#    Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации.    #
<<< на главную    #    <<< в круге света    #    карта сайта

 

 

В круге СВЕТАВ КРУГЕ СВЕТА
программа Светланы Сорокиной на радио «Эхо Москвы»

 

21 декабря 2011 г. Дума — место для дискуссий.

 

Гости – Галина Хованская, Михаил Дегтярёв, Евгений Фёдоров, Николай Харитонов.

 

Аудио: эфир – на сайте Эха


Светлана: Здравствуйте, здравствуйте, это программа «В круге света». Я Светлана Сорокина, её ведущая. И сегодня в этот вечер 21 декабря в первый день работы новой Государственной Думы VI созыва, насколько я помню, я сюда пригласила представителей 4-х фракций думских, и сейчас их представлю. Спасибо вам, что пришли сегодня после этого дня довольно хлопотного.
Итак, Галина Хованская, член Государственной Думы, а точнее, даже уже можно поздравить, что и руководитель Комитета…
Хованская: Да, председатель Комитета по жилищной политике и ЖКХ.
Светлана: По-моему, это новый такой комитет сделан.
Хованская: Да, новый, новый, да.
Светлана: «Справедливая Россия», напоминаю.
Николай Харитонов, член Государственной Думы. Вы просто в какой-то комитет…
Харитонов: Всех созывов. Всё, что имеется.
Светлана: Да. Всё, что есть. Николай Михайлович.
Харитонов: Комитет по региональной политике Севера и Дальнего Востока.
Светлана: Вы вошли в этот комитет?
Харитонов: Председатель комитета.
Светлана: Вы председатель комитета, всё правильно, да. Заново знакомимся. Хотя знакомы уже бог знает сколько.
Михаил Дегтярёв. Вот на новенького. Член фракции ЛДПР. И вы, по-моему, первый раз в Госдуме.
Дегтярёв: Так точно. В первый раз.
Светлана: В первый раз.
Харитонов: Молодо — зелено.
Светлана: Добрый вечер.
Дегтярёв: Добрый вечер. Комитет по науке и наукоёмким технологиям.
Светлана: Ага. И, наконец, знакомый старый Евгений Фёдоров, «Единая Россия», в прошлом созыве возглавлял Комитет по экономике.
Фёдоров: В прошлых двух.
Светлана: В прошлых двух. А сейчас?
Фёдоров: Сейчас на сегодняшний день депутат, член Комитета по бюджету.
Светлана: Члену Комитета по бюджету, который возглавил в этот раз Андрей Макаров. Итак, сегодня первый день. Первое, о чём хотела вас спросить. Уважаемые представители четырёх аж фракций, ну вот такое вообще от дня впечатление у вас скорее праздничное, радостное, смутное, тревожное — какое? Скажите мне, что для вас первый день.
Хованская: Смутное, тревожное скорее.
Светлана: Смутное, тревожное, да? Почему?
Хованская: Ну вот несмотря на то что через 8 лет безуспешных попыток удалось создать Комитет по жилищной политике, создавать, по моему мнению, его надо было, когда принимался Жилищный кодекс, серьёзнейший документ, и реакция населения, граждан Российской Федерации на него очень серьёзная. Я бы сказала — это тяжёлая реакция на многие нормы. Вот. Но, тем не менее, удалось… Лучше поздно, чем никогда, как говорят у нас.
Светлана: Ну это уже ваше, узкопрофильное. А вот сама атмосфера, само ощущение почему смутное и тревожное?
Дегтярёв: Потому что в Думе Николай Валуев.
Хованская: Да нет, не поэтому. Кстати, вошёл почему-то весь спортивный блок депутатский, вошёл в Комитет по жилищной политике.
Светлана: Забавно. Какие ещё впечатления? Николай Михайлович.
Харитонов: Я стахановец депутатского движения. Я был народным депутатом РСФСР пяти созывов. Почему тревожное, беспокойное состояние депутатов? Все прекрасно понимают тот результат, который объявлен Центризбиркомом. На самом деле он не такой.
Светлана: Не соответствует действительности, да.
Харитонов: Все это понимают. Понимает «Справедливая Россия», понимает ЛДПР, понимает Компартия российская, понимает и «Единая Россия». Поэтому такое состояние, когда нет той мотивации, когда люди ехали на целниу,
Светлана: Да ладно с ней, с целиной. Ну, в общем, короче, признак нелегитимности как-то ощущается?
Харитонов: Ощущается. Всё так и не так.
Хованская: Но делается вид, что всё в порядке.
Светлана: «Единая Россия». Вступает в разговор Евгений.
Фёдоров: К сожалению, да, непростое у нас сейчас время. И я согласен, что вот этот… который на наших глазах формируется пропагандистский штамп в стиле советских штампов, помните, когда «свободу Луису Корвалану», «Ленин — наше всё» и всё остальное. Этот штамп как раз тоже показывает, насколько сегодня напряжена ситуация в Российской Федерации, насколько в условиях мирового кризиса идёт давление на Россию, насколько не нужна сильная суверенная Россия, в условиях кризиса особенно.
Светлана: Да это почему?
Фёдоров: А потому что вот так формируется штамп. Придумывается из пальца.
Светлана: По поводу нелегитимности?
Фёдоров: Конечно.
Светлана: Ничего себе. Одну секундочку, дайте договорить нашему представителю. Мы знаем много, много.
Дегтярёв: Евгений Алексеевич, я с вами не согласен.
Фёдоров: У нас, к сожалению, нету суверенитета в стране, для того чтобы противостоять вот этой пропагандистской кампании, направленной против России.
Светлана: Уж вам-то противостоять?
Фёдоров: Конечно.
Светлана: Захватившим все средства массовой информации.
Дегтярёв: То, что Евгений Алексеевич сказал, это и есть результат 12-ти лет упущенных возможностей. А по поводу легитимности выборов я как впервые избранный депутат, который всю избирательную кампанию провёл в Самарской области, которую я представляю в Парламенте, и видел собственными глазами ночью, как переписывали кое-где протоколы, собственными глазами. Сравнивал с … Могу сказать, что то, что творилось в ночь с 4-го на 5-ое, ну, Самарская область, может быть, здесь особняком стоит, у нас значительно меньше было нарушение. В других регионах были просто чудовищные нарушения. Кемеровская область, Кавказ, Москва.
Фёдоров: Вы написали заявления, раз вы видели?
Дегтярёв: Соответственно, массу заявлений написали.
Хованская: Астрахань, Москва, Санкт-Петербург.
Дегтярёв: Написали и прокурору, и в Избирком, и подали в суд. Я говорю вам это о том, что легитимность — это очень серьёзная проблема. Народ на улицах не просто так. Его никто не покупает.
Хованская: Это не пропаганда. Люди подали заявление…
Дегтярёв: Люди недовольны.
Фёдоров: Если есть нарушения, они, конечно, подлежат наказанию. Проблема в том…
Хованская: Вы не даёте нам возможности собрать эти нарушения, понимаете?
Фёдоров: Какие мы не даём…
Хованская: Выставляют наблюдателей с избирательных участков. Выносят наблюдателей.
Светлана: Это правда.
Фёдоров: Ещё кушают младенцев. Ну, слушайте, это называется огульное обвинение.
Дегтярёв: Евгений Алексеевич…
Фёдоров: Вы видели?
Хованская: У меня двое моих близких знакомых, которых под угрозой «выставим сейчас с участка». Хамили так, что дальше некуда.
Дегтярёв: Я могу вам ещё сказать, как руководитель регионального отделения, который вводил наблюдателей в ночь. Моим наблюдателям показывали документ с моей поддельной подписью, что я их якобы отзываю, и поймать их невозможно, потому что эту бумагу убежали и спрятали. Вот и всё, понимаете? Поэтому не надо рассказывать.
Фёдоров: Эти истории… показали и спрятали. Ну это несерьёзно все.
Дегтярёв: Это очень серьёзно, это очень серьёзно.
Харитонов: Ну когда юрист, нынешний президент, Дмитрий Анатольевич Медведев говорит: «Для нас самое главное не отдать власть», забывая про то, что 3-ья статья Конституции говорит о том, что главным носителем власти является российский народ, он тем самым даёт сигнал губернаторам, всем отраслям…
Светлана: Ой, слушайте, а меня знаете, какая фраза в последнее время поразила. Вчера или позавчера господин Чуров давал интервью по поводу регистрации…
Харитонов: Да он не виноват ни в чём, чего вы…
Светлана: Секундочку, Николай Михайлович. И он сказал буквально следующее. Он сказал: «Я могу заверить, что в этот раз никаких переговоров сверху не было». «В этот раз» он три раза повторил. На какой-то момент проговариваются обязательно.
Харитонов: Чуров — жертва.
Дегтярёв: Волшебник.
Светлана: Хорошо, скажите мне теперь вот о чём. Как вы восприняли избрание господина Нарышкина на пост спикера взамен ушедшего господина Грызлова?
Хованская: Ну я не знаю, как молодой коллега, да, он при Грызлове не работал. Мы работали. Значит, сравнение, мягко говоря, не в пользу Грызлова. Конечно, Нарышкин ещё и неопытный человек, да, сегодня так это чувствовалось немножко, да? Но это 2-3 заседания, и он, в общем-то, войдёт в нормальную рабочую колею. Стилистика другая. Более для меня приятная и комфортная.
Светлана: Ну взял и сразу отменил «Парламент не место для дискуссий».
Хованская: Ну отменил.
Светлана: Сразу заявил, что это место для дискуссий.
Хованская: Потом, мне кажется, что всё-таки он будет, наверное, дольше присутствовать в зале заседания, не появляться на час утром, потом исчезать.
Светлана: Ну, по крайней мере…
Дегтярёв: Мне понравилась его фраза, после того как его избрали коллеги из только одной фракции «Единой России», когда он поблагодарил всех депутатов за их позицию. То есть это говорит о том, что он никак не затаился и вполне адекватно воспринял политическую…
Хованская: Ну он человек умный.
Харитонов: Значит, я хочу… Не надо обольщаться. Это человек из обоймы «Единой России». Он будет продолжать тот путь, тот путь, который привёл и к митингам на Болотной площади, и к митингу 24 декабря, это обязательно будет. Поэтому человека этой системы, и человек этой системы обязательно будет вызывать раздражение, хотя он сам по себе человек мягкий, интеллигентный.
Светлана: Ну он приучен работать с элитами. Поэтому это, конечно же… стиль своеобразный, да. Другой. И я думаю, что всё-таки он будет интеллигентнее и тоньше работать, у меня такое ощущение.
Хованская: Он больше подходит для парламентской работы, чем бывший министр… бывший министр внутренних дел.
Фёдоров: Я его знаю хорошо.
Светлана: Так.
Фёдоров: И давно. И я рад, что коллеги тоже оценили хороший выбор «Единой России».
Светлана: Ну это первый взгляд только ещё.
Фёдоров: Понятно. Это тоже важно. Это важно, что оценили. И как раз я… как раз я понимаю, что это действительно высочайший профессионал, очень опытный, блестящий юрист, хорошо разбирается в вопросах экономики, в региональных вещах, чувствует людей. И я тоже считаю, что когда внутри «Единой России» мы обсуждали, вот эти качества и привели к такому решению. И я рад, что коллеги оценили. По крайней мере часть…
Харитонов: Он не был депутатом разных уровней, он не был депутатом.
Дегтярёв: Это стратегический просчёт. И пост председателя нужно было отдавать оппозиции. Не принципиально, какой из трёх партий.
Харитонов: В этом «Единая Россия» проигрывает.
Дегтярёв: Это стратегический просчёт.
Фёдоров: Что-то я не знаю ни одного случая в мире, чтобы меньшинство имело пост председателя. Обычная практика. Большинство.
Хованская: Нет у вас большинства
Светлана: Ну какое у вас большинство? У вас уже нет в абсолютном выражении большинства.
Фёдоров: Большинство в зале. В зале большинство. В зале большинство?
Дегтярёв: А кто ж с этим спорит. Как вы его получили… за счёт перераспределения мандатов.
Фёдоров: Получили за счёт честной борьбы. А пропагандистские штампы.
Хованская: Смех в студии.
Фёдоров: А пропагандистские штампы… К сожалению, проблема России заключается в том, что 20 лет пропаганды и потеря суверенитета — они, конечно, дают себе знать. Вырулить эту ситуацию политическую всё сложнее и сложнее.
Светлана: Послушайте, послушайте, Евгений, ну о чём вы?
Дегтярёв: Есть ещё и трюки. Вот, Евгений Алексеевич его великолепно исполняет, трюк речевой.
Светлана: Евгений Алексеевич, я не очень понимаю.
Дегтярёв: Любую критику он называет штампом. Любую.
Светлана: Вы этих штампов за десять лет тотального присутствия на всех экранах федеральных каналов, по-моему, наштамповали больше, чем надо. У нас уже и шакалящие около иностранных посольств, и живущие на гранты, и…
Дегтярёв: И контрацептивы.
Светлана: И идущие с контрацептивами. Это ж надо было так оскорбить всех до кучи.
Фёдоров: Это правда. Что же мы врём-то?
Светлана: Ага.
Фёдоров: 20 000 человек живёт на гранты.
Светлана: И студенты на Болотной, проплаченные за деньги.
Фёдоров: Есть такие случаи.
Светлана: Откуда вы это взяли? А вы написали заявление в суд, когда узнали об этом? Или ещё куда-то. Это штампы. Евгений Алексеевич, это штампы. Вам сказали — вы поверили.
Фёдоров: Я попытаюсь ответить. Проплачивание студента, так же как и грантополучание не является нарушением российских законов. Когда человек…
Светлана: Это всего лишь ярлык, который можно повесить.
Фёдоров: В пользу другого государства… это его право… это не есть нарушение закона, не шпион, к сожалению, может быть. Но это фактор, когда человек отражает позицию работодателя. Работодатель — другая сторона.
Харитонов: Светлана, это всё надуманное. Всё то, что якобы кто-то американцы, там, ещё кто-то…
Светлана: Приведите один пример.
Фёдоров: Да пожалуйста, просто почитайте бюджет Соединённых Штатов. 10 статей расходов в Россию.
Светлана: А-а-а! Сразу мы в этот бюджет попали, да?
Фёдоров: Там написано: «Рос-си-я».
Светлана: Ага.
Харитонов: Люди, несмотря на то что…
Фёдоров: Так и написано — «Россия». Отдельно на СМИ, отдельно на Интернет, отдельно на гражданское общество, отдельно на то. Почитайте… любой может… сейчас войти в Интернет, кто знает английский, и почитайте.
Харитонов: Значит, всё то, что люди вышли на улицу, это никакие не американцы.
Фёдоров: Если мы говорим об улице, то я считаю, что на улицы вышли процентов на 80 люди, которые умные, толковые, которые впервые начали разбираться и идти в политику, и они придут к Путину, потому что…
Светлана: Почему?
Фёдоров: А потому что когда они начнут разбираться в политике, они будут искать альтернативу.
Светлана: Он уже сказал об этих самых умных и порядочных, что они с презервативами пришли, а не с ленточками. Кто после этого пойдёт к нему, скажите мне, ради бога?
Фёдоров: Кто-то с ленточкой, кто-то ещё с чем.
Светлана: Уж какой-то сильно не брезгливый пойдёт.
Фёдоров: Так, слушайте, вот, ещё раз говорю, что это умные люди, а умный человек — он прежде всего думает о себе и о своей семье. И когда он начинает разбираться в политике, не только в работе, не только в семье, не только в жилищных проблемах своих личных, но и в жизни страны, у него выбор становится не очень большой, к сожалению.
Светлана: Да, типа раньше думай о семье, а потом о Родине. Понятно.
Фёдоров: О Родине в том числе.
Дегтярёв: А я бы хотел отметить, сегодня в президиум не пустили заместителя от эсеров и от ЛДПР. Даже в этом проявилась вот эта вот…
Светлана: Взяли и зажали. Да, это правда. Вот теперь скажите мне, пожалуйста, как распределялись у вас комитеты? Есть что тут удивительное или всё прошло как-то без особых изумлений? Честно скажу, по тому первому списку, что я пробежала глазом, меня кое-что сильно изумило. Ну, я, например, знала, что всё-таки будет Комитет ЖКХ и что его Галина Хованская возглавит.
Хованская: А я до последнего момента не знала.
Светлана: Ну, я во всяком случае надеялась на это, и когда узнала…
Хованская: Надежда была, да.
Светлана: Ну, Николай Михайлович, ветеран, можно сказать, думского движения, он…
Харитонов: Стахановец.
Светлана: Нет, стахановец, по-моему, другое. Ветеран всё-таки. Он тоже получил комитет. Теперь скажите мне, пожалуйста, Михаил. Значит, ЛДПР какие получило комитеты?
Дегтярёв: Комитет по физической культуре, спорту и туризму. Игорь Ананских его возглавил.
Светлана: Угу.
Дегтярёв: Комитет по общественным и религиозным организациям. Алексей Островский.
Комитет по охране здоровья — экс-министр труда Калашников.
И четвёртый комитет по СНГ — Леонид Слуцкий. Из-за этого, собственно говоря, и был весь сыр-бор. Почему ЛДПР не доволен. Сам я не участвовал в переговорах, но наши представители до распределения постов и заседания Думы согласованно вышли с коллегами от всех фракций на то, что нам отдадут Международный комитет. Тоже Леонид Слуцкий планировался от нас его возглавить. В субботу на генсовете или там на какой-то Тайной вечере Единой России его почему-то отдали Алексею Пушкову, а нас опрокинули и отдали Комитет СНГ, хотя договаривались в пятницу все вместе парламентские партии, что Комитет международный…
Светлана: То есть нарушили договорённость?
Дегтярёв: Абсолютно нагло, причём, в общем-то, и Владимир Вольфович жёстко выступил. Зачем же договариваться, когда потом всё в субботу переигрывается в пользу каких-то людей? Потом вообще в целом по комитетам, да, какие-то ключевые отданы оппозиции, но не надо забывать, что тот же здоровья наш представитель возглавил Комитет. Без бюджетных вопросов ни один вопрос в здравоохранении не решить, как, впрочем, и в ЖКХ, и в обороне, и так далее. То есть это просто-напросто лицемерие в какой-то степени.
Светлана: Галина Петровна, какие «Справедливая Россия» получила комитеты? Кто из ваших коллег?
Хованская: Ну, как уже было сказано, Комитет по жилищной политике, ЖКХ.
Далее — Комитет по делам женщин, семьи. Это Елена Мизулина, она и возглавляла раньше этот комитет, в прошлом созыве.
Это Комитет по науке, который возглавлял… остался, сохранил свой пост Черешнев, наш депутат.
И четвёртый Комитет по энергетике Иван Грачёв возглавил. Это новая позиция, да, вот… У меня и у Ивана это новые позиции. Мы не были председателями комитетов. Я возглавляла лишь подкомитет по реформированию ЖКХ.
Светлана: Хорошо. Какие комитеты у Единой России, Евгений?
Фёдоров: Всего, как вы уже заметили, в Думе 29 комитетов. «Единая Россия», поскольку она имеет больше, не намного, но больше голосов, получила 15 комитетов.
Светлана: Ну ключевые может назовёте, какие-то самые интересные кто возглавил?
Фёдоров: Бюджет, экономическая политика. Бюджет — Андрей Макаров, который вам прекрасно известен.
Светлана: Известен, да.
Фёдоров: Экономическая политика — Руденский Игорь, который два созыва в Думе, был зампредом Комитета по бюджету, запредом Комитета по строительству. То есть в принципе экономические вопросами занимается давно. Ну, Плигин и Крашенинников как были в своих комитетах, так и остались. Андрей Константинович Исаев на Комитете по социальной политике.
Светлана: Социалка, да.
Фёдоров: Ну, например, если мы говорим об экономическом блоке, которым я раньше занимался, да и сейчас тоже… большая часть экономических комитетов как раз отдана оппозиции, бОльшая часть. То есть это и по энергетике, и по…
Хованская: Экономический?
Фёдоров: Ну по энергетике?
Дегтярёв: Отраслевой это называется.
Фёдоров: И по промышленности. То есть и природные ресурсы, кстати, о которых многие… вы же понимаете, какая Россия страна, поэтому когда говорят… вообще-то говоря, когда Единая Россия согласилась отдать комитеты, которые контролирует половина бюджета страны, природные ресурсы, то понятно, что это был честный переговорный процесс, в котором по-честному обсуждали эти вопросы. А то, что, конечно, там, кто-то хотел чего-то этого и другое, ну так всегда переговоры, это компромисс.
Дегтярёв: Это очередной трюк.
Фёдоров: Ну отдать половину страны — это трюк?
Дегтярёв: Это трюк в том, что если мы говорим, вот, Комитет по обороне отдали коммунистам, уже реформа армии практически завершена. ЖКХ реформа завершена, нате комитет, и так далее.
Фёдоров: Так, позвольте.
Дегтярёв: Вот и логика.
Фёдоров: Не на оборону ли выделили 20 триллионов рублей в ближайшие 7 лет? Которых раньше не было. Это денег больше, чем за все предыдущие созывы.
Светлана: Кто, кстати, возглавил Комитет по обороне, скажите нам.
Харитонов: Комоедов Владимир Петрович, адмирал.
Светлана: Военный, да.
Харитонов: Который командовал в последнее время в Севастополе Черноморским флотом. Поэтому говорить о том, что мы о чём-то, надо сказать прямо нашим избирателям — ежегодный бюджет Российской Федерации на оборону в 10 раз уступает американцам.
Фёдоров: Так не надо вам было сдавать Советский Союз.
Харитонов: Не надо, не надо этой болтовни. Никто не сдавал.
Фёдоров: Ну как? Сдали. Голосовал кто?
Харитонов: Никто не сдавал.
Фёдоров: Кто принял решение о ликвидации СССР? Верховный совет во главе с Лукьяновым, членом вашей фракции.
Светлана: Давайте уже не будем об этом уже.
Харитонов: В современной России…
Светлана: Прожёванное всё.
Харитонов: VI-ая Государственная Дума. 6 комитетов отданы Компартии Российской Федерации.
Светлана: Так, Комоедова помним. Ещё.
Харитонов: Комитет по обороне — это Комоедов Владимир Петрович.
У нас ещё есть Комитет по вопросам собственности, Гаврилов Сергей Анатольевич.
Это Комитет по промышленности, Собко, который избран, кстати говоря, от Кемеровской области, Собко Сергей Васильевич. Он был депутатом и в Парламенте Совета Европы.
Комитет Государственной Думы по строительству и земельным отношениям, Алексей Русских.
Комитет Государственной Думы по региональной политике, проблемам Дальнего Востока, сегодня закреплён за мной. Это очень серьёзно. Мы всё прекрасно понимаем. Хотя наша фракция и партия в целом требовала Комитет по аграрным вопросам, потому что мы прекрасно понимаем, что такое 41 миллион гектар пашни, заброшенной земли.
Светлана: Но вам не достался этот комитет?
Харитонов: Нет. Госпожа Хиллари Клинтон говорит, что мы сделали очень много, для того чтобы Россия вошла в ВТО. Мы прекрасно понимаем. Тогда, когда наша братская республика Украина за 7 месяцев ввезла в Украину 20 тысяч тонн свиного сала и 50 сахарных заводов закрыто, разве это нормальное вхождение в ВТО?
Фёдоров: Конечно. Национальные интересы Украины. Поэтому мы 17 лет и вели переговорный процесс.
Харитонов: 18. Через 220 дней в июле наверняка те люди, которые вели переговоры о вхождении в ВТО, придут в Государственную Думу по ратификации этого договора. Вот тут мы с вами и проявим нашу российскую солидарность.
Светлана: То есть мы ещё не вступим в ВТО?
Дегтярёв: ВТО — это вредно для России.
Харитонов: Правильно.
Светлана: Вот тут вы сойдётесь, чует моё сердце.
Фёдоров: 4% стран не входит в ВТО, остальные все входят. И это вредно для России? Мы получим экспорт технологий, а это и есть будущее России. Наука. Вот, благодаря ВТО мы получим гигантский научный мировой рынок, который сегодня у нас закрыт полностью.
Дегтярёв: И лишаемся заградительных пошлин по импорту.
Фёдоров: И поэтому миллионы наших учёных работают в зарубежных лабораториях, а не в российских.
Дегтярёв: Сельское хозяйство умрёт окончательно.
Светлана: Так, господа, остановитесь. Господа, остановитесь. Потому что мы не про ВТО. ВТО — это уже другая тема. Мы сегодня говорим про Государственную Думу, где, судя по всему, негладко, негладко будут проходить всевозможные вопросы. Я хочу сказать, что сейчас мы прервёмся на новости середины часа. Ещё раз напомню, кто у меня сегодня в гостях. Это представители 4-ёх фракций Государственной Думы: Галина Хованская, «Справедливая Россия», Николай Харитонов, Коммунистическая партия, Михаил Дегтярёв, ЛДПР, и Евгений Фёдоров, «Единая Россия». Они сегодня первый день работали в VI созыве Государственной Думы. И сразу после новостей середины часа мы продолжим наш разговор. Оставайтесь с нами.
Новости
Светлана: Ещё раз добрый вечер. Здравствуйте. Это программа «В круге света». Опять напомню вам, что сегодня, 21 декабря, в самом конце года в первый раз собрались в стенах Государственной Думы депутаты вот этого уже созыва, VI созыва, да? VI созыва Государственной Думы. И здесь у меня представители четырёх фракций. Это Галина Хованская, Справедливая Россия, Николай Харитонов, Коммунистическая партия, Михаил Дегтярёв, член ЛДПР, и Евгений Фёдоров — это Единая Россия. Мы уже поговорили немножко о впечатлениях первого дня, которые разные у этих депутатов. Мы поговорили о том, какие комитеты получили какие фракции. И более менее здесь выяснили.
Ну и теперь, наверное, немножко в будущее пойдём. Хотя, на мой взгляд, вот Михаил Дегтярёв, самый молодой человек, первого, что называется, свеженького призыва, член фракции ЛДПР. Вот он начал уже разговор в будущее, потому что заявил о том, что на его молодой взгляд вхождение в ВТО не есть благо для России. Вполне возможно, что ЛДПР, равно как и коммунисты, и ещё… будут спорить по поводу того, ратифицировать или нет вхождение в ВТО.
Дегтярёв: Конечно. У нас это в программе написано.
Светлана: Вот я про то и говорю, что судя по всему всё-таки какая живность будет теперь в Парламенте. Как вы полагаете? Я ровно про это. Будет или нет поживее, чем в прошлый созыв?
Дегтярёв: Сегодня было живенько.
Хованская: Сегодня было живенько, но вот как будет потом… По-моему, быстро забудут о том, как получены лишние голоса, которые дали большинство партии власти, и начнётся то же самое — запускаться машины голосований и будут отклоняться все более-менее нормальные инициативы. Или просто… не голосуют. Вот, вроде бы неудобно проголосовать против, да, хорошей инициативы, не голосуют. А нам не хватит опять как всегда голосов.
Светлана: Галина Петровна, секундочку, Галина Петровна, а у вас есть уверенность, что в принципе руководство Справедливой России не войдёт в какие-то такие тесные договорные отношения с Единой Россией?
Хованская: Есть абсолютная уверенность.
Светлана: А, вот так даже. Ну тогда действительно не очень живенько будет.
Харитонов: Ну во-первых, нравится — не нравится, но я бы хотел напомнить всем нашим слушателям, что 21 декабря — это день рождения Иосифа Виссарионовича Сталина.
Светлана: Ух ты, господи, забыли.
Харитонов: Нравится — не нравится, но в самом деле фракция руководства партии КПРФ возложили цветы. Я вам скажу. Когда бы я ни приходил, всегда на могиле на постаменте Иосифа Виссарионовича Сталина, верховного главнокомандующего, всегда гора цветов. Можно по-разному относиться. Я сын военного отца и деда. Поэтому я никогда не слышал от них, чтобы они что-то говорили против, отрицательно.
Светлана: Вот поэтому я никогда не могла голосовать за КПРФ, ну никогда.
Дегтярёв: У нас эта Дума просуществует, ну, год, может быть, полтора.
Светлана: Почему, Михаил, скажите ради бога?
Дегтярёв: Ну вот такое какое-то смутное ощущение.
Светлана: Почему?
Дегтярёв: Ну, во-первых, я могу порекомендовать радиослушателям сейчас же в Интернете набрать «73 онлайн ру», это Ульяновский портал политический. Там очень интересная аналитика приведена независимого политолога, который предрекает второй тур без верховного главнокомандующего. Любой вновь избранный… Любой вновь избранный президент распустит эту Государственную Думу, я думаю, уже летом будущего года. Это моё ощущение, мой прогноз, как хотите, относитесь.
Харитонов: Хотя в течение года нельзя этого делать.
Дегтярёв: Декабрь или март 13-го.
Светлана: Слушайте, ну у вас такой прогноз. А скажите мне, пожалуйста, тогда, а чего вы ожидаете от завтрашнего прихода Дмитрия Анатольевича, от выступления? Есть какие-то ожидания или не понимаете, о чём речь пойдёт?
Харитонов: Светлана, бюджет на три года уже принят.
Светлана: Секундочку, секундочку, вот это интересно. Одну секунду. Про бюджет понятно. Один из политологов. Ну я слышала такие рассуждения, что вдруг он заявит, не дожидаясь даже Нового Года, заявит о том, что уходит в отставку. Почему не… может быть такое быть, как вы думаете?
Хованская: Может.
Светлана: Может, да?
Хованская: Вполне.
Светлана: Может быть такое.
Хованская: У меня никаких иллюзий, никаких надежд на выступление нет. У меня были очень большие, как выяснилось, необоснованные надежды.
Харитонов: Светлана, бюджет на 3 года уже принят и проголосован.
Хованская: Главный политический инструмент.
Харитонов: Значит, 56%, и наши радиослушатели должны знать, это доходная часть за счёт реализации газа и нефти, 56%. Из расчёта, что бочка нефти будет стоить 100 долларов.
Фёдоров: Как раз по линии Комитета, которую контролируют коммунисты.
Харитонов: Не надо! Не надо!
Фёдоров: А как? Правда.
Харитонов: Если на самом деле…
Фёдоров: Почему вы от этой правды отказываетесь?
Харитонов: Если меньше 100 долларов будет бочка нефти, этой подушки безопасности хватит в лучшем случае на 6 месяцев. А потом будут проблемы. И пенсии, и зарплаты бюджетникам, и многим другим.
Светлана: Но до 4 марта хватит?
Харитонов: Ну на полгода хватит.
Светлана: Ну и слава богу.
Фёдоров: Я хотел бы сказать, что как раз… поскольку я работал председателем комитета, и в думах четырёх созывов был тоже, достаточно представляю себе законотворческий процесс, я как раз надеюсь на то, что оппозиция, придя в большей степени к конкретным комитетам, потому что по опыту прошлой думы оппозиционные комитеты интегрировались в систему работы нормально, то есть они начинали уходить от лозунгов в конкретные тексты законов. И когда они приходили в конкретные тексты, ну, люди нормальные, юристы, специалисты, хоть с оппозиционным мышлением, они по-другому смотрели на процесс. Они понимали не волшебные представления о будущем из голов складывали, а видели…
Харитонов: Как мы можем вас поддержать, когда 40 миллионов гектар пашни заброшено?
Фёдоров: Я продолжаю, да?
Харитонов: 24 000 деревень исчезли с карты земли.
Фёдоров: Я продолжаю. Естественно, потому что вы ликвидировали Советский Союз вашим голосованием. Лукьянов, член вашей фракции, ликвидировал… его подпись стоит.
Светлана: У вас уже какие-то дежурные обращения…
Фёдоров: Это ГКЧП, заметьте.
Харитонов: ГКЧП — это провокация Горбачёва.
Светлана: Давайте уже не будем топтаться. Так договаривайте, что вы хотели сказать.
Фёдоров: Не надо прерывать. Поэтому на мой взгляд, я надеюсь на это, даже самые жёсткие оппозиционеры, а именно такие возглавляют фракции, там, комитеты по энергетики, по природным ресурсам, которые ежедневно выступали в Госдуме раньше, в прошлом созыве, они придя в конкретные документы, изучив конкретные вопросы, когда надо выносить решение, они, конечно, придут и начнут писать законы в системе работы. То есть я уверен, что профессионализм этих людей возобладает над политической ангажированностью. И это поможет Думе наладить нормальную законотворческую работу.
Харитонов: Мои коллеги не знают законотворческую работу. Во всём мире призвано и признано не менее 70% законодательных инициатив — это правительство, это президент. Не менее 70%.
Светлана: Ну? И что? А что в этом такого?
Харитонов: Поэтому сегодня наше правительство, президент — они должны чётко объяснить народу, что не желает и не менее 70% законодательных инициатив они должны проявлять сами. Сами проявлять должны.
Фёдоров: Так и есть.
Светлана: Так и есть. А что тогда?
Харитонов: Этого нет. Этого нет.
Светлана: Типа штампуете законы. Что-то вас не поймёшь, Николай Михайлович.
Фёдоров: Видите мышление как заработало? В сторону позитива. Я поддерживаю.
Дегтярёв: То есть в красных комитетах всё сохранится, как есть. А в комитетах ЛДПР будем писать законы сами.
Фёдоров: Ну вы и раньше, у вас Островский блестящий председатель комитета.
Хованская: Я лично пишу законы сколько уже лет, не знаю, я пишу сама все свои инициативы.
Дегтярёв: Поэтому мы сами, депутаты, можем спокойно писать.
Светлана: И продолжаете это делать. Кстати говоря, многие спрашивают про Галину Петровну, сохранятся ли её приёмные дни, можно ли к ней обращаться, писать, спрашивать, потому что Галина Петровна всегда занималась этой помощью конкретной.
Хованская: Конечно, можно. Конечно, можно. Сейчас будет сложнее, но ничего, я справлюсь, я думаю.
Светлана: Угу, два раза в месяц на Моховой в приемной?
Хованская: На Моховой в приёмной Госдумы.
Светлана: Угу, хорошо. Ну вот я хотела к вам, Михаил, теперь обратиться. Не страшно вам, вот, уже послушавши и побывавши слегка?
Дегтярёв: Нет, ну у нас все молодые депутаты, они прошли школу. Я в 22 года избран был депутатом городской думы, а потом в 25 областной думы.
Светлана: В Самаре? Угу.
Дегтярёв: То есть мы все с опытом законотворческой работы. Другое дело, что это уже государственная власть.
Светлана: А у вас какое образование, скажите?
Дегтярёв: Инженерное и менеджер я по второму.
Светлана: Инженер и менеджер.
Дегтярёв: Третье — юрист.
Светлана: Угу. Ещё и юрист.
Дегтярёв: Аэрокосмический университет самарский, научный центр.
Светлана: Ну это хорошо. А есть желание действительно поработать-то как-то?
Дегтярёв: Поэтому я в Комитете по науке и наукоёмким технологиям. Потому что Самарская область — целая куст, кластер, как сейчас называют, аэрокосмических предприятий, которые делают до сих пор спутники слежения, космические корабли, ракету «Союз», авиационные двигатели, ремонтируют двигатели на наши известные бомбардировщики стратегические, и т.д. и т.п.
Светлана: Если сбудется ваш прогноз и, что называется, дума год просуществует, дальше тогда вы себе как представляете свою деятельность? Будете снова избираться и снова заниматься этим?
Дегтярёв: Как партия решит. Партия у нас тем и сильна, что у нас очень жёсткая дисциплина в ЛДПР.
Светлана: Ах вот так даже. Вас это устраивает?
Дегтярёв: ЛДПР, конечно, пойдёт на выборы, если они будут вновь назначены. И победит. И председателем будет Жириновский.
Светлана: О, Господи. Как он вас зазомбировал, с ума сойти.
Хованская: Вот, у нас…
Светлана: Я думала, молодой, образованный.
Хованская: У нас есть, конечно, лидер, но сказать, что у нас жесткая дисциплина… Нет, категорически. У нас вообще солидарное голосование — это большая редкость. Если у нас…
Светлана: Мне больше нравится, когда у каждого своё мнение.
Хованская: Если у нас не совпадают позиции при обсуждении законопроекта, то мы объявляем свободное голосование, то есть каждый голосует так, как считает нужным.
Дегтярёв: Чуть больше за коммунистов.
Харитонов: 208, 203, 202.
Дегтярёв: Кто-то у коммунистов за Жириновского зажал голос, это очень неправильно, хотя договаривались…
Светлана: Скажите, пожалуйста, вот, я поняла из ближайших перспектив, ну, таких, не глобальных насчёт срока, сколько продержится дума и так далее. Не насчёт даже того, что завтра заявит Медведев. В конце концов, ждать недолго, узнаем завтра. Может быть, и ничего судьбоносного. Бог его знает. А может, действительно, что-то, что перевернёт политическую жизнь или хотя бы здорово её подвинет. Но вот если говорить о каких-то ближайших планах уж законотворческих, я поняла: ратификация ВТО, видимо, будет как-то бурно обсуждаться, а что ещё из ближайших каких-то творческих планов в Государственной Думе представляется вам лично как депутатам, как руководителям комитетов чем-то очень важным, судьбоносным и необходимым как можно быстрее.
Харитонов: Светлана, не стройте иллюзию. Бюджет на 3 предстоящих года уже принят.
Светлана: Да мы уже слышали, да.
Харитонов: Он уже принят. Поэтому что-то нового президент Медведев не может заявить, потому что любое заявление стоит денег.
Светлана: Ну мало ли какие законодательные инициативы можно уточнять, шлифовать, предлагать.
Харитонов: Мечтать не вредно.
Светлана: Не обязательно это будет напрямую связано с бюджетом.
Харитонов: Мечтать не вредно.
Светлана: Мы уже выяснили. ВТО действительно важная история.
Харитонов: Ничем не удивит и завтра никого и ничем не удивит.
Светлана: Хорошо, это ваше мнение. Ваше скажите.
Фёдоров: На мой взгляд, самое главное — это следующий этап нашего развития — формирование инновационного типа, это на самом деле это и есть наука. Современная наука — это и есть вложения рынка денег в науку. И на этой базе ВТО — это в помощь в формировании рабочих мест для тех миллионов российских учёных, которые сегодня кантуются по всем лабораториям мира. Вот мы должны, чтобы не учёных поставлять туда и молодёжь, а мы должны поставлять туда технологии, то есть интеллектуальную собственность, а для этого надо изменить правила экономической жизни, то есть создать специальные институты, рынок технологий, как во всём мире, вступить в ВТО, для того чтобы обеспечить сбыт.
Хованская: Элементарно платить учёным, чтобы они не уезжали за границу.
Фёдоров: Платит рынок. Вот мы посчитали…
Хованская: Рынок…
Фёдоров: Простой переход на изменение типа экономики и формирования отрасли экономики научной, как это в мире есть, означает приход туда 15 триллионов рублей в год. Для примера весь бюджет российский 10 триллионов. То есть бюджет даже… 10% не даст. Это иллюзия, что бюджет в современном мире финансирует прикладную науку. Её финансирует рынок за счёт технологий.
Хованская: А я говорю о фундаментальной науке, которая разрушена. Разрушены школы.
Фёдоров: Фундаментальная — государство. Ну фундаментальная тоже будет наука работать, когда у неё будет сбыт в виде… Этот взгляд, как в мире работает. Вы можете придумать, что хотите.
Дегтярёв: Я хочу высказаться. Вы просто говорите и говорите. Из наших предложений — это безналоговая экономика на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. Почему? Потому что сегодня у нас миллиарда 2 китайцев в подбрюшье, а на всём Дальнем Востоке, в Западной и Восточной Сибири 10 миллионов человек. Поэтому этот приток сразу так впитало, переезд людей, и так далее. И вложение в людей. У нас на сегодняшний день убыль населения продолжается. Всё это миф… проворные отчёты — это всё чушь то, что мы видим с экранов телевизоров. У нас 6 миллионов бездетных пар. Просто просубсидировать им операции… это уже 6 миллионов младенцев, которые желанные и не надо ни у кого ничего выпрашивать. Давать деньги и так далее за второго, за третьего. Они уже фактически есть. Родители готовы. Вот, на это, на материнство и детство, мы в том числе планируем сделать упор. А детские пособия — это просто ужасно. В Самарской области 200 рублей в месяц.
Светлана: Пособие — это вообще… это что-то…
Харитонов: От Урала до Дальнего Востока во времена советской экономики сегодня живёт и работает 27 миллионов россиян. Избиратели — 15 миллионов. Сегодня Китай, который располагает свободными деньгами, порядка 600 миллиардов долларов, у них никакого секрета нет, они дают команду людям… китайцы закрепляются на нашей территории под любым предлогом, под любым предлогом.
Светлана: Угу. И что?
Дегтярёв: И сегодня… предлагаем, безналоговая экономика…
Харитонов: Если мы сегодня нем будем стимулировать наших граждан жить и работать за Уралом, хотя Михаил Ломоносов говорил…
Фёдоров: А наше предложение — раздать каждому гражданину России по миллиарду долларов. Но мы не знаем, как это реализовать, извините.
Дегтярёв: Да не надо. Дайте по 100 тысяч семьям, которые хотят иметь детей.
Фёдоров: Для этого отнимите пенсию. Мы понимаем, что вы хотите отнять пенсию у пенсионеров.
Дегтярёв: Да не надо рассказывать сказки.
Светлана: Не передёргивайте.
Фёдоров: Если вы деньги где-то даёте, значит, вы где-то отнимаете.
Дегтярёв: Вы посчитайте на калькуляторе, что такое 6 миллионов и 100 тысяч рублей.
Светлана: Спустимся на нашу грешную землю, вспомним о людях, которые…
Дегтярёв: Такие трюки дешёвые.
Светлана: Дайте Галине сказать…
Хованская: Мучаются в аварийном жилье, живут с угрозой для собственного здоровья и даже жизни. Вот с этим позорным явлением нужно покончить, с моей точки зрения. И вообще я мечтаю о том, чтоб государство хотя бы выполнило те обязательства, которые были взяты государством. По тому же капитальному ремонту. Нам объясняют, что это замечательно. Выделили 250 миллиардов, как будто это подарок. Это 1/10 только тех обязательств, которые не были выполнены государством. Да, в будущем будут собственники действительно отвечать за ремонт своих домов.
Светлана: Но не сразу.
Хованская: Но по крайней мере сбрасывать на них вот этот разрушенный жилищный фонд, который по 25 лет не ремонтировался — это категорически недопустимо. Потому что, к сожалению, нас приватизация привела к появлению класса нищих собственников. Мы им платим субсидию на оплату за жильё и коммунальные услуги. Снос аварийного жилья, переселение. Раньше переселяли, если ты наниматель, тебе квартиру давали по нормам. А сейчас что делается? Из коммуналки в коммуналку. Вы понимаете? И если регион хочет, да, он может на себя взять дополнительную нагрузку и предоставить жильё по нормам, но мы забываем о том, что у нас дотационных регионов подавляющее большинство. А регионов-доноров минимум, понимаете? Значит, вот, нужно хотя бы для очередников, перед которыми есть обязательства, дать им такую возможность переехать в нормальную квартиру, а не издеваться над людьми, когда 7 человек запихивают в 1-комнатную квартиру или в комнату в коммуналке, понимаете?
Светлана: То есть вам есть, над чем работать и что уточнять.
Хованская: Тарифы, платежи… это тема №1. По всем опросам, да, это тема №1. Конечно, тарифы не должны превышать уровень инфляции. Но, к сожалению, наша инициатива «Справедливой России» была отклонена в мае, но потом об этом сказал Премьер, и ситуация несколько изменилась, поэтому мы умеренный оптимизм можем проявлять в этом направлении, и внесли снова эту инициативу, понимаете, потому что по моим наблюдениям в кризис совсем неплохо жили естественные монополии, в отличие от многих граждан, которые, потеряв работу, не справились с нагрузкой по ипотечным кредитам, а нам ведь помните, что говорили? Что 30% граждан России решат свою проблему с помощью ипотеки. Категорически с этим не согласна, понимаете? Надо просто понимать, на каких условиях дают кредиты, какой уровень доходов населения, понимаете? У нас даже снять на рынке жилья квартиру многие семьи не могут, а после принятия жилищного кодекса у нас средний класс вообще оказался между двух стульев: здесь социальное жильё для нищих, а здесь рынок, а в середине 40 миллионов граждан, которые готовы заплатить, но по разумной цене.
Светлана: Галина Петровна, а вот от вашего комитета что-то зависит в этом движении?
Харитонов: Да ничего не зависит.
Хованская: Зависело бы, если бы было большинство всё-таки не у Единой России. Знаете, потому что они могут заблокировать…
Харитонов: Светлана, можно спорить, говорить, кричать в этой студии… Значит, программа КПРФ во главе с Геннадием Андреевичем Зюгановым — она единственная гарантирует сегодня — это социальную справедливость, можно что угодно говорить и кричать и шуметь, и в случае избрания Геннадия Андреевича Зюганова президентом Российской Федерации…
Светлана: Мы ещё не выбираем никого. Николай Михайлович, я вас умоляю, давайте… Я всё понимаю, но мы ни за кого сейчас не голосуем.
Фёдоров: В общем, видите, как разные разноплановые подходы. Вот, наша позиция, что у фракций оппозиционных есть возможность потренироваться на комитетах, на реальных механизмах власти, и я, например, считаю, моя личная точка зрения, что если в результате этой работы 5-летней, я всё-таки надеюсь, потому что роспуск думы и всё прочее — это означать будет зазеркально, что в стране будет очень плохая ситуация, а я бы не хотел, чтобы в стране была плохая ситуация. Не хотел бы.
Дегтярёв: Есть прогнозы.
Фёдоров: Я хотел бы сделать всё, чтобы этого не произошло.
Дегтярёв: И мы не хотим.
Фёдоров: Не роспуск. Думу не жалко. Стране чтоб не было кирдык.
Харитонов: Вы уже потренировались. Реального сектора экономики в России нет.
Светлана: Вы вообще 70 лет тренировались. Давайте уже, всё.
Фёдоров: Я опять могу это же повторить. Так вот. Поэтому я считаю, что у вас есть возможность поработать, и я уверен, что, может быть, через 5 лет действительно те оппозиционные партии, которые уйдут от отрыва от реальности, а многие партии, я по наблюдениям скажу, просто в космосе относительно реального положения вещей находятся. Вот эта их приземленность через комитеты позволит им, и, может быть, кто-то из них действительно войдёт в системное понимание ситуации, в анализ её, выработает реальные решения вопросов, а не виртуальные придумки. И я уверен, что на следующих выборах избиратели их поддержат, и, может быть, это и будет…
Харитонов: 40 миллионов пахотной земли заброшено! Про что мы говорим?
Фёдоров: Понятно. Поэтому вы обращаетесь к космическим силам, чтоб прилетели инопланетяне и всё там сделали. Так не бывает.
Харитонов: Да не надо ничего. Инопланетяне.
Светлана: Я единственное, что пониманию — это что кроме Галины Петровны, все на своих партиях очень зациклены, на каких-то выборных ещё историях.
Хованская: У нас очень хорошая программа. Я даже её не рекламирую.
Светлана: Я тут хочу сказать, что я здесь представитель… я пятый угол. Поскольку я голосовала за «Яблоко» на выборах, и я не имею своего представительства в Государственной Думе.
Дегтярёв: Зато в Петербурге есть.
Светлана: Ну, в Заксобрании, да, и не только в Петербурге, где-то ещё там есть.
Фёдоров: Переедете?
Светлана: Нет, я не перееду. Я думаю, что мы здесь ещё, вот тут у меня есть дело в субботу в 2 часа, есть, куда сходить.
Дегтярёв: Вам заплатили, Светлана?
Светлана: А. Это вы… да, да, спасибо за вопрос. Хороший вопрос.
Дегтярёв: Это Евгений Алексеевич спрашивает.
Фёдоров: Платит организаторам и ведущим, которые ведут людей, а люди-то честно приходят.
Дегтярёв: Светлана, приходите 24-го на Пушкинскую площадь на митинг ЛДПР за чистую демократию.
Светлана: Всё понятно. Хочу теперь суммировать только то, что те вопросы и те реплики, которые сыпались без конца сюда. Ну, конечно, основное — это то, что считают частными людьми, что Госдума нелегитимна. Второе спрашивают, что если согласны с тем, что было много подтасовок, то почему не сдали мандат.
Хованская: Мандаты-то ворованные надо сдавать. Те, которые украдены у тех, кто действительно, понимаете? Мы бились за каждый мандат. «Справедливая Россия» в Москве не получила дополнительно 2 мандата. Мы могли их получить. И я знаю, что творилось у меня в Северном административном округе. Вам можем показать, кстати, уважаемый Евгений Алексеевич.
Светлана: То есть мандаты должны были сдать единоросы, да? Единоросы. Но они, конечно, этого не сделают, да.
Фёдоров: Помните, когда был день выборов, я ехал в машине и слушал радио. И там какой-то… не буду называть его, чтоб не было рекламы, и там как раз звонили люди и говорили, как они поймали карусели, не буду называть от оппозиционных каких партий. У кого есть деньги, тот и подделывает. И люди, которые подделывают — это преступники. И преступники, наверное, есть везде. И они есть во всех партиях. И с ними надо бороться, их надо сажать в тюрьму.
Хованская: Что ж они такие массовые преступления совершают, по всей стране?
Фёдоров: Преступники?
Хованская: Ну конечно. Всё представители ваших комиссий.
Фёдоров: Ну давайте размышлять здраво. Вот представьте себе, что из тысяч людей, которые хотят достигнуть цели, в том числе на выборах, кто-то платит…
Дегтярёв: Ну что вы говорите? По-моему, для людей всё очевидно.
Фёдоров: Потому что пропаганда, потому что штампы. Это и есть проблема современной…
Светлана: И наконец, осталась у нас буквально минута. Ваше отношение к тем митингам, которые проходили и проходят к тем людям, которые выходят на площадь в связи с недовольством результатами выборов. Ваше отношение?
Хованская: Я пойду 24-го тоже на митинг. Вот и всё.
Светлана: Угу. Николай Михайлович.
Харитонов: 24-го в Краснодаре будет митинг.
Светлана: Тоже пойдёте?
Харитонов: Я там буду.
Светлана: Вы там будете. Михаил.
Дегтярёв: Мы абсолютно считаем, что у людей есть право высказывать своё мнение, это вообще позитивный факт. Но 24-го у нас свой митинг. И мы всех приглашаем, ради интереса даже, пусть люди придут и посмотрят, что такое ЛДПР.
Светлана: А тема какая?
Дегтярёв: За чистую демократию, за честные выборы.
Светлана: Угу.
Дегтярёв: Поэтому, вот, вы ни разу многие, я обращаюсь и к радиослушателям, и к тем, кто на нас смотрит, не приходили. Вы придите, послушайте хоть раз.
Светлана: А придите из интереса. И, наконец, Евгений, всё, последняя минута пошла, Евгений.
Фёдоров: Я считаю, что приходят в основном это умные люди, они впервые занялись политикой, впервые поняли, что политика так же важна для них, как дом, семья, работа, и значит они придут к национальному курсу национального правительства. Кроме маленькой части, у которых гнездо где-нибудь в Америке. Те, конечно, уедут. Остальные придут…
Светлана: Все не согласны, они не самостоятельны, всё, мы завершаем. Ещё раз напоминаю: Галина Хованская, Николай Харитонов, Михаил Дегтярёв и Евгений Фёдоров. Представители 4-ёх фракций в Государственной Думе, сегодня в первый день она собралась. Спасибо, до свидания, всего доброго, до встречи через неделю.


страница на сайте радиостанции


<<< на главную    #    <<< в круге света    #    карта сайта
#    Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации.    #