#    Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации.    #
<<< на главную    #    <<< в круге света    #    карта сайта

 

 

В круге СВЕТАВ КРУГЕ СВЕТА
программа Светланы Сорокиной на радио «Эхо Москвы»

соведущий - Юрий Кобаладзе

 

6 октября 2010 г. Перепись 2010 — что нового мы узнаем о себе.

 

Гости – Ирина Збарская, Сергей Зверев.

 

Аудио: эфир – на сайте Эха


Светлана: И мы вас приветствуем, это программа «В круге СВЕТА», Светлана Сорокина и Юрий Кобаладзе – ее ведущие. И наших гостей сразу представляю. Ирина Збарская. Здравствуйте, Ирина.
Збарская: Добрый вечер.
Светлана: Начальник Управления статистики и здравоохранения федеральной службы Госстатистики. Правильно произнесла все?
Збарская: Федеральная служба государственной статистики, Росстат.
Светлана: И Сергей Зверев, президент «Компании развития общественных связей». Здравствуйте, Сергей.
Зверев: Здравствуйте.
Светлана: Мы сегодня про перепись 2010 года, озаглавили так: «Что нового мы узнаем о себе?» Ну, не только о результатах ожидаемых будем говорить, а, разумеется, о самой процедуре, о том, чего опасаться и чего не опасаться, и насколько это важно, и что от нас, в общем-то, требуется и что от нас зависит. Вот, собственно, об этом.
Кобаладзе: Очень много вопросов.
Светлана: На самом деле, несмотря на то, что, вроде как, такая, очевидная процедура этой переписи и, наверняка, многие уж не в первый раз ее проходят, все равно вопросов полно. Я для начала только хочу сказать, что для SMS-сообщений наш телефон как всегда +7 985 970-45-45. Также вы нас можете видеть в интернете, я включила уже интернет-трансляцию. Ну и с чего же начнем? С чего начнем, Юрий Георгиевич?
Кобаладзе: С истории?
Светлана: С истории начнем? Значит, тогда начнем с истории. Поддержите нас, Ирин, в исторических изысканиях? Первая перепись населения в России прошла в 1897 году. А почему так не рано? Как до этого ориентировались?
Кобаладзе: Её я не помню. (все смеются)
Зверев: Странно.
Збарская: А 1926-го?
Кобаладзе: 1926-го уже так...
Светлана: Уже смутно помнишь, да. А почему так, в общем-то, не рано? Как до этого ориентировались в количестве населения?
Збарская: Вы знаете, ну, были разные оценки и подсчеты количества населения, если вспомнить и Ревизская сказка знаменитая у Гоголя. Это тоже элементы счета населения были. И, конечно, 1897 год – это такая, очень важная веха в нашей истории. 20 с лишним лет наши российские статистики шли к тому, чтобы осознать необходимость проведения переписи и доказать ее необходимость. И, в общем, только в конце XIX века, когда была сформирована, вот, вся уже и научная общественность была подготовлена, и вообще все общество, прошла перепись населения Российской империи. Причем, очень интересно, что в городах перепись проходила, ну, как сейчас современным языком говорят, методом самоисчисления, то есть глава домохозяйства заполнял переписные листы сам. А, вот, в сельской местности уже ходили переписчики и они заполняли переписные листы.
Светлана: А, вот, интересно, как тогда население? Есть сведения, как воспринимали перепись?
Зверев: С огромным энтузиазмом, кстати говоря.
Збарская: Ну, если мы почитаем Акунина, то как раз там, наоборот. Это же переписчиков воспринимали чуть ли не как посланников дьявола.
Зверев: Ну, это смотря где.
Збарская: Да, нет, ну, конечно. Это если мне не изменяет память, в Архангельской губернии, на Северах. Но, конечно, в общем-то, если современным языком, требовалась большая информационно-разъяснительная кампания по такому мероприятию.
Кобаладзе: Которой не было еще.
Зверев: Была.
Збарская: Нет, она была. Вы знаете, в обществе идея переписи давно витала и она была поддержана, извините. И Антон Павлович Чехов, и Лев Николаевич Толстой, все просвещенные умы эту перепись поддерживали. То есть вся интеллигенция, она, как бы, понимала.
Светлана: Но в городах более просвещенные люди. Акунин-то описывал как раз севера и староверов. Вот, мне кажется, эти проблемы были, конечно.
Збарская: Ну, надо сказать, что староверы есть и сейчас.
Светлана: И, наверняка, тоже будут проблемы.
Збарская: Да. И, вот, я как раз в прошлом году была в Тыве, и мы специально ездили в такие отдаленные места, где живут староверы. Ну, в общем, они поддерживают перепись и тоже будут принимать в ней участие. Но тоже пришлось работать и объяснять, для чего это.
Светлана: Скажите, пожалуйста, а те переписные листы, те строчки, что называется, которые в первый раз в 1897 году были оформлены статистиками, они были вполне себе хорошим документом?
Кобаладзе: Так они не поменялись, Свет, они те же и сейчас.
Светлана: Нет, некая преемственность в любом случае должна существовать, иначе как сравнивать. Но насколько хороши были те первые переписные листы?
Збарская: Вы знаете, надо сказать, что российская статистическая школа, она признавалась во всем мире одной из ведущих. По крайней мере, математическая статистика – она основывается на научных достижениях российских ученых. И, конечно, переписные листы, которые сформировались, они были результатом научных изысканий.
Светлана: То есть вполне себе листы.
Збарская: Да, абсолютно. И они абсолютно соответствовали, вот, опять же, если современным языком говорить, информационным потребностям общества. Потому что информация, которая была получена на основании их, она вообще впервые дала очень интересные сведения, очень интересную информацию о структуре российского общества в конце века. Другое дело, что ее полностью, конечно, не обработали.
Зверев: Надо еще учесть, что когда составлялась, ну, будем так говорить, программа той переписи и сами переписные листы, ведь, люди использовали тот опыт, который был не только в России, но ездили в Америку, ездили в Европу.
Светлана: А там гораздо раньше, да?
Збарская: В 1790-й год, каждые 10 лет.
Кобаладзе: Они пионеры были?
Светлана: На 200 лет раньше.
Зверев: Ну, пионерами были значительно раньше...
Светлана: На 200 лет раньше?
Збарская: Да.
Кобаладзе: Вообще, кто ее придумал, перепись?
Зверев: Не помнишь, когда у нас Христос родился? Во время чего?

Л: Во время какого мероприятия? Мария с Иосифом шли на перепись.
Светлана: Мария с Иосифом на перепись шли. Ты что? Тоже мне, христианин. Ровно это и было.
Кобаладзе: Как же я подзабыл-то. (все смеются)
Зверев: Ну, кстати, она была не первой. Она была совсем не первая.
Збарская: Да. Ну и помимо того, что наши российские ученые изучали зарубежный опыт, в общем-то, американцы нам еще оказали помощь своими машинами, которые позволили нам обработать.
Зверев: Практически первые вычислительные машины были созданы американцами, вот, для обработки данных.
Светлана: По перфокартам, видимо, как-то обрабатывали?
Зверев: Не совсем там так. Там достаточно сложная конструкция была, перфокарточной не было.
Светлана: Скажите мне, пожалуйста, Сергей Александрович, а вы помните цифру, сколько было насчитано в 1897 году народонаселения?
Зверев: Нет, конечно.
Светлана: Я посмотрела: 61 миллион. Ну, я вот думаю, это вся Российская империя или берется именно ее российская часть без республик, вот интересно? Потому что потом сравнивают...
Зверев: Нет, это Российская империя, да.
Светлана: Российская часть. Потому что потом сравнивать, как бы, с другим было бы сложно.
Зверев: Не-нет, Российская империя.
Светлана: А, Российская империя? Целиком?
Збарская: Конечно.
Светлана: Российская империя, 61 миллион.
Зверев: Дело все в том, что в тот момент времени, когда готовилась эта перепись, были переписные листы на языках народов Российской империи. Были переписные листы на польском, на финском, на эстонском, на татарском, башкирском. То есть перепись была подготовлена очень серьезно. Они, собственно говоря, сохранились, эти листы.
Светлана: То есть вся Российская империя со всеми Польшами и Финляндиями, со всеми азиатскими странами – это был 61 миллион населения.
Зверев: Да-да-да.
Светлана: Дальше идем. Смотрите, следующая перепись у нас – 1926 год. Понятно, что потом пошли всевозможные трудные годы, пошла Первая мировая война, революция, Гражданская война, и в 1926 году наше государство, власти опять дошли до мысли, что надо переписать население.
Збарская: Ну, уже образовалось такое государство, которое требовало...
Кобаладзе: Очень любило переписывать. (все смеются)
Светлана: Да, требовало учета.
Збарская: Ну, вы знаете, надо сказать, что в разработке методологии переписи, опять же, принимали участие виднейшие российские статистики. И до сих пор в международной практике, в российской практике перепись 1926 года считается одной из лучших с точки зрения ее организации и методологии. То есть она как некий эталон, который мы смотрим, пытаясь соответствовать.
Светлана: Кстати говоря, я зашла на сайт, ну, вот именно переписи населения, посмотрела там всякие графики, которые имеются. И обнаружила, что... Ну, конечно, перепись 1897 года обнаружила огромное преобладание сельского населения над городским. И обнаружила, что у нас сравнялось это население только где-то к переписи 1959 года, по-моему, городское и сельское.
Збарская: Ну, стремительный процесс урбанизации 20-х годов – он, конечно же. Процесс индустриализации-то...
Светлана: Но все равно, только к концу 50-х это как-то сравнялось. А до этого у нас же очень сельская страна была. В 1926 году, несмотря на прошедшие войны и прочее-прочее-прочее, статистики зафиксировали, все-таки, рост населения у нас в стране. Это была все равно империя, может быть, с какими-то потерями, но империя. И сколько тогда было население? Нету, да?
Кобаладзе: Ты не посмотрела?
Светлана: Нет, эту цифру я не запомнила, просто не выписала. Но что зафиксировала перепись 1926 года?
Збарская: Нет, ну перепись 1926 года – это же первая перепись в новой стране, в новых условиях. И тоже, вот, социальная структура, как мы говорим. Ну, помимо численность, половозрастного состава, таких, демографических характеристик. Опять же, социальная структура, состав населения, то есть грамотное население, борьба с неграмотностью.
Светлана: Вот, кстати, борьба с безграмотностью в том числе опиралась на те какие-то данные, полученные после переписи?
Збарская: Конечно. Понимаете, такие данные и могут быть получены только по результатам переписи населения.
Светлана: Для того чтобы осознать масштаб проблемы и ее глубину.
Збарская: Конечно-конечно.
Зверев: Надо сказать, что, вообще говоря, пропагандистская работа, которая тогда была, она фантастическая была. Потому что настолько доходчивые и ясные такие были слова...
Кобаладзе: Какими методами пользовались, в основном?
Зверев: Плакаты, в основном. «Стране необходимо знать:» и дальше перечисляются простые вещи. Количество ртов, требующих хлеба. Абсолютно все понятно, да?
Збарская: Цель переписи.
Зверев: Все. Стране необходимо знать количество ртов, требующих хлеб. А дальше там идет целое перечисление, там и с точки зрения безграмотности, то есть сколько школ нужно для того, чтобы победить неграмотность.
Кобаладзе: А тогда таким единственным средством, наверное, кино было, где-то в кинотеатрах могли крутить какие-то ролики?
Светлана: Ну, это еще далеко...
Зверев: Ну, кино в 1926 году, это...
Светлана: Конечно.
Зверев: Нет, это еще не самое массовое.
Кобаладзе: Ну, радио не было, телевидения не было.
Светлана: Вот, плакат тебе говорят. Плакат. А дальше...
Зверев: Но первая перепись, вот я читаю, здесь открыл, она после 1917 года была проведена в 1920 году.
Збарская: Ну, в 1920 году она была неполная перепись, потому что шла еще гражданская война, 72% населения было ею охвачено.
Светлана: А потом просто методом экстраполяции каким-то.
Кобаладзе: Ну, очень высокая цифра тогда.
Збарская: Да, для периода гражданской войны, конечно. Так что это какой-то такой, промежуточный этап. Но я говорю, что вот те наработки, которые были еще 1897 года и та часть российских статистиков, которая сохранилась к 1926 году, то есть они, проведя перепись 1920 года, вышли на перепись 1926 года.
Светлана: Что, Сергей Александрович, что хотите сказать?
Зверев: Но надо обратить внимание, что 1920-й год, все-таки, гражданская война и люди проводят перепись.
Збарская: Да, понимание того, что это нужно.
Светлана: Важная история, да. Скажите мне, пожалуйста. Вот, дальше я вижу 2 даты, которые очень близко друг от друга – 1937-й и 1939-й. Почему с таким маленьким разрывом была проведена перепись? 1937-й и 1939-й подряд.
Зверев: Не угадали результаты в 1937 году.
Светлана: А, то есть в 1937 году была плохо проведенная перепись, да? Что это было?
Збарская: Нет, нельзя сказать, что она была плохо проведенная. Она была хорошо подготовлена, хорошо проведена, но реальные цифры...
Зверев: Не совпали.
Светлана: А почему?
Кобаладзе: То есть с испугу опубликовали реальные цифры?
Зверев: Опубликовать не успели.
Збарская: Ну, они были уже...
Зверев: Они были подготовлены, но выяснилось, что это была неправда.
Светлана: А в чем проблема? Объясните.
Збарская: 2 миллиона. На 2 миллиона цифра была меньше, нежели была объявлена Сталиным. И поэтому, конечно, печальна судьба была советских статистиков, которые эту перепись провели. И было принято решение о приведении в 1939 году.
Зверев: Был тезис о быстром росте численности населения при социализме. И вдруг не случилось.
Збарская: Ну а там, конечно, голод, вот эти 30-е годы.
Светлана: Голодомор, конечно же.
Збарская: Да-да-да. И, конечно, в общем... Но перепись 1939 года уже вышла на нужные цифры.
Светлана: То есть ей доверять особо нельзя?
Збарская: Но, вот, среди профессионалов ее итоги, так сказать, оцениваются крайне низко, понимая, что, конечно, там шло задвоение численности.
Кобаладзе: Неужели, реальные, все-таки, цифры не показывали тому же Сталину, Политбюро?
Збарская: Ну, вы знаете, тут...
Зверев: Нет, ну как? Ровно, собственно говоря, реальные цифры были показаны.
Кобаладзе: 1937-го?
Зверев: Да. По результатам показа этих цифр...
Кобаладзе: Не понравилось.
Зверев: Да.
Кобаладзе: По 1939-м не показывали реальных, сразу показывали нереальные.
Зверев: Ну, думаю, что научившись на горьком опыте предыдущих...
Збарская: Предшественников. Потому что это, действительно, были уже другие люди.
Зверев: К этому времени те люди, которые проводили перепись 1937 года, они были расстреляны.
Кобаладзе: Нет, но людям, принимавших политическое решение, Сталину тому же, ему же надо было реальные цифры видеть?
Светлана: Видимо, не нужно.
Кобаладзе: Или он готов себя обманывать?
Збарская: Ну, себя – нет. Но страну, может быть.
Кобаладзе: Страну он мог и так обмануть – ему принесли одни цифры, опубликовали другие.
Светлана: В общем, нереальные. А, вот, дальше идет серьезный перерыв, 20 лет.
Кобаладзе: Дальше я уже участвовал, поэтому все помню.
Збарская: Вот там вы сейчас все и расскажете. (смеется)
Светлана: С 1939-го по 1959-й год. В 1959-м только следующая, через 20 лет.
Збарская: Да, через 20 лет и через 14 лет после окончания войны, в общем-то, тоже сознательно отодвигалось проведение.
Зверев: Ну, предполагалось перепись провести в 1949 году.
Збарская: Да.
Светлана: Через 10 лет, как планировалось.
Збарская: Да, как бы, планировалось. Но вы знаете, тогда тоже реальные потери во время Великой Отечественной войны, в общем-то, решили, все-таки, не показывать.
Зверев: Ну, это было политическое решение не проводить перепись.
Светлана: Потому что могли быть чудовищные результаты.
Збарская: Да, и, конечно, там 50-е годы, быстрый рост рождаемости, то есть такая, компенсационная рождаемость. Вот, все-таки, она позволила как-то сгладить.
Светлана: В 1959-м получить не самые удручающие результаты.
Збарская: Да.
Зверев: Практически все страны-участники войны перепись провели в период с 1945-го по 1950-й год.
Збарская: Ну, чтобы понять.
Зверев: В Германии, в той части, которая была под западной оккупацией, перепись вообще прошла в 1946 году.
Светлана: Сразу.
Збарская: Сразу, да.
Зверев: Вот, в ГДР она прошла в 1950 году.
Збарская: Ну, мы самые поздние. Вот, мы в этом ряду стран, конечно, тут...
Светлана: Слушайте, а, ведь, на самом деле, если бы провели буквально сразу после войны, это по крайней мере дало бы возможность оценить реальные потери, о которых мы до сих пор плаваем в числах.
Кобаладзе: Ну, раз не проводили, значит, представляли.
Зверев: Я думаю, что ровно по этим соображениям-то.
Светлана: Вот. Но, ведь, ужас: до сих пор плаваем в цифре наших потерь в Великой Отечественной.
Збарская: Вы знаете, я как раз член вот этой межведомственной рабочей группы по подсчету потерь. Действительно, на заседаниях этой комиссии... Ну, в принципе, цифра «27 миллионов», которая была озвучена, она никем, в общем-то, не оспаривается. Речь идет об уточнении численности военных потерь, потерь среди военных.
Светлана: 27 – совокупная цифра.
Збарская: Да. 27 – это гражданское население, это все, как бы.
Светлана: Это все вместе.
Збарская: Да, это все вместе и, в общем-то, на этой цифре сходятся и военные, и военные историки, и гражданские историки, и демографы, которые экстраполировали вот эти данные.
Светлана: Но не понимаем, сколько точно военных – вот здесь нет представления.
Кобаладзе: Почему? Казалось бы, военных наиболее просто подсчитать.
Збарская: Вы знаете, ну, в общем, видимо, работа с архивами, она не закончилась, еще будет продолжаться. Поэтому здесь, конечно, идет (НЕРАЗБОРЧИВО). Ну, цифра «27 миллионов» - она...
Светлана: Значит, дальше у нас идет 1970 год. Ну, это почти там, через 11 лет, да? Это понятно.
Збарская: Ну, должны были проводить в 1969 году, чтобы сохранить вот этот десятилетний интервал, но не была готова система по обработке данных.
Светлана: Кстати говоря, скажите, а это всегда, начиная с 1897 года анонимная история? То есть не обязательно называть имя, фамилию?
Збарская: Нет, наоборот, это всегда переписной лист и даже, вот, у нас есть переписной лист Николая II.
Светлана: То есть это всегда было со всеми данными?
Збарская: Да, да. Это новация уже наших.
Зверев: У него забавно было написано в графе «Работа» - «Хозяин земли русской».
Светлана: Я помню это, да, замечательная фраза. Скажите, пожалуйста, а с какого времени это анонимно стало?
Збарская: Ну, с 2002 года.
Светлана: Это только с прошлого раза стала анонимная история?
Збарская: Да.
