# Светлана Светлана: передачи, интервью, публикации #
<<< на главную # <<< «Глас народа» на ТВ-6 # карта сайта

рубрикатор: ВТО, экономика.

«Глас народа» со Светланой Сорокиной на ТВ-6. 23 ноября 2001 г.
Тема вступления России в ВТО в передаче «Глас народа».

(краткое изложение на сайте wto.ru, 03.12.2001 18:27:41).


30 ноября 2001 г. (ошибка: эфир состоялся 23 ноября 2001 г.) в передаче «Глас народа» со Светланой Сорокиной на канале ТВ-6 тему присоединения России к ВТО обсуждали глава «Объединенных машиностроительных заводов» Каха Бендукидзе, руководитель компании «Северсталь» Алексей Мордашов, Депутат Госдумы, член научно-консультационного Совета компании «Сибал» Константин Ремчуков, директор ОАО АК «Весна» Татьяна Протопопова (Киров), а также представители властных структур.

Отвечая на вопрос о риске «открытия российского рынка», Каха Бендукидзе, в частности, сказал:
«Основная часть промышленности и экономики России уже сегодня находится в абсолютно открытых условиях. По преобладающему большинству товаров у нас нет запретительных пошлин или квот, а там, где они есть, эти пошлины фактически не платятся. Поэтому речь идет о том, что никакой защиты сегодня уже не существует, ее не существует уже много лет. Поэтому ничего драматически измениться не может.
Есть сектора, которые, безусловно, сегодня защищены. Их несколько, из крупных, в которых занято много людей, – это только автомобильная промышленность».

Константин Ремчуков решил взглянуть на вопрос с особой точки зрения и провел параллели между процессом присоединения России к ВТО и выводом российских войск из Германии, заявив следующее: «Если бы тогда, в 80-е годы, мы оговорили нерасширение НАТО на восток, я думаю, что все пошли бы на такие условия, так как объединение Германии, вывод войск стоит того. Мы не обговорили эти условия, вывели войска, теперь все страны, которые входили в Варшавский договор, становятся членами НАТО. Это для нас проблема. То же самое с ВТО…» Он считает, что «риски <при присоединении к ВТО> огромные, потому что преимущественно структура экономики российской, особенно региональной, у нас индустриальная с самого начала, не постиндустриальная. И поэтому региональная экономика не выдержит конкуренции, в частности, китайских товаров, а с доходом населения в регионах в пределах ста долларов в месяц очень сложно рассчитывать, что эта экономика очень быстро перейдет в сферу услуг современного типа».

Татьяна Протопопова, директор предприятия, производящего детские товары, также сказала, что «сегодня российская промышленность не готова к присоединению к ВТО. И сегодня есть разница в том, что старые производства, организованные еще в советском периоде, они сегодня уже не способны сильно развиваться, а вновь организованные предприятия – они еще не успели развиться, потому что в последние десять лет мы наблюдали деградацию нашей промышленности, и это мы наблюдаем и сегодня. Здесь вся экономика настроена на стимулирование затрат, и, что бы мы сегодня ни производили – конечно, кроме угля, нефти, газа и полезных ископаемых – сегодня мы не сможем даже быть конкурентны по цене на этот продукт в связи с тем, что у нас сам процесс создания себестоимости товара идет на рост», - сказала, в частности, она.

Присоединившийся к обсуждению Алексей Мордашов заявил, что «дискуссия, которая сейчас пошла, она на самом деле имеет малое отношение к ВТО - и вопрос вывода советских войск из Германии, и вопрос малой заработной платы в промышленности». Он сказал: «Во-первых, я поддержал бы Каху в том, что сегодня никто ВТО уже бояться-то не должен, и, по большому счету, уже никто не боится, потому что мы уже находимся в мировом конкурентном рынке. И доступны иностранные игрушки на сегодняшнем российском рынке не меньше, чем игрушки из Кирова. Во-вторых, существует очень много вопросов технологических, связанных со вступлением в ВТО. Например, говоря конкретно об игрушках: сегодняшняя пошлина на детские игрушки 15%, та пошлина, которую российское правительство согласовывает сегодня в рамках вступления России в ВТО – примерно 18%. Пошлина, которая должна быть по окончании периода адаптации, будет порядка 13 процентов».
Дело в том, отметил он, что вступать в ВТО Россия должна будет по сложной процедуре, и от формального момента вступления еще пройдет 4-7 лет до того момента, когда начнут полностью действовать все правила ВТО на территории России. «Этот уровень пошлин - 13% - чуть ниже, чем сейчас. Предполагается, что семь лет – это достаточный период для того, чтобы российская промышленность, производящая игрушки, имела возможность укрепить свою конкурентоспособность. Уже бояться нечего – мы уже в этом живет. Кстати, представители разных секторов в рабочей группе РСПП проводили анализ по различным секторам о том, как повлияет вступление в ВТО на рынок для этого сектора: никто, во-первых, не сказал о том, что будет катастрофа. Я думаю, что причина очень простая: те, кто боялся катастрофы и мог попасть в катастрофическое положение, уже давно умерли. А сегодня работают, в том числе и в Кирове, только те, кто могут выпускать конкурентоспособную продукцию».

Каха Бендукидзе, иллюстрируя свою позицию, спросил Т. Протопопову, завозят ли «челноки» товары, которые конкурируют с продукцией ее предприятия, и, получив утвердительный ответ, сказал буквально следующее: «То есть на самом деле сегодня вы конкурируете в очень жестких условиях: вы конкурируете с импортерами, которые завозят товар, не уплачивая ни таможенную пошлину, ни налог на добавленную стоимость. Они получают против вас как минимум 20%-ую фору. Вы при этом – работаете. Правила ВТО в этом смысле ничего ухудшить не могут – они могут только улучшить. Может быть, мы, наконец-то, поймем, что именно вот этот двойной стандарт импорта на самом деле и является губительным для промышленности. Да, и вот будут все платить 18% пошлины: представьте, что китайские игрушки, которые завозят в Россию, будут стоить дороже на 35%. У кого будет более дешевая продукция: у вас или у них тогда?»
Далее, говоря о необходимости защиты отдельных отраслей российской промышленности, К. Бендукидзе привел следующий пример: “Возьмем два сектора экономики: один защищался, другой не защищался. Производство соков: в России не было производства соков 10 лет назад, тогда мы могли пить небольшое количество импортированных соков. Правительство, слава Богу, никаких субсидий, никакой помощи производителям соков не давало. А сейчас – мы недавно говорили с руководителями Вимм-Биль-Дана – они только 200тыс тонн яблок закупают, которые раньше не закупались, и 120 тыс. тонн лесной ягоды. И другая отрасль – автомобильная промышленность, которая у нас в стране регулярно защищалась. А в итоге на чем мы ездим? Я спрашиваю, что лучше по качеству: российский сок или российские автомобили?»

В ответ на заявления Константина Ремчукова о том, что «ВТО – это механизм регулирования экспорта преимущественно готовой продукции, для сырья ВТО не нужно, сырье барьеров для проникновения на западные рынки не имеет», и о том, что «вся коварность вступления в ВТО в том, что как только мы становимся членами ВТО, мы лишаемся инструментов защиты производителей и стимулирования отдельных отраслей», замминистра экономического развития и торговли Максим Медведков отметил, что «наоборот, ВТО даст нам новые возможности для защиты рынка: мы сможем использовать самые разные меры – и тарифные, и с помощью количественных увеличений». «Во-вторых, - отметил он, - совершенно ошибочна точка зрения о том, что если Россия какое-то время останется поставщиком сырья на внешние рынки, то против этого сырья не будут приниматься меры. У нас есть сейчас пример большого торгового спора с Европейскими Сообществами по урану. Алюминий – это тоже полуфабрикат, который ближе к сырью, и мы сможем вспомнить огромную войну против российского алюминия в 1992-1994 годах, когда мы с трудом урегулировали конфликт, который грозил потерей большого числа рабочих мест. И на самом деле, ВТО полностью распространяется на торговлю сырьём и нам нужно обеспечивать доступ на эти рынки».

На вопрос о том, кто же окажется в самом незащищенном положении в результате присоединения к ВТО, Медведков сказал, что “в таком положении окажутся некоторые предприятия - те, которые и сейчас не защищены, но не в силу политики правительства, а в силу того, что они лежат на диване».

Комментируя ход дискуссии, вице-премьер Александр Шохин, сказал, в частности: «Я думаю, разговор надо повернуть в несколько иную плоскость, а именно: действительно, никто не говорит о вступлении в ВТО на условиях, которые нам навязывает ВТО. Потому переговоры так трудно и идут, что мы пытаемся согласовать позиции, которые, во-первых, для чувствительных отраслей нашей экономики будут иметь некий переходный период присоединения к ВТО, и, во-вторых, эти чувствительные отрасли могут и после вступления работать на тех же условиях, как работают экономики большинства стран-членов ВТО. К примеру, сельское хозяйство защищено в большинстве стран-членов ВТО, типичный пример – Европейский Союз, где существует субсидирование сельского хозяйства. Звучит много голосов против этого; развивающиеся страны хотят открыть рынки Европейского Союза, в частности. В равной степени текстиль: существует квотирование ввоза текстиля в страны ЕС. Металлургическая промышленность – то же самое.
Во-первых, мы должны вступить в ВТО, как любит говорить Президент Владимир Путин, на стандартных условиях, т.е. сначала договориться о сроках, условиях, а потом начать изменять свое законодательство. А, во-вторых, эти стандартные условия предполагают использование всех переходных механизмов, которые используются всеми странами ВТО, в том числе самыми высокоразвитыми. Поэтому никто – ни г-н Бендукидзе, ни г-н Мордашов – не говорит: немедленно, завтра вступить в ВТО. Позиция здесь такова: вступить на условиях, отвечающих интересам России.
К сожалению, до сих пор у нас не было критериев приоритетов промышленной и структурной политики, и переговоры по ВТО оказываются благоприятным обстоятельством: и сам бизнес, и правительство определяет, что мы должны защитить. Все мы защитить субсидиями, заградительными пошлинами не сможем, да это и не нужно. НО есть какие-то приоритеты, которые должны быть определены правительством, бизнесом, и я надеюсь, правительство их определит, - те отрасли, которые в ходе переходного периода будут относительно защищенными».

Говоря о том, что конкретно от вступления в ВТО получит население, Алексей Мордашов отметил, что «население получит то, что оно получает от конкуренции производителей: больше товаров, хороших, разных и дешевых», однако, сказал он, «конкурентоспособность - не гриб в лесу, ее нельзя найти, она не появляется сама собой, нужно только работать, чтобы она появилась, и в зависимости от того, как будешь работать, за такой период она и появится».

Оригинал этого материала: http://www.wto.ru/ru/press.asp?msg_id=527


<<< на главную # <<< «Глас народа» на ТВ-6 # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта