конечно, для журналистов придумать какую-нибудь историю. Например, курортный роман.

 

― Кстати, где проводили прошлое лето?

― Знаете, принесли мне как-то газету, в которой было написано, что я отдыхаю на очень дорогом зарубежном курорте. Смешно. В это время я была в Крыму, в Алуште, и еще неделю отдыхала в Хорватии.

 

― Именно там бросили курить?

― Да, потому что плохо себя чувствовала. Прошлый год был тяжелый. Здоровье полетело к черту. И вообще много чего случилось.

 

― Вы по НТВ скучаете?

― Знаете, не очень. В один прекрасный момент я поняла, что каждое новое место работы ― далеко не последнее. Единственное, что остается ― это новые знакомства, новые друзья.

 

Работая на частных каналах, вы всегда были в курсе того, что происходит в его работе, как обстоят дела у акционеров?

― Не то чтобы интересовалась, но старалась быть начеку. Это для меня абстрактные, но необходимые знания. Это как человек, который выходит на улицу. Он все равно туда пойдет, но старается узнать прогноз погоды заранее.

 

― Как думаете, на Первом канале вы осели надолго?

― Хороший вопрос! Я даже не уверена, что я в Москве осела надолго. Вернее, уверена, что не навсегда.

 

― То есть?

― Я точно знаю: если даст мне судьба возможность выбора, то умирать я поеду в Питер. По-другому я почему-то себе этого не представляю. Я там родилась и там должна доживать. Старость моя мне только там и видится.

 

― Вы так спокойно говорите о старости... Что, совсем ее не боитесь?

― Больше всего я, наверное, боюсь одиночества: абсолютно не умею его переносить, кроме тех моментов, когда просто нужно побыть одной ― разобраться в себе. И еще очень боюсь неожиданного хамства. Я теряюсь, ощущаю нечеловеческую обиду и не знаю, как себя вести и вообще жить дальше.

 

Но я точно знаю: человек адекватен, когда понимает, что недостойное поведение ему не сойдет с рук.

 


<<< на главную # <<< другие интервью # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта