<<< на главную # <<< другие интервью # карта сайта
# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. #

СВЕТЛАНА СОРОКИНА В ПОИСКАХ ГЕРОЯ. ДНЯ.

«Собеседник», 24.09.1998. Андрей ДОМНИЧ.

 

В три часа пополудни Светлане Сорокиной было явно не до меня. Даже несмотря на сложившиеся между нами добрые отношения. «Какие могут быть интервью?! До сих пор неизвестно, состоится у меня сегодня передача или нет. И вообще сейчас я в положении «бедной Лизы» — впору топиться! В связи с чем! В связи с некими правительственными распоряжениями, благодаря которым я лишилась всех своих героев». Погибнуть в тот день Светлане, слава Богу, не пришлось. Герой дня был благополучно найден, и обворожительная Сорокина в терракотовом брючном костюме аккурат в 19:40 (в полном соответствии с телепрограммой) уже говорила в своей студии с академиком Богомоловым о постигшем страну кризисе. А после страшно уставшая, но счастливая оттого, что все обошлось, беседовала с вашим покорным слугой.

 

— Светлана, а можно конкретнее: что все-таки произошло и чем вызваны ваши, искренне надеюсь, что временные, трудности?

— В период формирования нового кабинета министров вышел некий циркуляр об ограничении контактов с прессой. То есть сегодня мы обречены пребывать в полном информационном вакууме. Чисто по-человечески Евгения Максимовича Примакова понимаю: в период формирования правительства очень хочется ограничить количество ненужных слухов, избежать искажений. Но лично для меня подобная ситуация очень тяжела, поскольку трудно найти человека «на злобу дня».

— Кого вы хотели позвать, но не получилось?

— Вот сегодня, например, звала одного из членов нового кабинета министров, а он в течение целого дня не говорил ни да, ни нет. Подобную необязательность и, скажем так, наплевательское отношение к нуждам не только телевидения, но и телезрителей воспринимать очень тяжело.

— Обычно за какой срок до начала эфира определяется кандидатура самого героя?

— Абсолютно нет никакой схемы. Бывает, что мы уже накануне знаем, кто у нас будет завтра: происходит какое-то важное событие, у кого-то юбилей... И мы заранее договорились с человеком. Иногда знаем за неделю, кого ждать в гости в тот или иной день, — случаются и такие счастливые ситуации. А порой до шести вечера нет никакой кандидатуры: либо не вытащить человека, либо непонятно, кого вытаскивать. Само интервью выходит в прямой эфир из студии НТВ в «Останкино» в 19.40 на европейскую часть бывшего СССР, и далее телесигнал рассылается в регионы в соответствии с часовыми поясами, но уже в записи.

— Бывает ли так, что 19.00 пробило, а запланированного героя все еще нет в студии и даже не предвидится?

— Даём в эфир «консервы». Обычно это нечто нетленное: например, запись беседы с каким-нибудь известным человеком, который не сиюминутен, как тот или иной политик: известный писатель, учёный, деятель культуры. Одним словом, персона, с которой можно интересно и содержательно поговорить без привязки к событиям текущего дня. Наличие подобной записи желательно.

— Расскажите о сегодняшнем цейтноте, когда сорвалась необходимая кандидатура и вам в пожарном порядке пришлось искать палочку-выручалочку в лице академика Богомолова.

— Я страшно благодарна Олегу Тимофеевичу Богомолову, который понял нашу критическую ситуацию, откликнулся, приехал в последний момент — за пятнадцать минут до начала эфира...

— Многие наблюдатели, пристально следящие за вашим творчеством еще со времен «600 секунд» и «Вестей», почти единогласно отмечают, что вы стали много спокойней, умиротворенней, что ли. Прежде вы тяготели к ситуациям «поострее», за что неоднократно получали по шапке.

— Наверное, есть такое. И чем сложнее, тяжелее ситуация в стране, тем я стараюсь быть более выдержанной и спокойной. Чего это стоит? Например, благодарности. Вчера я поговорила с президентом Ингушетии Аушевым и, как могла, не давала ему обострять какие-то взрывоопасные моменты. А сегодня мне позвонили из представительства Северной Осетии в Москве и отблагодарили за выдержанный тон, в котором я провела беседу, чтобы не оскорбить национальные чувства осетин.

— Бывают ведь достаточно «взрывоопасные» собеседники. Тот же Владимир Вольфович Жириновский ...

— Трижды он у меня был. Первый разговор получился неудачным: Жириновский меня буквально задавил. Я не могла слова вставить в его «поток». Но ко второй беседе себя уже подготовила. Для меня очень важен момент личного знакомства: знаю, к чему быть готовой, осведомлена о сильных и слабых сторонах моих собеседников, в курсе, как можно хотя бы немножко подкорректировать их настроение.

— Необходимо ли предварительное, доэфирное обсуждение тем разговора, вопросов-ответов?

— Я всегда беседую с гостем до эфира. Если герой появляется в студии довольно рано, мы за чашкой чая разговариваем на отвлеченные темы. В предварительной беседе я не проговариваю те вопросы, которые собираюсь задавать перед камерой: вдруг человек удачно ответит на вопрос до эфира? Потом повторять этот ответ — уже совсем не то.

— Какой выпуск «Героя дня» Вы считаете самым неудачным и почему? А какой своей удачей?

— Единственный сорванный эфир был, когда я пыталась с организовать прямой телемост с Госдумой, где только-только закончилось второе голосование по кандидатуре Черномырдина. Удалось найти четырёх человек из разных фракций. И тут случился обрыв связи — пропал звук. В результате я ни с кем не поговорила. А вообще я часто бываю недовольна и собой, и состоявшимся эфиром. Кстати, к разговору о самой тяжелой программе. Не провальной, но это была беседа с женой взятого в заложники представителя президента в Чечне. Я ее долго уговаривала, и, в конце концов, она приехала. Мне было безумно тяжело: боялась, что придется прервать эфир, — она едва сдерживала слезы, да и мне было ой как непросто. Я до сих пор не знаю, права ли я была, уговорив ее приехать в студию. И у меня до сих пор присутствует чувство какой-то личной вины за то, что Власов до сих пор так и не освобожден. Получается, что этот эфир ничему не помог. Хотя, с другой стороны, человеческое звучание подобным трагическим событиям придавать нужно. Что касается удач, то тут много составляющих. Могу сказать, что есть несколько выпусков, которые мне дороги в силу того, что в нужный момент мы оперативно и удивительным o6разом достали нужных людей. Например, в день покушения на президента Грузии мы сделали телемост с Тбилиси. И у нас был сам Шеварднадзе. Когда Кириенко объявил о неких действиях в отношении «Газпрома», мы провели телемост с Веной и общались с Вяхиревым. Был у меня и сам Кириенко в день назначения главой правительства.

— Злободневный вопрос о постигшем всех нас обломе. Как он отразился на эмоциональном состоянии и материальном благополучии лично Сорокиной?

— Очень тяжело. Многие знания — многие печали. Нет у меня на сей счет и гениальных решений, которые привели бы к счастливому завтра. Все мои деньги лежали в банке. И я столкнулась с теми же трудностями, что и остальные клиенты. Но меня сегодня поддерживает, может быть, сумасшедшая надежда, что все еще будет хорошо.

 


<<< на главную # <<< другие интервью # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта