#    Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации.    #
<<< на главную    #    <<< в круге света    #    карта сайта

 

 

В КРУГЕ СВЕТА
программа Светланы Сорокиной
на радио «Эхо Москвы»

соведущий - Юрий Кобаладзе

 

баннер выпуска

12 мая 2009 г. Присутствие США в Афганистане.

 

Гости – Надар Хан Катавазай, Карим Фазель (с участием А.А. Венедиктова).

 

Аудио: анонс – .mp3, 00:20, 157 Кб, эфир – на сайте Эха


Светлана: Здравствуйте, здравствуйте. Это программа «В круге СВЕТА», здесь Юрий Кобаладзе, здесь Светлана Сорокина и наш афганский друг Алексей Венедиктов. Дело в том, что у нас сегодня тема такая – Присутствие США в Афганистане, и мы ожидали 2-х людей, которые непосредственно из Афганистана доехали до России. Сейчас объясним, почему, собственно говоря, эта тема возникла. Но вот по московским пробкам, да под дождем так еще они и не доехали. А вот инициатора этого приглашения – Алексея Алексеевича Венедиктовича мы и пригласили.
Кобаладзе: Да, держите ответ.
Светлана: Держите ответ до подхода афганцев.
Венедиктов: Кстати, по нашей теме сегодня отправлен в отставку командующий силами США в Афганистане, международными силами, и назначен новый.
Кобаладзе: Дэвид Маккирнан отправлен в отставку.
Венедиктов: Отправлен в отставку, а второй – тоже шотландец.
Кобаладзе: А второй пришел...
Венедиктов: Давид Мак чего-то там, не Давид, а какой-то там Маккинли.
Кобаладзе: Стэнли Маккристал.
Венедиктов: Маккристал, да. Он – руководитель спецназа, ему 45 лет. Видимо, это означает, что переход будет на точечные операция. Ну, ладно. Действительно, я – инициатор вообще целой серии эфиров. Вот, как вы слышали, завтра будет у нас соответственно их министр, отдельное министерство по борьбе с наркотиками, совместно с нашим. На самом деле, мы давно пристально вглядываемся в Афганистан, плохо понимаем, что там происходит. И когда я стал заниматься вопросами российско-американскими, вот сейчас, с СНВ, я вдруг с удивлением обнаружил, что если мы думаем, что повестка №1 – это повестка СНВ, разоружение. Нет! Пакистан, Афганистан и Иран.
Кобаладзе: Американский, конечно.
Венедиктов: Нет. И мы, и они. И мы, они.
Светлана: Да. Наш-то тут интерес будь здоров.
Венедиктов: Да. И когда мы узнали, что в Москву сейчас на этой неделе высадился целый десант афганских политиков.
Светлана: Наверное, надо пояснить, что это российско-афганский форум, посвященный 90-летию заключения дипотношений.
Венедиктов: Ну, формально – да, но на самом деле мы видим, что от вице-президента нынешнего все министры, огромное количество бизнесменов, особо огромное количество депутатов и журналистов, мы решили воспользоваться моментом, и там где они могут, притаскивать их в эфир, чтобы слушать, как они это видят. Потому что для нас в России Афганистан – это такая, картонная страна. Знаете, там, нарисованная на картоне, значит, что мы знаем? Афганскую войну нашу.
Светлана: Талибы, моджахеды.
Венедиктов: Талибы, моджахеды и вторжение американцев в Афганистан.
Светлана: 2001-й год.
Кобаладзе: Совсем недавно она была для нас далеко не картонная – она была реальная страна.
Венедиктов: Ну, а сейчас картонная. И поэтому, например, знают ли наши слушатели о том, что обнаружился такой, обратный поворот. Если с приходом сил коалиции и нового правительства в Афганистан, Карзая, там, в общем, ну, женщину не уравняли в правах с мужчинами, но во всяком случае там после режима талибов сняли чадру, да? Их возможности там – стали они депутатами парламента. То сейчас пошел обратный процесс. Это безумно интересно, как в этой стране несчастной, которая там растерзана буквально сначала нашими войсками, советскими, потом силами коалиции, междоусобной войной. Как пытается сформироваться современное модернистское государство. При этом, с одной стороны, действительно, проблема наркотиков, с другой стороны, проблемы ислама, с третьей стороны проблемы Пакистана, который ядерная держава и племена, которые ходят там, пуштуны через границу – то есть там нет границы, грубо говоря. И самое последнее, что меня сильно поразило, это наш постоянный ньюсмейкер Дмитрий Рогозин, который, как известно, посол России в НАТО, который стал ярым сторонником совместных действий России и США в Афганистане. Вот от кого от кого, а от Дмитрия Олеговича я этого не ожидал.
Светлана: То есть он проникся.
Кобаладзе: Да. Но других направлений-то нет.
Венедиктов: Нет, он проникся проблемой. Я не могу всего рассказать, что он тут рассказывает у нас даже в кулуарах, потому что он занимается в НАТО реальной кооперацией, он знает там проблемы.
Светлана: Ну, на самом деле, громадные проблемы. А интересно, есть ли у американцев представление о том, что делать дальше? Ведь увязли. Ведь уже 8 лет.
Венедиктов: Да. 8 лет. А как ты думаешь, сколько за 8 лет погибло американских военнослужащих?
Светлана: Сколько?
Венедиктов: 1415.
Светлана: Какое население в Афганистане, вот хотела спросить?
Венедиктов: Ой, я сейчас тебе не могу сказать. Я – не специалист по Афганистану, я наблюдаю за всем.
Светлана: После всех этих войн и все...
Венедиктов: Нет, и никто не посчитает – там перепись невозможна – и еще племена переходят границу. Дело не в этом. Дело в том, что Обама пересматривает сейчас стратегию в Афганистане, но в пользу, так сказать, вот сменил сегодня Верховного главнокомандующего, принято решение направить дополнительно 20 тысяч американских солдат. Сейчас там тоже, по-моему, 45 тысяч американских и 32 тысячи коалиции. На самом деле я напомню, что там американцы находятся и вообще НАТО находится по мандату ООН, по мандату Совета безопасности, за который голосовала и Россия. Причем Россия путинская.
Кобаладзе: А что там с базой в Киргизии?
Светлана: По-моему, торгуются.
Венедиктов: Да, торгуются, безусловно. Но поскольку Россия, как бы, показала желание сотрудничать и мне это подтверждают и в Кремле, и в Белом доме люди, которые принимают решение, сотрудничать с войсками НАТО именно там, то по грузам... Ну, говорят – это тоже лицемерие - «невоенные грузы». Еда – это невоенный груз? А если кормят военных? А нефть – ну, в смысле, бензин, горючка – это не военный груз? А если им заправляют там чего-нибудь, самолеты? Ну, и так далее. Но тем не менее... То есть впрямую оружие не перевозят и войска. Но Россия предоставила свою территорию, все наши союзники предоставили свою территорию, потому что на самом деле все смотрят на Пакистан. Вот Афганистан, на мой взгляд, сейчас – это вторичный фактор. Талибы, афганские, их талибы – они, в общем, недалеко от столицы. У Пакистана ядерное оружие, реально – это ядерная держава. Представьте на секунду, что в 2001-м году или в 2000-м году у талибов было бы ядерное оружие. Ни секунды не сомневаюсь, чтобы они обрушили ее там на Ташкент, условно говоря, и на Нью-Йорк. Поэтому мне представляется, что по Пакистану мы тоже будем сотрудничать по полной программе вместе с ними. Я так понимаю, что пришли наши гости.
Светлана: Пришли наши гости.
Венедиктов: Вы продолжайте их представлять, я пошел.
Светлана: Пришли наши гости. Спасибо, Леша. Мы приглашаем в студию. Пожалуйста, проходите. Располагайтесь здесь. Сейчас мы вас представим.
Кобаладзе: А еще нам тогда стул нужен.
Светлана: Да, и нам нужен для переводчика еще один стул. Извините за маленькую заминку, сейчас я представлю вам наших гостей, а вы нам поможете, как я понимаю. Юрочка, представь, пожалуйста, наших гостей.
Кобаладзе: Значит, у нас член парламента Афганистана Надар Хан Катавазай. Приветствуем вас. И президент международного агентства по разминированию «Омар», президент афганского телеканала «Shamshad TV» Фазель Карим Фазель.
Светлана: Здравствуйте.
Кобаладзе: Добро пожаловать.
Светлана: Переводчик, представьтесь, пожалуйста.
Амбрудин Сархат: Я – Амбрудин Сархат, переводчик. Я разговариваю на двух языках – пушту и дари. Мой национальный язык – пушту.
Кобаладзе: Главное, что вы по-русски говорите. Проверить пушту мы не можем.
Светлана: Мы не сможем, это точно. Ну и так, еще раз, мы вас приветствуем здесь в нашей студии. И мы уже заговорили здесь с нашими радиослушателями, говорили о проблемах, которые сейчас есть в Афганистане. Хотелось, вот, от вас услышать – ваше ощущение от сегодняшней страны. Что катастрофично, что хорошо? Какие есть движения? Вот какой-то ваш взгляд на то, что в вашей стране сегодня происходит.
Надар Хан Катавазай: Спасибо, что нам дали время. И мы приехали сюда в Россию первый раз. И то, что у нас есть, мы вам предложим. Вы сможете своим слушателям предложить хорошее решение.
Фазель Карим Фазель: Я рад тоже, что приехал в Москву, в Россию. И буду откровенно говорить с русским народом.
Кобаладзе: Ну, мы тоже рады, что вы приехали, и все-таки, возвращаясь к вопросу. Нам хотелось бы узнать оценку наших гостей сегодняшней ситуации? Что в Афганистане происходит?
Светлана: Мы знаем мало.
Кобаладзе: Да. Но по прессе мы видим, что Афганистан становится снова очень важной страной на политической карте мира.
Надар Хан Катавазай: Вам известно и всему миру, что после свержения правительства талибов, мировое сообщество решило, помочь Афганистану и бороться против терроризма. Но после этого меняется вся система в Афганистане, и все взгляды народа, и общественное мнение. Тогда мы начинаем бороться против не только терроризма, но всех отрицательных явлений, которые часто существуют в Афганистане.
Светлана: То есть, как бы уклад меняется, да? Некие, не знаю там, устоявшие ситуации меняются?
Надар Хан Катавазай: Да, меняется, да.
Светлана: Это катастрофично?
Кобаладзе: В лучшую сторону?
Надар Хан Катавазай: Основные взгляды, которые сейчас находятся в мировом сообществе, они реализуют или аналитики говорят. Потому что у нас в Афганистане сейчас борются против терроризма, против нищеты, которая есть в Афганистане. В Афганистане существует президент – выбор был, и парламент существует. Это тоже основной принцип, который должен быть для народа. Вот это, в основном, мы начинаем установлении демократии в Афганистане. Но мы не можем прямо сказать, что мы строим все.
Светлана: Ну, понятно, да. А, скажите пожалуйста, вот я хотела, может быть, к вам, Карим, обратиться. Мы только что говорили перед вашим приходом о том, что если верить журналистам, если верить прессе, что есть некий возврат к, не знаю, там, ренессансу талибов, некому возвращению к власти талибов?
Фазель Карим Фазель: Талибы – тоже это афганцы, граждане Афганистана. Это часть Афганистана. Это не отдельно. Но те, кто признает нашу конституцию, сложили свое оружие. И мирное существование, и приход к власти – мы благодарим и приветствуем их.
Светлана: Ну, вы же, наверное, поняли о чем вопрос. Мы говорим о другой части талибов, которые не предлагают свои услуги для мирного развития страны.
Фазель Карим Фазель: 30 лет война была в Афганистане. Вы сами знаете, что это не простой вопрос – люди, которые взяли оружие, и воюют. И там есть Аль-Каида – это международная террористическая организация – или те люди, которые взяли оружие против власти. Это не то, что за один день, как в Англии говорят, за одну ночь все делать – это невозможно. Но у нас есть предложение к талибам, к тем, кто сложит свое оружие и не будет воевать – пожалуйста, пускай приходят. Но здесь трудности мирового сообщества – они тоже борются против терроризма. Но мы не можем одним словом и за один день решать эту проблему. Это надо бороться, и международное сообщество будет участвовать в этом.
Кобаладзе: Ну, а чего вы ожидаете международного сообщества от России, какую помощь вы ожидаете?
Фазель Карим Фазель: Россия – самый близкий сосед и самый близкий друг для народа Афганистана. Россия, которая, вообще, имеет близкие отношения помощи, которую во время Советского Союза, оказали – раз. Во-вторых, у Афганистана нет выхода к морю, но только мы имеем право обращаться к России. Россия построила очень много объектов. Россия – великая держава, как мировое сообщество – они больше влияют. И те, кто там построил, эти объекты должна Россия построить. Мы от России больше ожидаем.
Светлана: Ну, а ожидаете чего? Вот то, что вы перечислили, это уже произошло. А что вы ожидаете?
Фазель Карим Фазель: Нам необходимо от России, прямо так говорю, что от России мы что хотим? Россия построила нефтегазовые месторождения, которые сейчас закрыты. Россия должна начинать их перестраивать. Россия должна построить электростанции, которые их руками сделаны. Россия должна инвестировать.
Светлана: Ну, то есть восстановить фактически многие объекты?
Фазель Карим Фазель: Да. И участвовать в больших объемах инвестиций. Россия – не вчерашняя Россия, Россия – она великая сейчас, она богатая.
Светлана: А, скажите, пожалуйста, ближе к теме нашей передачи. А как относятся к Соединенным Штатам Америки в Афганистане?
Фазель Карим Фазель: Насчет какого вопроса?
Светлана: Вот в целом население как относятся к американцам? Не политики, а именно люди.
Фазель Карим Фазель: Мы находимся в таком геополитическом месте, что, действительно, наши соседи тоже хотят, чтобы мы были неспокойными. Если бы не было американцев, если бы не было мирового сообщества со своими силами, тогда бы у нас была еще война, потому что между собой они воевали бы.
Кобаладзе: Между кем и кем?
Фазель Карим Фазель: Пакистан и ранний Афганистан. Потому что у нас во время Советского Союза тоже началось «Откуда моджахеды взяли оружие?» - «Оттуда начали». Но тогда Мировое сообщество во главе с США могли прекращать это дело, чтобы друг друга не убивали. Но 30 лет война прошла, американцы помогут нам. Но не просто, что американцы приехали нам помочь. Ну, совместно мировое сообщество помогает. Как посредники.
: Говорят, афганцы русских знают, и русские афганцев знают. У нас просто какой-то политический разговор – просто культура. Россия должна нам помочь не только в экономических объектах, но и культура, и политика. Как мировое сообщество, участвуя в мировом сообществе, надо, как говорят, свое участие показать миру чтобы они нам через... Экономика и политика, и свое великое виляние.
Светлана: Мы сейчас прервемся на новости середины часа, буквально на пару минут. Я напомню, что мы разговариваем сегодня об Афганистане в связи с тем, что сюда приехала большая делегация афганских деятелей. И говорим мы с Надаром Ханом Катавазаем, членом Парламента Афганистана, и Каримом Фазелем, президентом международного агентства по разминированию и президентов одного из афганских телеканалов. Через пару минут мы продолжим. Оставайтесь с нами.
Новости
Светлана: Еще раз здравствуйте. Это программа «В круге СВЕТА». Здесь Юрий Кобаладзе, здесь Светлана Сорокина и здесь наши гости, приехавшие из Афганистана. Еще раз представлю: Надах Хан Катавазай, член парламента Афганистана. еще раз, здравствуйте. И Карим Фазель – президент международного агентства по разминированию «Омар», президент афганского телеканала «Shamshad TV». И здесь наши замечательные переводчики, их теперь двое для того, чтобы нам было приятней работать. Вы представьтесь.
Шамс: Меня зовут Шамс, являюсь переводчиком.
Светлана: Хорошо. И мы продолжаем. Я хотела только напомнить нашим радиослушателям и телезрителям о том, что большой десант афганских представителей и бизнеса, и политики приехал сюда в Россию, поскольку здесь у нас открывается российско-афганский форум, посвященный, ну, такой условной дате, 90 лет установлению российско-афганских отношений. Но на самом деле приехало очень много людей – может быть, впервые такое большое представительство – поскольку есть желание и наладить какие-то бОльшие контакты с Россией, особенно в условиях кризиса, да? И поговорить о перспективах, поскольку Россия тоже очень заинтересована в спокойствии на границах и в спокойствии в этой стране, в Афганистане. Но пытаемся освежить свои знания об Афганистане, на самом деле.
Кобаладзе: Вообще, сейчас очень интересная тема – это присутствие американцев в Афганистане, и мы как раз передачу, в основном, этой теме посвящаем. Вы знаете, что сегодня принято решение – американцы заменили главнокомандующего. Наши гости знают об этом. И Обама, ведь, особо подчеркивает, что Афганистан, акценты будут сделаны в сторону укрепления американского присутствия в Афганистане, смены тактики.
Фазель Карим Фазель: В общем-то, в последнее время большинство является свидетелями того, что американцы и солдаты НАТО – они бомбили, как бы беспредел был, и убивали невинных людей, и нападали на тех людей, которых не должны были уничтожать. Поэтому народ недоволен тем, как они ведут свою войну в Афганистане. Поэтому Обама, как бы, решил найти другие пути, чтобы народ был согласен с тем, что они присутствуют в Афганистане, для того чтобы они могли продолжать свое существование в Афганистане и народ не был против них.
Кобаладзе: А что это означает на практике? Они что, будут разъяснительную работу вести, пропаганду?
Фазель Карим Фазель: В общем-то, насколько сами американцы раньше вели другую политику, через войну хотели уничтожить оппозицию. А теперь они убедились в том, что это не решение, а решение – это вести какие-то переговоры с оппозицией, чтобы найти и прийти к общему решению. Поэтому они привнесли кое-какие изменения в своей политике для того, чтобы бомбить или убивать, или уничтожать их. Они сейчас ведут другую политику, чтобы с ними вести какие-то переговоры для того, чтобы прийти к общему результату и стабильности мира в Афганистане.
Кобаладзе: Ну, есть какие-то результаты? Вот какая-то часть талибов идет на эти переговоры?
Фазель Карим Фазель: Да, были переговоры. И, в общем-то, в Пакистане, в Саудовской Аравии с главнокомандующими талибов. И еще есть движение в Афганистане «Исламические фанаты», то есть исламистские движения, которые возглавляет Гульбуддин Хекматияр, бывший моджахед, в общем-то. Да, с ними были у американцев какие-то переговоры, и мы сами, насколько он сам там возглавляет телевидение, сами распространяли, как бы, эти новости, то есть у них были переговоры. Раньше американцы не хотели переговариваться с ними или иметь какие-то там...
Светлана: А, скажите, пожалуйста, вы живете в Кабуле, да?
Фазель Карим Фазель: Да.
Светлана: Насколько опасно сегодня жить в Кабуле?
Надар Хан Катавазай: Вы знаете, когда меняется политика в Соединенных Штатах Америки, когда пришел к власти Обама, они решили то, что за эти 7 лет убивала армия или силы армии, или вооруженные силы коалиции афганцев – они считали, что в Афганистане есть только терроризм и все. Но новая администрация США решила, что здесь не решение проблемы, чтобы бомбить и уничтожить терроризм. Вот сейчас считают, откуда это началось? Это, в основном, началось из Пакистана. Терроризм там родился. Часто, вот, начинается, что это надо до конца решать: убивать людей – это не решение проблемы. Сейчас приходится система так, чтобы помогли Афганистану через Пакистан, чтобы там давить терроризм – не в Афганистане.
Светлана: И все-таки, в Кабуле опасно жить сегодня?
Надар Хан Катавазай: Безопасность в Кабуле нормальная, спокойно. И у нас неспокойные провинции – 9 провинций, которые находятся на пограничной полосе с Пакистаном или с Ираном. Ну, например, в горах недавно 150 человек погибли, да? Это рядом тоже с Ираном. А те остальные провинции Кабула – это все спокойные провинции, в которых ничего такого страшного нету. Но война в основном – в 9-ти провинциях. Нам что надо? Это 9 провинций, надо поднять их экономику, их нужно как-то вывести из темной цивилизации.
Светлана: Нищета мощная?
Надар Хан Катавазай: Да. Основная причина – где война, там есть нищета. Если там идет война, естественно, там люди ничего не выращивают, и под бомбежкой ничего не получается. То, что они могли бы, такого нету. Поэтому нищета там, действительно, больше. Нищета есть. Ну, так что нам делать? Надо помочь им. И государству, и мировому сообществу надо помочь им.
Кобаладзе: Ну, в том числе об этом идет речь в Москве, наверное, да?
Надар Хан Катавазай: Это то, что происходит в Афганистане. Мы для этого приехали сюда, чтобы встретиться с лидерами Российской Федерации. Эту проблему озвучили им. Потому что если нищета идет в Афганистане, это не обозначает, что страдают 9 провинций. Но эти страдания доходят до России. Мы требуем от Российской Федерации как мощного государства и великой державы, чтобы нам помогли в этом, и что мы могли вытянуть народы из нищеты.
Кобаладзе: Скажите, а можно вопрос конкретно по... Вот господин Фазель – он же президент международного агентства по разминированию, да? Вот в этой области что происходит?
Светлана: Насколько громадны проблемы?
Кобаладзе: Очевидно в этих 9-ти провинциях – там ситуация...
Фазель Карим Фазель: Уже на протяжении 30-ти лет, что война началась в Афганистане, очень много мин там находится за счет вот этих разных периодов времени, что там война была, и до сих пор они заминированы. Гражданская война была. Ежедневно там люди погибают, около 30-40 человек.
Кобаладзе: Ежедневно 30-40 человек?
Фазель Карим Фазель: Ежемесячно, простите. Ежемесячно умирает от 40 до 60 человек. Но у нас есть программа, что мы хотим, как бы, убрать все эти мины до 2013-го года.
Кобаладзе: Существует мировое сотрудничество? Помогает?
Фазель Карим Фазель: Нам помогает Америка, Канада, Япония и Германия. Но, к сожалению, мины, которые были положены Советским Союзом... У них есть кое-какие там карты. Мы попросили, чтобы они предоставили нам эти карты, чтобы мы могли решить проблемы с минами, но, к сожалению, они нам не предоставили.
Светлана: Это еще советского периода, вот афганской войны, да?
Фазель Карим Фазель: Да, эти мины – они остались, и мы не способны их обнаружить.
Кобаладзе: А почему? В чем причина отказа?
Фазель Карим Фазель: В общем-то, некоторые там бумажки – они были предоставлены нам, где информация об этих минах. Но, к сожалению, Афганистан – это горная страна. Когда там была война во время Советского Союза. Когда советские солдаты минировали, они не всегда фиксировали. Потому что они не могли ориентироваться в горах. Они сначала для своей защиты, чтобы застраховаться, быстренько минировали, а потом бегом к себе и там, как бы, составляли кое-какие очертания, картинки, но это было не точно.
Светлана: А, скажите пожалуйста, вот 25 лет назад, когда была Афганская война, тогда с Советским Союзом, вы были ведь молодыми людьми, вы помните эти события?
Фазель Карим Фазель: К счастью, в те времена меня не было в Афганистане, но я, как бы, частенько приезжал в Афганистан и это все видел, что эта война принесет очень огромные несчастья. И сейчас мы как раз живем, и мы все это видим. Естественно, сегодня они похожи друг на друга. Делегация пришла к тому решению, что приехали в Россию не для того, чтобы что-то попросить у России. Естественно, беда, которая в Афганистане, она распространяется уже по всему миру. Для того, чтобы спасти мир, надо спасти Афганистан. Для того, чтобы спасти Россию, надо спасти Афганистан. Афганцы никогда не могут быть и не становятся рабами. Они могут быть хорошими партнерами по бизнесу, и имеют хорошие политические, так, скажем, соседние какие-то отношения хорошие. Стать рабами – это невозможно. Мы приехали сюда в Россию, чтобы переговорить с русскими в экономических сферах, политических сферах.
Светлана: Ну, да. Какое-то новое партнерство затеять.
Фазель Карим Фазель: Да, новое партнерство и новую страницу открыть.
Амбрудин Сархат: Все правильно сказали. Вот я добавлю одно слово, что они приехали, чтобы заключить партнерство с Россией, чтобы были хорошими партнерами.
Светлана: Да, и скажите, пожалуйста. Я понимаю, что это отдельная тема, этому будет посвящен отдельный эфир, насколько я знаю, у нас на радиостанции. Но все же, есть такая большая отдельная тема – это наркотрафик, это проблема наркотиков. Если верить прессе и тем репортажам, которые приходят из Афганистана, то мы знаем, что это мощный поток, который идет во все страны Европы и вообще во все страны мира. Насколько вы осознаете эту колоссальную проблему, что сегодня делаете для того, чтобы как-то подавить проблему производства наркотиков, как-то сократить?
Надар Хан Катавазай: Это черное пятно на афганцах. Афганцы выращивают наркотики, но эти деньги не остаются в Афганистане, это идет за рубеж в руки мафиозной системы. Но вы знаете, что наркотики там выращивают опиумный, еще производится как героин и приходит через Центральную Азию, Среднюю Азию, Россию и идет в Европу. А где там реализуется в Европе, если их войска здесь находятся? И тогда есть международная мафиозная система, которая с их вооруженными силами имеет связи. Почему эти наркотики, например, в сторону России? Даже один русский не может привезти сюда, а тоннами отправляется. Тогда мировое сообщество, там мафиозная система с ними имеет отношения.
Светлана: Которые тоже надо разруливать всем миром. Все понятно. Ну, вот наше время подошло уже к концу, нам нужно завершать эфир. Еще раз, Юра, представь наших гостей, с кем мы сегодня разговаривали.
Кобаладзе: Это Надар Хан Катавазай, член парламента Афганистана и Фазель Карим Фазель, президент международного агентства по разминированию и президент афганского телеканала «Shamshad TV». Спасибо.
Светлана: И нам помогали переводчики наши замечательные. Я еще раз напоминаю, что сегодня мы пытались, ну, немножечко еще из первых уст услышать об Афганистане, стране, в которой неразрешенные проблемы существуют, и думаю, что еще долго будут оставаться. Еще будут эфиры, посвященные этой теме. Мы с вами встретимся через неделю. Всего доброго, до свидания.


страница на сайте радиостанции


<<< на главную    #    <<< в круге света    #    карта сайта
#    Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации.    #