Кобаладзе: А почему вдруг вот так решили? Что это больше достоверности?
Збарская: Ну, если мы закончили с историей... (смеется)
Светлана: Нет, сейчас, одну секунду. Вот, оставшиеся до новостей несколько минуточек я еще хочу истории посвятить. Смотрите, дальше пошло все примерно ровно. 1970-й, 1979-й, 1989-й, то есть с шагом в 10 лет. Дальше в силу, видимо, опять известных событий у нас в стране, не было в 1999-м, а уже только в 2002-м. Почему?
Зверев: Ее предполагали провести в 2000 году.
Збарская: Нет, в 1999 году было принято уже постановление правительства, тут уже я была участником процесса.
Зверев: Потом перенесли на 2000-й.
Збарская: Нет-нет-нет, в 1998-м году я прекрасно помню совещание в аппарате правительства, когда напротив меня сидел Алексей Леонидович Кудрин, тогда в ранге заместителя министра, и Яков Моисеевич Уринсон в ранге вице-премьера, и, вот, когда мы сидели, обсуждали: «Есть если снизим на это, сможем провести? Если снизим вот на столько-то, сможем провести? На столько-то?» Ну, в общем, когда стало понятно, лучше за те деньги, которые нам могут выделить, не надо начинать, то, посчитав, решили переносить на 2002-й год, это уже была позиция Минфина. Они, исходя из тех внешних платежей, которые у нас тогда должны были идти, в общем-то был...
Светлана: Насколько это дорогое мероприятие, проведение переписи?
Збарская: Вы знаете, конечно, во всем мире перепись очень дорогая, самая дорогая – статистическая работа. Если говорить применительно к России, я считаю, у нас перепись дешевая. Потому что перепись 2002 года нам стоила, ну, вот есть такой критерий, стоимость одного переписанного лица – она порядка 1 доллара на человека стоила для России. Сейчас перепись 2010 года порядка 4 долларов на человека.
Светлана: Ух как! Так это сколько получается-то у нас?
Зверев: Для сравнения с Западом, в Америке 50 долларов.
Светлана: 50 долларов на человека.
Збарская: На одно переписываемое лицо.
Кобаладзе: Это почему такая разница?
Зверев: Дело все в том, что, вообще говоря, та методология, которая применяется в США, она предполагает вообще несколько кругов. Причем, на каждом этом круге люди получают определенные бумаги, документы, то есть идет всеобщая рассылка каждому. В каждое домохозяйство направляется.
Светлана: То есть из всех источников информации, которые сводятся, как бы, да?
Зверев: Не-не-не, их несколько раз предупреждают сначала, их несколько раз предупреждают, несколько раз объясняют, что, зачем, почему.
Светлана: И как.
Зверев: Да. Потом рассылают бумаги, которые, собственно говоря, ты можешь либо сам заполнить и отправить, либо к тебе приходит переписчик и так далее. То есть там система очень сложная, и они, на самом деле, очень много денег тратят на эту разъяснительную работу.
Збарская: Ну, в России как метод переписи, у нас более дорогой. У нас – метод опроса населения, у американцев – метод самозаполнения в основе лежит, о чем сказал Сергей Александрович. Переписные листы тебе присылают, ты их заполняешь и отсылаешь по почте. И потом уже по тем адресам, от которых не получены ответы через, условно говоря, 1,5 месяца, уже идут переписчики. Ну, вот, перепись 2000 года, там порядка от 77% они получили по почте, и 23% добирали уже переписчиками. Мы же пускаем переписчиков сразу, а это оплата труда.
Светлана: А почему? Можно же было тоже послать.
Кобаладзе: Почта плохо работает.
Збарская: Вы знаете, ну, я могу рассказать про наш опыт на пробную перепись. У нас, к сожалению, пока нет такой практики у населения заполнять, давать о себе данные и отсылать. У нас получился очень низкий процент возврата. Где-то, вот, у нас в 3-х регионах, Санкт-Петербург, Московская область и Хабаровск, центральный район Хабаровска. Максимальный процент возврата был по Хабаровску – 15%.
Светлана: Не много.
Збарская: Это не эффективно. Это надо делать двойной тираж, потом все равно пускать переписчиков.
Светлана: Все понятно. Сейчас мы остановимся, потому что подошло время новостей середины часа. Напоминаю, что говорим мы с Сергеем Зверевым и Ириной Збарской. Говорим о грядущей очень скоро переписи населения в России, 2010-й год. Сразу после коротких новостей середины часа мы продолжим наш разговор и уже объясним, что и как ожидать и делать сейчас.
Новости
Светлана: И еще раз мы вас приветствуем, это программа «В круге СВЕТА», сегодня говорим о переписи населения 2010, что нового мы узнаем о себе, как это будет проходить. Сейчас об этом поговорим. Здесь Юрий Кобаладзе, Светлана Сорокина, а напротив Ирина Збарская, начальник Управления статистики населения Федеральной службы Госстатистики, и Сергей Зверев, президент «Компании развития общественных связей». Мы поговорили немножко об истории, теперь плотно уже к нынешней, наступающей вот-вот переписи. Кстати говоря, в какие сроки пройдет она, Ирина, Сергей?
Збарская: 14-25 октября.
Светлана: С 14 по 25 октября, то есть вот-вот.
Кобаладзе: Это означает, что с 14-го по 25-е я должен сидеть дома и ждать, когда мне позвонят? Или как это? Как это будет?
Зверев: Вот, самая простая перепись проводится в Турции, правильно? Самый эффективный метод.
Кобаладзе: На пляж.
Зверев: Там перепись проводится так приблизительно, с 8 октября и по 11-е. В течение этих трех дней никто не должен выходить из дома, сидеть и ждать.
Кобаладзе: На самом деле так?
Зверев: Я не шучу.
Светлана: А как? А как работать?
Зверев: В эти 3 дня...
Светлана: Вся страна просто замирает, что ли?
Збарская: Ну, Турцию и критикуют за нарушение прав человека.
Зверев: Страна замирает.
Светлана: Обалдеть.
Зверев: Но самый эффективный способ.
Кобаладзе: Но зато, да, он эффективный и наиболее полный.
Зверев: Но тебе можно не сидеть.
Светлана: Ну а как? Как это будет? Вот, пришли ко мне, а меня дома нет. Дальше что?
Збарская: Ну, должны прийти еще один раз и еще один раз.
Кобаладзе: А я на даче.
Зверев: Должны дойти до дачи.
Збарская: Ну, на даче тоже, конечно, будут проходить. Но у нас перепись идет по месту обычного постоянного проживания, то есть вы должны выбрать для себя, будете ли вы переписываться в Москве или будете ли вы переписываться на даче, если вы там, действительно, проживаете большую часть времени.
Светлана: Но это же без разницы?
Збарская: Это вы сами решаете.
Светлана: Поскольку анонимная история, я просто называю свои жилищные условия и ту информацию, которую хочу о себе сообщить. А, кстати говоря, вот тот вопрос, который завис у нас с прошлой части программы. Почему анонимным стало с прошлой переписи? Все время было поименно, а теперь анонимно. Почему?
Збарская: Ну, это такой сложный вопрос. Когда мы разрабатывали закон о всероссийской переписи населения, в 2002 году он был принят 25 октября президентом, то, конечно, для нас фамилия, имя, отчество – это не те сведения, которые, в общем-то, нас интересуют в ходе переписи населения. Потому что по результатам переписи мы никогда не скажем, сколько в стране Ивановых, Петровых, Сидоровых – это не задача переписи.
Зверев: И Кобаладзе.
Светлана: Один. Он один. (все смеются)
Збарская: И поэтому, конечно, когда мы расписывали всю эту методологию организации, нам эта информация, в общем-то, нужна только для контроля. Мы приходим в большую семью или в какое-то национальное село, где очень близкие имена, может быть, их большое повторение. То есть это как контрольный момент.
Светлана: А, вот, как, правда, учесть?
Збарская: Сначала переписчик составляет вот этот список проживающих в этом доме или в этом домохозяйстве, и потом на каждого заполняет свой переписной лист. В принципе, нам эта информация не нужна.
Светлана: А как контролировать? А вдруг одного и того же дважды, или, наоборот, никого?
Збарская: Вот для этого он и должен написать очень аккуратненько список.
Кобаладзе: Он – это кто?
Збарская: Переписчик. Там, 1, 2, 3, 4, 5, вот, в пределах этого помещения, и потом его задача только проконтролировать. Он сдает свой материал потом инструктору, инструктор контролирует. Вот, ты записал 10 человек, а принес переписные листы на 9 человек. Одного ты не дописал. Значит, у нас потом будет контрольный обход с 26 октября, когда инструктор у него проверит.
Светлана: Понятно. А, вот, как, например? Вот, пришел, вот, заполнил домохозяйство, 1, 2, 3, 4, 5. А эти люди, ну не знаю там, на съемной квартире живут, они в этот момент перебрались к себе на основную, к ним туда пришли и опять, что ли, заполняют?
Збарская: Ну, это люди должны сказать, что «мы уже прошли».
Кобаладзе: Вот, как это сказать? Вот, я хочу участвовать, я сознательный гражданин, я знаю, что это очень важно.
Збарская: Очень хорошо. Положительно вас характеризует.
Кобаладзе: Да. Я хочу о себе заявить. Вот, что мне делать?
Збарская: Значит, не ждите переписчика.
Кобаладзе: Так, что делать?
Збарская: Придите на стационарный участок, будут стационарные участки, дайте о себе сведения.
Кобаладзе: А как мы о них узнаем, об этих стационарных участках?
Збарская: Адреса стационарных участков будут размещены по Москве на нашем сайте.
Кобаладзе: По интернету я не могу отвечать?
Збарская: Нет.
Зверев: Сейчас – нет.
Светлана: Секундочку-секундочку, подождите. Набирайте, значит, в интернете просто перепись населения?
Збарская: Нет, перепись 2010.
Светлана: Очень просто – там выскакивает сразу, можете найти.
Збарская: Да, или сайт Госкомстата gks.ru, и там можно уйти по ссылке на сайт переписи населения. Если вы уже получили вот эти вот квитанции по оплате коммунальных услуг за прошлый месяц, по крайней мере, то Москва написала на оборотной стороне адрес переписного участка, номера телефонов.
Кобаладзе: Я прихожу туда, а там тысяча человек сидит.
Збарская: Нет, вы знаете, такого не будет. Ну а потом 12 дней перепись.
Кобаладзе: Ну, я же не могу каждый день ходить?
Збарская: Не надо – один раз. Бога ради, придите один раз.
Кобаладзе: Я могу туда позвонить, сказать «Я завтра приду к вам в 10 часов, ждите».
Збарская: Позвоните, да. «Зарезервируйте мне место». (смеется)
Светлана: И тогда можно прийти туда, абсолютно анонимно, не называя имя, отчество, фамилию, назвать все о себе, но сказать адрес.
Збарская: Да, но сказать адрес, чтобы, конечно, было проконтролировано, что, условно говоря, улица Строителей, дом 26, квартира 3 - туда уже ходить не надо.
Светлана: Вот, секундочку, Юр, подожди секунду. Я просто чтобы не забыть. Здесь у нас уже смсок много приходит, и в том числе жалуются студенты, что их мобилизуют на эту самую перепись. Я должна сказать, что, вообще, огромные цифры. Вот, я вычитала, что 600 тысяч человек работает на эту перепись, и из них 400 тысяч – это переписчики именно по стране. Но страна-то громадная, действительно, войди в каждый дом. Так вот, из кого вы этих самых переписчиков-то вербуете? Это же огромное количество людей.
Збарская: В октябре Росстат будет самым большим работодателем, главным работодателем по всей нашей стране, то есть мы создаем на период сентябрь-октябрь 600 с лишним тысяч рабочих мест.
Кобаладзе: И сколько платите?
Збарская: Ну, переписчикам мы платим за 22 дня работы как минимум 5,5 тысяч. Потому что есть субъекты, где есть надбавки федеральные, которые тоже нами учитываются при заключении договора подряда. Кто работает, в основном, на переписи, тем более с учетом той смски, которая пришла, потому что и нам идут звонки, насколько это обязательно.
Светлана: Да-да-да, студенты тут жалуются.
Збарская: Да, жалуются студенты. Ну и на переписи 2002 года у нас работали студенты. Тоже, конечно, были жалобы. Но сейчас мы вышли на договоренности с Минобрнауки о том, чтобы перепись, особенно для студентов профильных специальностей (статистики, экономисты, социологи, социальные работники) была засчитана как производственная практика. Поэтому люди, которые жалуются, они должны вспомнить, что они же не выбирают предметы, которым их обучают в вузе или какую практику им проходить. Точно так же и перепись. Они получают отметку в зачетке.
Светлана: Ну, вот пишет нам Аня: «Короче, я в шоке. Даже дорога не оплачивается. А с Юго-Западной до Новокосино мне 2 часа ехать на трех видах транспорта». А даже дорога не оплачивается. Ну как?
Кобаладзе: Ну так не иди тогда, если тебя не устраивает.
Светлана: Что значит «не иди»? Там, наверное, обязаловка какая-то.
Кобаладзе: Обязаловка?
Светлана: Конечно.
Збарская: Да, это снимают курс. Если снимают курс, то... А если бы ей надо было ездить на практику, условно говоря, из Москвы в Московскую область или наоборот, она бы точно так же ездила. А тут получает зачет в зачетке и еще 5,5 тысяч. Конечно, может быть, для московских студентов это не очень большие деньги, но это, так сказать, еще дополнительный бонус в виде зачетки, потому что пересдача-то через 10 лет будет.
Светлана: Но, честно говоря, дорогу, все-таки, наверное, можно было бы...
Зверев: Так, 5,5 тысяч-то окупятся.
Светлана: Так, а им тоже платят?
Збарская: Конечно.
Светлана: А, всем платят?
Збарская: Конечно. И студентам. Я говорю, зачетка плюс 5,5 тысяч.
Зверев: Стипендию никто не отменяет.
Светлана: Пишет нам Сергей из Москвы: «Перепись – это анахронизм. Полно баз данных, откуда взять информацию».
Кобаладзе: Вот это меня поражает – в основном, негатив такой. А почему вдруг?
Светлана: А почему негатив? Вот, Сергей, чем объясняется такой негатив? Почему тут опять политику, тут опять гэбэшная власть хочет чего-то знать.
Зверев: Ну, потому что, в общем, люди, которые как-то согласны с этим, они, в основном, не пишут. Это во-первых. Во-вторых, понимаете как? Мы сейчас живем в таком информационном мире, у нас есть представление о том, что где-то, вот, где-то есть место, в котором обязательно все есть. Есть у нас такая иллюзия, да? Ну, видимо, называется интернет. Выясняется, правда, что такого места нету. Вот, когда проводили перепись 2002 года, то одним из опасением было, говорили так: «Ровно через месяц после проведения переписи все данные переписи будут на Горбушке». Митинском рынке, Горбушке и так далее. Как выяснилось, что никаких данных переписи нигде не появилось. Даже, я бы сказал, я прошу прощения, там невозможно купить паленый диск с результатами переписи, видимо, потому что просто не ходовой товар. Хотя, в принципе, по большому счету есть.
Светлана: Ну а чего, анонимно же. По большому счету.
Кобаладзе: Ну да. Кому это интересно.
Зверев: Дело все в том, что такой единой базы данных нету. Это, во-первых. Которая дала бы такой набор информации, такую полноту информации. Это, во-первых. Во-вторых, политика. Ну, политику мы примешиваем, в общем, ко всему, поэтому тут, в общем, комментировать...
Светлана: Даже если дождь идет, то опять гэбэшная власть виновата.
Зверев: Абсолютно. Тут комментировать все это дело сложно. А понимаете как? На самом деле, на сегодняшний день ситуация следующая. У нас в этот раз о том, что перепись пройдет, знает практически 99% населения страны. И говорят о том, что готовы принять участие где-то 93%. В 2002 году цифры были несколько лучше. Было больше и знавших, и готовых. Но это, в общем, мы связываем в определенном смысле, потому что это была первая наша российская перепись, и вокруг нее было значительно больше интриг, разговоров.
Кобаладзе: А, вот, меня на работе попросили задать вопрос. Вот, у меня сотрудница работает. Я просто боюсь кого-то впускать в дом – у меня там маленькие дети. Вот, как?
Светлана: Да. И, вот, тем более говорили, вот здесь пишут: «В Петербурге уже ходят, стариков обманывают» и так далее.
Кобаладзе: Да. Что делать?
Светлана: Действительно, ведь, масса жуликов.
Збарская: Ну, стационарный участок – я уже рассказывала.
Кобаладзе: Не, ну хорошо. Вот, мне позвонили. Я что?.. Какие-то документы должны предъявить?
Збарская: Обязательно. У переписчиков будут удостоверения и вместе с паспортом. Поэтому если сомневаетесь, что к вам пришли именно переписчики, посмотрите документы. Не пускайте в квартиру. Вы можете на лестничной площадке. У наших переписчиков будут фонарики, если не очень хорошо будет с освещением.
Кобаладзе: То есть такая возможность рассмотрена.
Збарская: Да, да, да.
Зверев: И свистки.
Збарская: Самое главное!
Кобаладзе: А свистки для чего?
Светлана: Подожди секунду. Ну, если что.
Збарская: Ну, собаки если.
Зверев: Я прошу прощения, охранять надо иногда не только тех, кого переписывают, но и тех, кто переписывает.
Светлана: Скажите, пожалуйста, ну, вот, положим, и удостоверение не проблема, как вы понимаете, сделать. Чего уж там такого? Что у вас за удостоверение, какой сложности? А паспорт можно, не знаю, эти жулики ходят с найденными паспортами и могут сделать все, что угодно. Вот, как быть-то? Все равно же недоверие остается.
Збарская: Нет, ну понимаете, я уже сказала. Если недоверие остается, если есть страх, понятно, он объяснимый страх пускать незнакомого человека к себе в квартиру. Не пускайте. Вы можете сказать переписчику: «Скажите адрес переписного участка, и я приду сама и дам о себе сведения». Все, это, пожалуйста.
Светлана: Ну, есть люди, которым из дома выйти трудно, а при этом их обидеть тоже еще легче, чем кого бы то ни было. Вот тут как быть?
Зверев: Ну, те люди, которым сложно из дома выйти, здесь по такой категории людей, в принципе, в Москве, по крайней мере, предполагают иногда ходить работники социальных служб.
Збарская: Да, они могут, они знают.
Зверев: Они друг друга знают, да. Они великолепно знают.
Кобаладзе: А если человек, вот, злостно уклоняется? К нему пришли несколько раз – «Не хочу, не буду» и все.
Светлана: Ну, вот тут была же идея даже брать штрафы, там, еще чего-то.
Збарская: Нет, вы знаете, у нас участие в переписи – это общественная обязанность человека и гражданина, поэтому это не подразумевает никаких штрафов. Хотя, наши коллеги за рубежом, там, англичане, еще...
Зверев: Великобритания – очень демократическая страна. 500...
Збарская: Тысяча...
Зверев: Уже тысяча, да?
Збарская: Последняя перепись – уже 1000 фунтов, вы представляете?
Зверев: До этого была 500 фунтов, теперь – 1000.
Кобаладзе: Штраф за неучастие?
Збарская: За неучастие, да-да-да.
Светлана: С ума сойти.
Зверев: Очень, я бы сказал, демократическое государство.
Светлана: Причем, там не анонимно, как я понимаю.
Збарская: Нет, нет. Италия – обязательность участия в выборах.
Кобаладзе: Ну, нам Англия не указ.
Збарская: Ну, извините.
Зверев: Это правильно. Поэтому у нас и нет штрафа.
Светлана: Так, секундочку. «На начало переписи уезжаем в отпуск, вернемся под конец. Ходить по участкам не можем – маленькие дети на руках. Как быть? Можно ли сдать?..»
Кобаладзе: Оставайтесь – никаких отпусков.
Светлана: Ну, Юр, ну, дай. Уже время так бежит, ну дай на вопрос-то ответить.
Зверев: На самом деле, ведь этот период времени специально выбирается по...
Светлана: Наименьшему количеству отъездов.
Зверев: Да.
Светлана: Ну, вот, люди уезжают. Что тогда? Ну, ждите там на месте, где будете отдыхать. Не отказывайтесь.
Збарская: Если здесь в Москве некому о вас дать сведения, то пройдите перепись там, где вы будете отдыхать.
Светлана: Да, это же по всей стране – не только в Москве.
Збарская: Да, если вы в России.
Светлана: Несовершеннолетних опрашивать будут?
Збарская: Ну, по совершеннолетним информацию родители представляют в соответствии с семейным кодексом.
Светлана: Так. «Постоянное место проживания и место регистрации – разные вещи», - пишут нам. Да, разные.
Збарская: У нас перепись проводится по месту обычного постоянного места жительства. Мы не спрашиваем паспортов, прописок – это нас не интересует. У нас все члены семьи могут быть прописаны в трех местах, а жить в четвертом. Нам же важно еще получить характеристики семьи.
Зверев: Мало того, нелегальные мигранты – тоже, так сказать, вопрос, да? Это не полицейское мероприятие, никто не предполагает получить информацию и потом какие-то репрессивные меры проводить и прочее. То есть вне зависимости от того, есть у тебя регистрация, нет у тебя регистрации. Если ты живешь...
Светлана: То, пожалуйста, пройди.
Зверев: Хотелось бы. По одной простой причине.
Светлана: Чтобы понять, сколько у нас людей живет, конечно.
Зверев: Да.
Светлана: «Будем ли переписываться мы, живущие в Германии, которые граждане России?»
Зверев: Нет.
Збарская: Нет.
Светлана: Даже посольство.
Кобаладзе: Почему?
Збарская: Мы переписываем граждан РФ, постоянно проживающих на территории РФ.
Светлана: А если длительная командировка?
Зверев: Которые живут на территории РФ на 14-е октября. Потому что если кто-то родился позже, то он не попадает в перепись населения. То есть если родился...
Кобаладзе: Ну, огромное количество тогда сотрудников официальных представительств.
Збарская: Нет, ну это наши дипломаты, они командированные по линии органов государственной власти – они, конечно, подлежат переписи.
Кобаладзе: А кто встал на учет там?
Збарская: А если вы уехали по контракту и работаете там 5 лет в Лондоне как, вот, наши нобелевские лауреаты, они уже не считаются.
Зверев: Дело все в том, что это уже будут интересоваться власти Манчестера, поскольку они ездят по этим дорогам.
Светлана: Они будут переписывать, да.
Кобаладзе: Только они должны знать, сколько ртов нужно.
Светлана: «Обязан ли я указывать национальность?» - спрашивает Юрий.
Збарская: Нет, в соответствии с 26-й статьей Конституции, каждый вправе определять, но никто не может быть принужден к указанию своей национальности.
Светлана: А как же мы тогда учтем национальный состав нашей страны?
Зверев: Вы можете ответить на этот вопрос, можете отказаться.
Кобаладзе: Графа есть такая?
Збарская: Да, такая графа есть. Но даже есть метка «Отказ от ответа».
Светлана: Так. «Покажут удостоверение в глазок, я открою проверить – кулаком по голове и идут грабить квартиру». Ну, Ольга, ну мы вам еще раз говорим: пожалуйста, узнайте адрес переписного пункта и идите туда – там точно никто не обидит.
Зверев: Это, в основном, проблема больших мегаполисов.
Збарская: Недоверие такое.
Зверев: Недоверие, да. Потому что Москва, Санкт-Петербург – города-миллионники. Другие города – там нету этого, потому что они друг друга больше знают.
Светлана: Вот вопрос: «Почему нельзя пройти перепись по интернету?» - спрашивают нас.
Збарская: Ну, методологически мы пока не готовы. И есть только пример одной страны, Канады, где этот опыт, в общем-то, удался. Все остальные страны, которые пытались по интернету, пока еще в стадии эксперимента.
Светлана: А есть какие-то страны, где по интернету делают перепись?
Збарская: Ну, вот я сказала, 2006-й год, Канада. Были попытки в Новой Зеландии, в Австралии. В США сейчас будут попытки получения этой информации. Но здесь тоже стоит задача защиты информации – это тоже очень дорогое удовольствие, потому что должны быть каналы защищенные, то есть это технологически также и методологически.
Светлана: «Обязательно ли идти на участок по месту прописки? Или можно на любой?»
Збарская: По месту обычного постоянно проживания. То есть мы же говорили о том, что прописка...
Зверев: А если у меня в соседнем доме, где я работаю, находится переписной участок?
Збарская: Нет, это, в общем, не совсем так, так же, как и выборы. Вы же не ходите на все.
Светлана: Ну, это может быть проблемой. Потому что можно жить на съемной квартире хоть, не знаю там, в другом городе. И что?
Збарская: И там, значит, на съемной квартире в другом городе, вы там если живете, идете в соседний переписной участок.
Светлана: И говорите «Я живу здесь».
Збарская: У вас же не спрашивают документов, дающих какие-то права...
Светлана: Все понятно. Ольга, которая спрашивала, что уезжает в отпуск, как переписаться: «Что, правда можно пройти перепись в Египте?» - спрашивает она.
Збарская: В Египте – нет. Тогда сведения о них будут получены из данных ЖЭКа, но это только 2 показателя – это пол и возраст.
Кобаладзе: А, вот, если на участок приходишь, нужно документы предъявлять?
Збарская: Нет, никаких.
Кобаладзе: Просто достаточно устного заявления?
Светлана: «А по телефону можно заполнить?» - спрашивают нас.
Збарская: Вы знаете, законом такая возможность предусмотрена, но мы ее в исключительных случаях будем применять для людей, так сказать, тяжело больных, которым тяжело. Ну, которые в силу разных причин... Или какие-нибудь отдаленные метеостанции по связи.
Светлана: Так. «Для переписи, - уточняют у нас, - какие данные надо и для чего?»
Збарская: Самый простой набор данных. Ваш пол, возраст, состояние в браке, гражданство, национальная принадлежность, образование, владение языками, источники средств существования. Подчеркиваю, нас интересуют только источники средств к существованию.
Светлана: Но не суммы. Если вас спрашивают о суммах, не называйте.
Збарская: Значит, это уже не переписчик.
Светлана: Да, никто не обязан сообщать.
Кобаладзе: А источники – что надо называть там? «Эхо Москвы»?
Светлана: Ну не знаю, сколько работ у тебя.
Збарская: Нет-нет-нет.
Зверев: Зарплата.
Збарская: Доход от трудовой деятельности, доход от личного подсобного хозяйства, стипендия, пособие по безработице.
Светлана: Нет, все виды твоих доходов. Стипендия, там не знаю... У тебя нет, но... Пособие по старости.
Збарская: Ну, пособия по инвалидности, пособия по старости. Занятость. То есть имели ли вы работу.
Зверев: Это очень важный, на самом деле, вопрос, особенно сейчас после кризисных явлений. Здесь будет вопрос по поводу занятости, безработицы. Там, есть вопрос «Искали ли вы за последнее время работу? Есть ли у вас вторая работа?» и так далее. То есть это все вещи, которые необходимы.
Збарская: То есть это характеристики населения. Миграция.
Зверев: Которых нету нигде ни в каких информационных базах.
Светлана: По поводу этой занятости, по поводу того, сколько работ и так далее. «Если прописка в Московской области, проживание в Москве. Где проходить перепись?» Оля, там, где проживаете, там, где рядом, туда и идите.
Збарская: Где живет семья. Мы уже говорили о том, что члены семьи все могут иметь разную регистрацию в разных местах. Ну и бланк «П» - это жилищные условия жизни населения. Мы впервые так подробно изучаем.
Светлана: Ну, вот здесь вопрос, я немножко переформулирую его, потому что невнятен. У нас же выборы проходят, действительно. Есть выборы, есть эти списки избирателей.
Збарская: Ну, там списки избирателей – они же недостаточно полные.
Зверев: Списки избирателей как раз таки по тому, там, где ты прописан, а не там, где ты живешь.
Светлана: Нет, имеется в виду, что есть же такая база.
Збарская: Нет. Там же только граждане РФ.
Зверев: Конечно.
Светлана: А! А мы хотим еще?..
Збарская: А мы переписываем все население страны.
Светлана: Всех живущих.
Зверев: Ведь, понимаете, нам нужны все эти детские сады, социально-культурные объекты.
Збарская: А этого ничего...
Зверев: Они рассчитываются по очень простому принципу.
Кобаладзе: А сколько всего вопросов? Много бланков?
Збарская: 25 вопросов форма «Л», которая заполняется на каждое лицо, это социально-демографические, экономические, этнолингвистические характеристики. 11 вопросов бланка «П» - это на жилищные условия. Вот это бланк «П».
Кобаладзе: То есть 2 бланка.
Светлана: Сколько это примерно по времени займет?
Збарская: Вы знаете, ну, вот, мы хронометраж проводили, в среднем опрос семьи из 3 человек где-то 15-20 минут.
Светлана: 15-20 минут опрос на семью из 3 человек.
Зверев: А жилищный вопрос – это совершенно уникальная информация. Во-первых, собирается информация, когда было построено ваше жилище, из чего оно, собственно, то есть материалы стен.
Светлана: Есть ли туалет.
Збарская: Не только туалет.
Зверев: Какие виды благоустройства жилищного помещения и санитарно-гигиенические условия проживания.
Светлана: А по прошлой переписи?
Зверев: У нас в 2010 году есть такая графа «Туалет отсутствует», «Горячее водоснабжение отсутствует».
Светлана: А в прошлой переписи сколько оказалось у нас с негожими условиями?
Зверев: Насколько я помню, у нас получилось так, что более 40% наших домохозяйств не имеют полного комплекта коммунальных удобств.
Светлана: С ума сойти.
Збарская: Вы знаете, вот еще в чем ценность переписи? Если взять вот эту информацию, которая характеризует условия жизни населения, ведь, можно в сочетании с социально-демографическими характеристиками получить, а как живет молодая семья. Вот, мы говорим, подъем рождаемости.
Светлана: А там будет графа «Обеспеченность садиком» или еще что-то?
Збарская: Нет, таких вопросов не будет. Нет, будет, посещает ли ребенок дошкольное учреждение. Но, вот, если, говорю, наложить такие сочетания признаков, то, действительно, можно получить очень богатую картину.
Зверев: Впервые в этой переписи будет задан вопрос, есть ли у вас интернет.
Збарская: Да, доступ к телекоммуникациям.
Светлана: А что еще новенького? Скажите быстренько нам.
Збарская: Ну, основные новации как раз по бланку «П», которые нам дадут картину, как же живет, качество жизни. Не только жилищные, а вообще качество жизни нашего населения.
Светлана: Понятно. Ну что ж...
Зверев: Вопросы модернизации, я бы сказал.
Светлана: Вопросы модернизации, для того чтобы понять, с кем и как проходить эту самую модернизацию.
Кобаладзе: Свет, минута остается. Обратись с призывом к населению.
Светлана: Нет, я не буду обращаться с призывом. Мы просто объясняли, что такое перепись. Я, действительно, не понимаю этих жутковатых протестных настроений. От жуликов, конечно, всегда надо беречься. Но они могут и без удостоверения переписчика постучаться к вам в дверь под любой другой личиной. Пожалуйста, будьте благоразумны и, в общем, перепись – это важное государственное мероприятие. Я напоминаю, что сегодня мы говорили с Ириной Збарской, начальником Управления статистики населения Госстатистики и Сергеем Зверевым, президентом «Компании развития общественных связей». Мы – это Светлана Сорокина и Юрий Кобаладзе в программе «В круге СВЕТА» говорили сегодня о переписи, которая будет вот-вот, начнется 14 октября.
Збарская: С 14-го по 25-е октября.
Светлана: Ну, выберите для себя ту форму, которая вам больше подходит. Можете пойти на опросный участок. До свидания.


страница на сайте радиостанции


<<< на главную    #    <<< в круге света    #    карта сайта
#    Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации.    #