<<< на главную # <<< другие интервью # карта сайта
# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. #

Светлана Сорокина: Должна сознаться, я не мужчина.

 

прим. tvoygolos.narod.ru: из газеты "Вечерняя Москва", вроде бы февраль 1998; интервьюер неизвестен. Если кто-то сможет уточнить — напишите, пожалуйста, буду весьма благодарен.

 

После ухода с РТР Светлана Сорокина не особенно раздавала интервью: выжидала, когда улягутся страсти. Через полтора месяца ее работы на НТВ добиться встречи с Сорокиной по-прежнему непросто: накануне она может только предполагать, кто будет ее завтрашним "Героем дня", каких усилий будет стоить его приглашение на эфир, а следовательно - в какой момент она будет свободна. Когда корреспондент газеты "Вечерняя Москва" беседовал с ней, телефон в кабинете надрывался: с "героем" опять проблема. "Диспетчер, просто диспетчер", - вздыхает Светлана Сорокина.

 


— В программе "Итоги. Ночной разговор" вы сказали, что в политике не очень-то разбираетесь. Но ваши нынешние собеседники в "Герое дня" - все больше политики...

— Ну, я в этом все равно как-то разбираюсь, потому что уже много лет работаю в информации. В политике я не разбираюсь, так, скажем, изнутри. Когда Ира Хакамада сказала: давай иди в депутаты на освободившееся место, - я ответила, что не буду этого делать, потому что не знаю внутренней политической жизни, да и сильно знать не хочу. Другое дело общаться с политиками. Конечно, я сейчас пополняю свои знания об этих людях - не только по газетным статьям, но и благодаря личному общению. Потому что разговариваю я с ними не только в кадре, но и за его пределами: до, а иногда и после эфира. И как-то я сейчас начинаю понимать, что это за люди и что у них внутри.


— ВГТРК и НТВ часто сравнивают как государственную и частную модель управления. Вы эту разницу на себе почувствовали?

— Да, разница, конечно, есть. Я знала об этом и раньше - ведь телевизионный мир тесен. Могу сказать, что здесь, на НТВ, более определенные и четкие правила игры. Информация тут возведена в приоритет. На РТР, напротив, недостаточно хорошо понимали, что информация - это стержень, лицо канала, что это самое важное. А главное, интересы собственно информации подменялись интересами конкретных чиновников. Это всегда угнетает.


— Вы следите за тем, что сейчас происходит в ВГТРК? За историей со Счетной палатой, с пресловутым сокращением штата?

— Сколько компания существует, столько ее и трясет. То проверки, то очередные новации, то смена руководства и "новая метла". Спокойной жизни за семь лет существования ВГТРК и полгода не наберется. Мне показался странным факт совместной пресс-конференции Счетной палаты и руководства компании - эдакий дружеский альянс проверяльщика с проверяемым. Мне кажется трагичной ситуация с увольнением 1700 сотрудников (всего в ВГТРК работает 4700 человек. Для сравнения: на ОРТ - 1700, на НТВ - 1100. - Прим. корр.) Непонятна и парадоксальна история с разовым закрытием тридцати шести программ и с взамен появившимися "Кроссвордами", "Сиреневыми туманами" и фильмами про собачью жизнь. Мне не ясно, почему компания, сокращая штат и собственное вещание, занимается исключительно закупкой сторонних программ. Государственное телевидение, которое должно быть производителем и поставщиком передач, перестает быть таковым. Мне кажется неоправданным и сведение к нулю публицистики, уклон в развлекательность.


— На РТР вы были политическим обозревателем, но занимались по сути информацией, а не аналитикой. Или какая-то сторона вашей деятельности осталась за кадром?

— История дурацкая. На РТР ликвидировали институт ведущих новостийных выпусков (с тем, чтобы проще было убирать людей из эфира) и распределяли сотрудников по другим ставкам: комментатор и политобозреватель. В силу того, что я бабушка отечественного телевидения и давно работала на РТР, мне предложили высшую ступеньку в этой журналистской лестнице — ставку политобоза. Я сопротивлялась, как могла, просила оставить мне ставку ведущей - не разрешили. Но самое забавное случилось, когда я ушла. Одна московская газета тут же озвучила заявление моего бывшего начальника Гинделеева (я читала и просто слышала его голос), где мне в вину было поставлено то, что я была политобозревателем и не написала ни одного политического обзора. Что ж, пусть подобные глупости останутся на совести тех, кто их говорит.


— Вы ожидали, что ваш уход из "Вестей" вызовет такой праведный гнев зрителей?

— Ожидала, конечно, потому что знала: очень многие ко мне нормально относятся и вообще я привычное для РТР лицо. Когда столько работаешь в эфире, понимаешь, что может статься, если тебя снимут. Были неожиданности другого рода. Во-первых, я все-таки не думала, что меня так вот уволят, а во-вторых, не предполагала, что это вызовет такую сочувственную реакцию моих коллег - пишущих, говорящих с экрана и по радио. Когда это начало переходить нормальные рамки, я стала просить, чтобы они больше не возвращались к этой теме. К тому же начальство тут же обвинило меня в том, что я устроила из своего ухода шоу. Бог свидетель, я себе сама рекламным менеджером не была.


— А такого количества телевизионных предложений вы ожидали? Вас ведь пригласили работать абсолютно все каналы...

— Я о другой работе раньше не задумывалась, запасных аэродромов не имела и, когда гром грянул, даже растерялась. Мне казалось, что у меня на лбу крупными буквами было написано: "РТР, "Вести" - и что с этим имиджем найти другую работу будет сложно, уж больно я фирменное блюдо одного канала. Как меня воспримут на другом канале? Не будет ли за мной тянуться шлейф, что я "вестевская"? На НТВ даже смеялись, не хочется ли мне в начале "Героя дня" сказать: "В эфире — Вести".


— Говорят, на НТВ вы собираетесь сделать собственный проект...

— Собираюсь я перманентно, только, по-моему, мне по жизни этого не положено, все равно затягивают текущие дела. Устаю страшно. С утра на работе, а вечером неохота ни идти куда-то, ни думать. В голове что-то сидит, но рассказывать конкретно о своих планах не хочу: как только я говорю что-то определенное, у меня ничего не получается.


— Вас наверняка обвиняют в том, что "Героя дня" вы сделали светско-женской программой...

— Да. должна сознаться: я не мужчина. Мужские интонации мне не свойственны. Я сейчас просто иду от своих представлений о программе. от того, как у меня получается. Пока я просто ищу. Трудно обвинять человека, который работает всего месяц, в том, что он работает неидеально. Ну а если за мной признают то, что я женщина, это славно.


— Если Сванидзе снимут с должности председателя ВГТРК, вы пригласите его в "Герой дня"?

— Забавно, мне недавно приснился сон: Сванидзе снимают, и я его приглашаю в "Герой дня". Я об этом рассказала в интервью одной газете. А через пару дней исполнился ровно год, как Николай Карлович пребывает на своем посту. Я позвонила и поздравила его с этой замечательной датой. Сванидзе сказал, что прочитал мое интервью и согласен ко мне прийти, как только его снимут. Ну и я подумала, что хорошо бы (исключительно из эфирных соображений), чтобы дело не затягивалось, чтобы люди не успели забыть эту историю.


— Договоренность есть, значит, дело за малым?

— Надеюсь. Николай Карлович от своих слов не откажется.

 


<<< на главную # <<< другие интервью # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта