<<< на главную # <<< другие интервью # карта сайта
# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. #

<<< на главную # <<< другие интервью # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта

ПРАВИЛА ТЕЛЕВИЗИОННОГО БОЯ

Русский народ верит церкви. Но любит телекиллера Доренко. Зато российская власть свободу слова пока не полюбила...

«Час» (Латвия, Рига) № 96, 25.04.2002. Сергей ПАВЛОВ

 

Мэтры российского телевидения, массированно высадившиеся на латвийскую землю, на позавчерашнем круглом столе поговорили о самых острых и актуальных (не только для России, но и для Латвии) телепроблемах.

Открыл встречу представитель РТР в странах Балтии Андрей Яковлев - на сдержанно-оптимистической пивной ноте:

- К сожалению, отношения между нашими странами трудно назвать блестящими. Тем важнее услышать и быть услышанными. Благо мы не такие уж и разные - вот Владимир Владимирович (Познер. - Прим. ред .) без ума от темного бауского...

Устно отдав должное "баускас тумшайсу", перешли к важнейшему из медиа и его непростым отношениям с этикой, властью и деньгами.

 

Провокаторы и инвалиды телевойн

 

Что журналисту можно, а что нельзя - об этом на круглом столе говорил Познер, живая телелегенда, ведущий "Времен" на ОРТ и глава фонда "Академия российского телевидения":

- В Штатах была знаменитая телеведущая Конни Ченг - очень умная и жесткая. Однажды она брала интервью у супруги одного из губернаторов. И губернатор, и его сын очень не любили Билла Клинтона и особенно его жену Хиллари. Конни спросила у женщины: "А что говорит ваш сын о Хиллари?" Та покраснела: "Я не могу сказать этого вслух - это неприлично". Умница Конни предложила вариант: "А вы скажите мне на ушко!" Та и сказала. Действительно - неприличное слово.

На следующий день это показали в новостях. А Конни Ченг - блистательнейшую профи с заработком в три миллиона долларов в год - уволили. С волчьим билетом - она долго никуда не могла устроиться. И не за то, что прозвучало нехорошее слово в адрес жены президента. А за то, что Конни обманула поверившую ей женщину.

В нынешней России есть журналисты, по сравнению с которыми Кони - ангел. Это люди, которые врали, уничтожали чужую репутацию. И это - одна из причин, по которым сегодня в России не доверяют журналистам.

Самокритична была и Светлана Сорокина, однако не пожалела и публику:

- Во многом мы сами потрудились, чтобы очернить образ журналиста. У Лесина даже была идея - отлить медаль "Участнику информационных войн". Я тогда сказала, что буду претендовать на орден инвалида информационных конфликтов... Хотя, с другой стороны, когда тот же Доренко приходит на семинары - на него идут толпами! И слушают с открытыми ртами... Если верить опросам, то люди доверяют церкви больше, чем СМИ. Но, думаю, опрашиваемые невольно искажают действительность: проще назвать то, что возвышает тебя в собственных глазах, а уж на эту роль больше подходит церковь, а не журналисты.

За Доренко вступилась глава REN-TV Ирэн Лесневская - ведь до того, как стать всероссийским телекиллером, он три года отработал на этом канале:

- Став тем, кем он стал, он никогда не скрывал: да, я продался, работаю на хозяина. Доренко делает спектакль, как и Жириновский. И как первый не имеет отношения к журналистике, так второй - к политике. Оба - провокаторы... Кстати, с первого сентября Сергей Доренко снова выходит в эфир на REN-TV.

Этически правильную точку в теме поставил мудрый Познер:

- Мне запомнилось одно высказывание Гарсиа Маркеса: отделять журналистику от этики это все равно, что разделять жужжание от мухи. По-моему, одно без другого не существует.

 

"Свобода? Вон там, на улице!"

 

Помимо непростых отношений с неоднозначной этикой у телевидения есть не менее сложные отношения с куда более предметной материей. С властью.

Познер, говоря о реальной свободе слова, мечтает сегодня об общественном телевидении. Но его, говорит Владимир Владимирович, в России еще нет - и неизвестно, когда появится:

- Я знаю, что сейчас разрабатывается проект общественного телевидения, но... Пока что власть не готова отказаться от информационного контроля.

Естественно, обсудили и вечное журналистское зло - цензуру:

- Самое страшное - это не госконтроль и не божье око, а внутренняя самоцензура, - полагает Ирэн Лесневская. - Я и рада бы сказать, что ни от кого не завишу, но увы - это не так. Шаг вправо-влево - и я знаю: придет государство и все отнимет.

- А я вот уже не боюсь, - с фаталистским оптимизмом заметила Светлана Сорокина, даже представляющаяся (см. врезку) "безработной". - Ко мне уже пришли и все отняли. Поэтому особых иллюзий я не питаю - независимости телевидения от власти еще долго не будет. Меня пугает все большая зависимость ТВ от государства. Взять случай с Аксененко, который стал одним из трех лауреатов премии имени Высоцкого, а вскоре попал в немилость. Все телеканалы и даже информагентства упомянули лишь двоих лауреатов. А Аксененко? Не было там этого мальчика! И ведь, скорее всего, никто из Кремля никуда не звонил. Самоцензура сработала: это показывать нельзя! Так мы что, вернемся к временам, когда расстреливали рабочие демонстрации, а мы об этом узнавали лишь десятилетия спустя, роясь в архивах?

Ивар Годманис, видимо, воплощая футуристическую идею "электронного правительства", пришел на круглый стол с ноутбуком. Сложная техника не всегда слушалась экс-премьера и время от времени пронзительно пищала.

- Вопрос не в том, показывать плохое или хорошее, все дело в пропорциях, - компромиссно высказался г-н Годманис. - Конечно, государство будет беспокоиться, что частные компании не показывают позитива, концентрируются на негативной информации - в таком случае конфликт между властью и журналистами неизбежен. Мы как-то поверили, что власть нужно воспитывать, и журналисты этим займутся. Но это должен быть взаимный процесс.

Естественным образом помянули и состояние дел на латвийском ТВ - и тоже в итоге вернулись к вопросам свободы слова.

Владимир Познер к постепенному естественному "отпадению" Балтии от российского телепространства относится спокойно:

- Увы, сегодня в той же Литве дети уже не говорят по-русски, и в этом нет трагедии. И они уже не смотрят российские каналы. Но это не то же самое, что происходит в Белоруссии - когда Лукашенко мешает нашей трансляции, так как ему что-то не нравится. Это уже совсем другое дело.

Познер поинтересовался состоянием латвийского телевидения: сколько, дескать, у вас каналов?

Господа Рубенис и Годманис ответили хором:

- Много!

Подумав, г-н Рубенис пояснил:

- Много для маленькой страны. И здесь тоже есть свои проблемы с властью. Приходим в правительство оговаривать бюджет на гостелевидение, а там сидит министр: "А-а, вы же о нас в прошлом году плохо говорили!"

- А как вы думали? - откликнулся Познер. - Государственное телевидение! Я вообще противник государственного телевидения и прошу не называть его общественным. Но проблема в том, что и коммерческое телевидение не дает журналисту независимости. Вот все знают Фила Донахью. Мы с ним однажды сделали программу, посвященную американскому автомобилестроению - тогда как раз началась кампания против японских автомобилей. Наше мнение было: чем ругать японцев - нужно улучшать качество американских машин. Среди рекламодателей канала была компания General Motors . После программы она сняла с нашего ти-ви свою рекламу. Нас вызвал менеджер: "Вы что наделали?" - "Но это же правда!" - говорю я. А он: "Какая еще правда, это рекламные деньги, из которых вы получаете зарплату!" Я спросил насчет свободы слова - и получил ответ: "Свобода слова - вон там. На улице!"

Настоящее общественное телевидение - это канал, на который не давят ни рекламные деньги, ни власть. Откуда взять средства? Можно - как на британском ВВС , когда каждый платит ТВ-налог и канал ни от кого не зависит. Есть американский путь: 17 процентов бюджета дает государство, 25 процентов - мы с вами, телезрители, а остальное - крупные корпорации. Причем реклама идет только одного вида: "Вы смотрите данную передачу благодаря Форду". И никакого давления! Этот путь работает - нужно лишь захотеть.

Владлен Дозорцев, рассказав о языковой квоте в сетке вещания, продемонстрировал, что в латвийских условиях коллизия "медиа и власть" обретает еще одно измерение - национальное.

- Сегодня в Латвии из 2, 4миллиона населения один миллион составляют русскоязычные, - сказал г-н Дозорцев. - А получают они лишь двадцать процентов времени вещания на родном языке - это все, что мы заслужили. И "Русское радио" закрыли именно потому, что это РУССКОЕ радио!

Накалившуюся во время выступления Дозорцева обстановку мудро разрядила Ирэн Лесневская:

- Ну что ж, мы уже не зря приехали - ведь вы смогли донести друг до друга свои проблемы...

 

Не все питерцы – президенты

 

Когда представляли гостей "стола" друг другу, Владимира Набутова, продюсера проектов "За стеклом" и "Последний бифштекс", отрекомендовали как человека из Питера. Тот моментально отреагировал: "А что вы сразу угрожаете?!" Светлана Сорокина представилась сама: "Безработная". Хотя тоже из Питера...

Все участники "круглого стола" признавали: ТВ может многое. Даже заставить избирателя сделать правильный выбор. "Эх, была бы я моложе лет на двадцать - обязательно бы использовала все возможности своего канала!" - кокетливо заметила глава REN-TV Ирэн Лесневская. "В России бабу не изберут", - мрачно парировала временно безработная Светлана Сорокина. Г-жа Лесневская расправила плечи: "Меня бы избрали!"

 


<<< на главную # <<< другие интервью # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта