<<< на главную # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта
<<< с РТР на НТВ # <<< интервью # <<< другие публикации #

 

Светлана Сорокина: Продолжение следует...

1991.12.08-14 - ТВ-ПАРК. с. 44-45.


Родилась в городе Пушкино под Санкт-Петербургом. Закончила Ленинградскую лесотехническую академию по специальности «Озеленение городов и населенных мест». После окончания студии дикторов Ленинградского телевидения (1986) работала редактором в отделе писем редакции информации Ленинградского ТВ. С 1986 года — ведущая программ «Телекурьер» и с января 1988 года — «600 секунд». 13 мая 1991 года открыва­ла первый выпуск программы «Вести» Всероссийской государственной телерадиокомпании. Как лучшая ведущая информационных программ получила ТЭФИ-96 и приз Ассоциации иностранных журналистов в Москве.


Со Светланай Сорокиной мы разговаривали за десять дней до того, как она простилась в эфире со зрителями Российского теле­видения. Самая красивая женщина ВГТРК была очень грустна (ис­тория с расставанием приближалась к апогею), много курила и не хотела говорить ни о настоящем, ни о будущем. Невероятно, но в жизни она еще ослепительнее, чем на экране. Прибавьте роскошную питерскую речь, манеру держаться. Естественно, что юные абитури­ентки факультетов журналистики мечтают стать второй Светланой Сорокиной. И ее карьеру — от ландшафтного архитектора до веду­щей программ «600 секунд» и «Вести» — знают наизусть.


— Я еще училась в аспирантуре по своей специальности, когда ус­лышала о конкурсе, который проводила студия дикторов Ленинградского телевидения, — вспоминает Светлана Сорокина. А поскольку я тогда еще параллельно работала экскурсоводом в Летнем саду, меня прельстила возможность позаниматься техникой речи, получить до­полнительные навыки, вплоть до основ актерского мастерства — обо всем этом говорилось в объявлении. Я пошла больше из любопытства, выдержала бешеный конкурс. Наверное, это ничем бы не кончилось, и я просто пополнила бы свое образование. Но так случилось, что имен­но зимой 1986 года набирали ведущих для новой программы «Телекурьер». Это был мой шанс, мое ве­зение, совершенная случайность. А дальше пошли сплошные потери и лишь некоторые приобретения.


— Работа в «600 секундах» тоже была случайностью?

— Абсолютной! Я шла по коридору и столкнулась с режиссером этой программы Кириллом Михайловичем Шишкиным и редактором Сашей Борисоглебским. Возник разговор типа: «А не хочешь ли ты попробовать поработать в программе?» — «Ну, давайте, попробую поработать». Сил было много, я была молода и авантюрна, так что попробовала. Оказалось — ужасно трудно, но страшно интересно. Здесь я по-настоящему поняла, что такое репортерский труд. И хотя работа была на износ, это был благословенный период. И как бы меня периодически ни провоцировали на высказывания о Саше Невзоро­ве—а фигура он очень сложная и наши отношения были непросты­ми, — я всегда отвечаю, что это была колоссальная школа. И я благо­дарна такому жесткому коллеге, как Невзоров, который научил креп­ко держаться за свое дело и во многом закалил мой характер. Это по­могает до сих пор. В самые трудные моменты я понимаю, что за поворотом всегда начинается новый отрезок пути.


Общее впечатление от периода Ленинградского телевидения у Светланы таково. Теплым летним вечером группа возвращалась с удачных съемок на студию Вместе с оператором Соро­кина вылезла через люк машины и они уселись на крыше Ехали по Кировскому проспекту, пили единственную банку пива, а навстречу шли люди, смеялись, махали руками словом, весь этот вечер — пик незамутненной радости.


— Ваш новый отрезок начался в Москве, с первого выпуска «Вестей»?

— Да, я была на стажировке в «Останкино», перезнакомилась со многими своими будущими коллегами — Гурновым, Ростовым, Киселевым. А пригласил меня Олег Добродеев Я даже не знала, что затевается такое громадное дело Только теперь могу отдать должное бесстрашию и энтузиазму людей, создающих новое телевиде­ние Собственно, я очень удивилась, когда мне предложили быть ведущей, и робко попросилась в питерские корреспонденты На что мне Добро­деев ответил, что «пока нет возможности разви­вать корсеть, будем здесь работать» И я пере­ехала в Москву, около двух лет жила в ве­домственной гостинице Все время ждала, что или решится вопрос с корсетью, или я распишусь в собственной беспомощности и на этом все кончится, — нужно продержаться какое-то время.


— А первый выход в эфир 13 мая, в понедельник — это вызов суеверию?

— Нет, все случайно получилось Всю весну эфир откладывался — март, апрель, май В марте мы работали на Съезде народ­ных депутатов был такой пробный выход РТР, прямые включения из Кремля Я заставила оператора поклясться, что меня снимают только по пояс, — у меня же коленки ходуном ходили Это сейчас смешно вспоминать, а тогда Кстати, в то время я пришла поплакаться к Добродееву, мол, ничего в политике не понимаю, но он меня успокоил и сказал «Ничего страшного, газеты почитаешь, с людьми поговоришь. И хочу познакомить тебя с человеком, который как раз будет помогать тем, кто в политике не разбирается, возглавит группу аналитиков» Тогда мы с Николаем Карло­вичем Сванидзе и познакомились Он был гораздо более стройный, в обычном свитере, с которым долго не расставался, простой, симпатичный.


А что касается эфира, то нам его обещали 5 мая и мы составили график с этого числа По нему-то и вышло, что 13-го первый выпуск «Вестей» вела я. Не то чтобы меня пустили как кошку первой пройтись по новой квартире, но так сложилось, и мы не стали переигрывать Но я вибрировала ужасно.


— Действительно так волновались?

— Помню все сквозь туман Мы метались, никто не понимал, что нужно делать, это было некое сумасшествие Тогда открытие нового телевидения было в новинку, не то, что сейчас Набежала целая куча импортных телеком­паний, руководство было занято представительскими мероприятиями давало интервью, позировало перед камерами А я сидела за разваливающимся сто­лом в общей комнате, заполненной людьми Съемочные группы работали здесь же И вот в этой суматохе я судорожно пыталась что-то писать Чувствовала себя забытой, покинутой и очень несчастной Когда мне удавалось поймать за фалду кого-то, кто пробегал мимо, человек уворачивался, хлопал меня по плечу — мол, все нормально — и бежал дальше Я в какой-то про­страции забрела в студию, села, а дальше Когда очень страшно, начинаешь что-то говорить и делать по принципу «Остапа несло » Так что первый вы­пуск мы провели нормально Я только понимала, что нужно снизить как-то пафос происходящего И сказала что-то вроде «Наконец, последняя новость, <оторую я хочу вам сообщить, — то, что сегодня появилось новое, республиканское телевидение, телевидение России. Наверное, наши новости во многом будут перекликаться с теми, которые вы увидите через короткое время в программе «Время», но они будут, и очень, отличаться. Единственное, в чем мы полностью совпадем, — в прогнозе погоды». Так что этот «блин» вышел не комом.


И этот и другие «блины» прекрасно удавались Сорокиной в течение шести с половиной лет Что выделяло ее из множества телевизионных фигур и сделало лицом целого канала? Наверное, осмысле­ние и авторская подача каждого сообщения Отсутствие «официоза» и смакования кровавых подроб­ностей в программах Блестящая афористичность.


— Вам тяжело оставлять программу, в которой вы проработали так долго?

— Конечно, тяжело. Начальству, думаю, будет проще. Опять же, жарко дышат в затылок коллеги, которым не терпится сесть в нагретое кресло. Правда, я думаю, что тем, кто сядет в это кресло, придётся не слишком легко Но это могут оказаться люди, к которым будут подходить с совершенно другими требованиями Во всяком случав, я не очень завидую своим преемникам Знаете, суще­ствует такая вещь, о которой сейчас мало кто вспо­минает, к сожалению. А я думаю, что самое дорогое, что есть у людей публичных профессий — у журналистов, политиков, государственных деятелей, — это репутация. Она дорогого стоит. И уж если я чем-то дорожу — так это репутацией.


— В начале разговора вы упомянули, что после того как вы попали на телевидение, в жизни начались сплошные потери и некоторые приобретения.

— Да, я оставила прежнюю работу, аспирантуру, когда переехала в Москву — родителей и любимый город Ну а приобрела новую работу, интересный отрезок жизни, много знаний, и не все они бесполезные. Просто последний год был для меня очень тяжелым. Я даже подспудно тороплю время. У меня есть мистическая уверенность с Нового года все пойдет замечательно. Я говорю себе что я — ванька-встанька, что новые друзья и во второй половине жизни могут быть настоящими, что со мной будут мои проверенные в боях коллеги, соратники (я это слово часто употребляю, когда речь идет о нашей работе) и что руководство, новое или старое — не важно, пусть не любит, но уважает.


Яна Плотникова


Р.S. 22 ноября Светлана Сорокина сказала своим зрителям «До свидания». Когда и где со­стоится новая встреча со Светланой, пока не знает никто.


1991.12.08-14 - ТВ-ПАРК, с. 44-45


<<< на главную # <<< другие интервью # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта