<<< на главную # <<< другие интервью # карта сайта
# Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. #

ЗЕРКАЛО ДЛЯ ГЕРОЯ

 Светлане Сорокиной снится уволенный Николай Сванидзе.

«НГ-Коллекция» № 2, 07.02.1998, Антонина Крюкова.

 

Светлана, ваш уход из ВГТРК был воспринят как событие неожиданное. Но все-таки были ли какие-то обстоятельства, его подготовившие?

— Все начиналось гораздо раньше, еще в конце лета пошли какие-то слухи, разговоры... Но я никогда не слушаю сплетен, не верю слухам, не придаю им значения. Ну мало ли что говорят: якобы где-то — на самых верхах мною недовольны. Кроме того, у меня всегда было стойкое ощущение защищенности, мне казалось, что очень трудно стронуть меня с этого места, где я уже столько лет проработала. Однако слухи не прекращались, и по коридорам уже открыто гуляли разговоры о моем смещении. По-моему, руководитель службы информации Эдуард Гиндилеев сам их тиражировал, видимо, специально для «деморализации противника»... До сих пор я не могу определенно сказать об истинных причинах моего смещения, и добиться от кого бы то ни было связной истории по этому поводу мне тоже еще не удалось.

— А как отреагировал Николай Сванидзе на ваше появление в эфире НТВ?

— Он сказал, что я должна быть ему благодарна за перемену к лучшему в моей судьбе, потому что, на его взгляд, в "Вестях" я уже совершенно выработалась, там для меня уже наступила тупиковая ситуация, а я достойна большего или, во всяком случае, чего-то другого. Действительно, иногда, наверное, надо пережить какие-то, пусть и неприятные, обстоятельства, чтобы они стали толчком к движению, к поиску нового поворота в своей судьбе Может быть, не случись всего этого, я еще долго бы не решилась уйти с Российского ТВ... Мне тут как-то сон смешной приснился: будто Николая Карловича снимают с поста председателя ВГТРК, и я приглашаю его в программу "Герой дня". Эта программа стала бы шлягером и пользовалась бы бешеным успехом. Во сне я сформулировала заход и завершение программы. Причем заход был совершенно гуманистический: я искренне — и во сне и наяву — не испытываю абсолютно никакого злорадства, а просто хочу узнать некоторые обстоятельства. Если подобное случится когда-нибудь (не дай Бог, конечно, ничего плохого Николаю Карловичу я не желаю!), то, во-первых, это будет занятно, а во-вторых, мне будет приятно пригласить его в программу "Герой дня".

— Но Сванидзе предлагал вам новые проекты на канале "Россия"...

— Еще летом вместе с киноассоциацией "DIXI" я стала работать над ток-шоу. Теперь работа развалилась, и я испытываю чувство вины перед теми. с кем готовила этот проект. Практически все, что "DIXI" готовила для Российского канала, исчезло из эфира, даже "Национальный интерес". При том что я очень болезненно переживала свой уход, теперь думаю, что, вполне возможно, останься я с этим новым проектом, после Нового года он так же благополучно исчез бы из сетки вешания Российского канала, а вместе с ним исчезла бы и я.

— Вся эта ситуация с вашим отлучением от "Вестей" еще сопровождалась непременным упоминанием о том, что ваши выпуски отмечены особенно низким рейтингом. Теперь рейтинг "Вестей", надо полагать, повысился?

— Насколько мне известно, упал еще больше. Я не располагаю точными цифрами, но от своих друзей знаю, что это так.Говорю безо всякого злорадства, напротив, мне даже грустно, потому что, проработав столько лет на этой программе, не могу рассматривать ее как нечто чужое. Я до сих пор часто срываюсь и говорю: а у нас вот... имея в виду Российское ТВ. Но факт остается фактом. Я не вижу и никакой новой концепции "Вестей", обещанной Николаем Карловичем. Выдавать в программе вечерних новостей "Шпигель" в новом виде это, что ли, новая концепция? Или считать новой концепцией то, что меня убрали из эфира?

— Вы работаете теперь в частной компании. Стиль общения на НТВ чем-то отличается от того, который принят на ВГТРК?

— Я скажу так: он более деловой, более конкретный. Но я еще не очень хорошо знаю, скажем, стиль общения в журналистской среде НТВ. Во-первых, потому что многих просто еще не знаю, а во-вторых, у меня отдельный участок работы — своя программа, где я и варюсь в маленьком коллективе. По большому счету я еще не участвую в жизни всей редакции. А что касается общения с начальством, то здесь все гораздо демократичнее, чем на ВГТРК.

— Кстати, недавно в разговоре с Александром Левиным из "DIXI" я услышала от него такую фразу: "Интересоваться людьми - это тоже профессия". Как вы считаете, эти слова актуальны?

— Я считаю, что оптимальный вариант — это когда человеческая заинтересованность в собеседнике сочетается с профессиональной. Как раз мой случай, счастливое сочетание. Я часто думаю, надолго ли мне хватит просто интереса к людям и сумею ли я выработать чисто профессиональный интерес к собеседнику. Пока мне это интересно. Я общаюсь с абсолютно разными людьми. Раньше, делая "Вести", я такой возможности не имела. В свое время, когда я только начинала на ТВ, мой муж сказал, что мне многое легко далось, потому что я ничего не придумывала, а просто вела себя естественно, то есть всегда оставалась самой собою. Может быть, в его словах есть доля правды, потому что и сейчас я ловлю себя на том, что мне просто интересно разговаривать с людьми.

— "Герой дня" — программа обкатанная, у нее были свои ведущие с определенной манерой поведения и разговора. Что вас могло испугать, когда вы только в нее входили?

— Во-первых, я боялась, справлюсь ли: ведь до этого у меня не было опыта такой телевизионной работы. Моя обширная питерская практика работы с микрофоном, с людьми эта живая журналистика все-таки нечто другое, а довольно длинный в течение 15 минут разговор с человеком в прямом эфире — для меня совершенно новое дело. Во-вторых, была и чисто этическая проблема: до меня на программе работали другие ведущие, и мне не хотелось, чтобы мой приход был связан с какими-то обидами и неприятием меня. Это был действительно тяжелый момент. Правда, успокаивало то, что руководство НТВ сразу меня предупредило: здесь уже все определилось и, даже если бы я не пришла, все равно перемены бы произошли. Тот же Владимир Кулистиков, один из ведущих "Героя дня", стал руководителем службы информации, другой ведущий Павел Лобков ушел в обозреватели программы "Итоги", Ольга Бычкова ведет утренние выпуски. Не знаю, насколько болезненно переживались эти перемены, но со стороны руководства все ыло сделано корректно и внимательно. Во всяком случае, я не встретила никакого отторжения и надеюсь, что меня воспринимают нормально.

— Ну а после первого эфира вам стало ясно, что нужно поменять в самой программе?

— На самом деле еще до эфира мне Павел Лобков говорил: надо срочно что-то менять, придумывать что-то новое. Это, кстати, ощущение абсолютно естественное, особенно для человека, который долго работает на программе. Очень хочется что-то поменять, начиная с декораций, которые уже порядком одряхлели и надоели. Но теперь я боюсь другого завязнуть, как в болоте, в текучке дел, в сиюминутных проблемах, которых в ежедневной программе очень много. И у меня уже физически не хватает сил на то, чтобы отстраниться и посмотреть, что же все-таки в итоге получается и что надо существенно изменить.

— А вас устраивает концепция этой программы?

— Это сложный вопрос. Есть 15-минутный разговор в эфире — что тут можно еще придумать? Главное достоинство этой программы — человек, который отвечает сегодняшним событиям. Мы его, свеженького, отловили и привели в программу для того, чтобы поговорить на актуальную тему. Вот и все.

— Как на НТВ была воспринята ваша, знакомая по "Вестям", манера заканчивать эфир какой-то завершающей смысловой фразой?

— Нормально была воспринята. Это не обсуждалось, мне никто не говорил, что надо делать иначе. Напротив, Володя Кулис-тиков, например, как-то сказал, что вообще было бы замечательно оттачивать финал, чтобы заключительная фраза запоминалась зрителям. Так что я намерена и дальше совершенствовать свое "финальное" мастерство. У меня вообще на НТВ карт-бланш: мне предложено не ограничиваться только политиками, но искать и других "героев дня", чтобы это была собственно человеческая передача, а не политическая. Ведь зачастую рейтинг программы определяется степенью известности человека, его физиономической знакомостью. Когда, положим, анонсируешь Лебедя, то, конечно, эту программу будут смотреть. А если придет никому не известный Иван Иванович Иванов? Поиск человека, который был бы интересен, не будучи известным, привлечение зрителей посредством анонсирования встречи в эфире именно с таким человеком - вот эту непростую задачу я должна решать. Я понимаю, что настоящий успех программы возможен только тогда, когда интерес к ней будет основываться не только на факте известности гостя. Если человек приглашен в программу, — то это само по себе должно быть интересным. Вот такой уровень программы я считаю достойным.

— То есть вы хотите сделать так, чтобы поводом для интереса зрителей стало событие, а не сам человек?

— Вовсе нет. Конечно, человек нужен мне в связи с событием. Но, например, о проблемах в армии не обязательно должен говорить ответственный армейский начальник. Об этом прекрасно и лучше его может сказать простой лейтенант. Но желательно, чтобы этот лейтенант был из той части, где случилось сегодняшнее происшествие, и выступал в лучшем случае как очевидец или по крайней мере как человек, который знает, почему это произошло.

— Вы легко находите своих "героев дня"?

— Хотелось бы. Но поскольку я еще не знаю. как их надо искать, как на них надо выходить, кроме как использовать телефонный справочник, для меня этот поиск пока достаточно сложен. Иногда бывает катастрофически сложно. Ну а выбор спорной кандидатуры обсуждаем вместе с Кулистиковым или Добродеевым.

— А как вы поступите с теми, кто принципиально не приходит на НТВ, если вам захочется пригласить их в программу?

— Такие люди. конечно, есть. Например. Юрий Михайлович Лужков никогда не был на НТВ. Я пытаюсь перебороть эту ситуацию. Теоретически с ним уже есть договоренность, надеюсь, что он к нам все-таки придет. Это достигается на уровне каких-то личных отношений, пытаюсь убедить, уговорить. Звоню обычно сама, представляюсь: я, Светлана Сорокина, приглашаю вас в программу, придите, пожалуйста, ко мне.

— Вас не смущает короткий для интервью формат программы?

— Для ежедневного эфира 15 минут, может быть, и достаточно. Но у меня на этот счет есть кое-какие соображения. Если бы, скажем, раз в месяц, а потом и раз в год удалось делать, условно говоря, итоговые программы "Герой месяца" и "Герой года", выбирая этих "героев", конечно, с помощью зрителя, то здесь был бы желателен более длительный эфир и иное режиссерское построение. В таких программах можно было бы представлять самых интересных людей раз в месяц и раз в год. Такая мысль у меня есть. Причем ее надо как-то срочно оформить, потому что 1998-й только начался и уже в этом году можно реализовать эту идею.

— Так что же вам мешает?

— Наверное, сиюминутные проблемы, текучка, о чем я уже сказала. Я очень благодарна, что мне дали конкретную программу, чтобы я сразу могла работать, практически не исчезая из эфира.

— Вы как-то говорили, что каждый человек должен осознавать порог своей компетентности. Я далека от мысли, что "Герой дня" для вас является таким "порогом".

— Конечно, плох тот солдат... Плох тот журналист, который не хочет чего-то большего для себя. С самого начала Олег Добродеев предложил мне подумать о каком-то новом проекте на НТВ, который должен быть связан с актуальной журналистикой, с событийным рядом, с новостийным жанром, — то есть программе, в которой мог бы быть задействован и колоссальный журналистский потенциал НТВ.

 


<<< на главную # <<< другие интервью # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта