#    Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации.    #
<<< на главную    #    <<< в круге света    #    карта сайта

 

 

В КРУГЕ СВЕТА
программа Светланы Сорокиной
на радио «Эхо Москвы»

соведущий - Юрий Кобаладзе

 

баннер выпуска

23 декабря 2008 г. Новый рецепт борьбы с кризисом

 

Гости – Валерий Фадеев, Сергей Обухов.

 

Аудио: анонс – .mp3, 00:17, 137 Кб, эфир – на сайте Эха


Светлана: Здравствуйте, здравствуйте. В эфире программа "В круге СВЕТА". Здесь Юрий Кобаладзе.

Кобаладзе Добрый вечер.

Светлана: Светлана Сорокина. Мы назвали эту программу "Новый рецепт борьбы с кризисом?" Под знаком вопроса. На самом деле можно было бы назвать "Пишите письма". Потому что на днях были написаны письма депутатами. И вот о том, каково содержание этих писем, и что они, собственно говоря, предлагают и почему мы заинтересовались этой перепиской, вот мы об этом поговорим с нашими гостями. А гости сегодня у нас Валерий Фадеев, главный редактор журнала "Эксперт", член Общественной Палаты РФ. Здравствуйте.

Фадеев: Добрый вечер.

Светлана: И Сергей Обухов — депутат ГД от КПРФ.

Обухов: Добрый вечер.

Светлана: Ну, Юрий Георгиевич, начинай.

Кобаладзе Начинаю. Прежде чем мы обратимся к сути, меня, вообще, честно говоря, поразило Ваше письмо. Я стал его читать, потом смотрю, подписи. Прочитал первую, вторую, "Единая Россия". Потом вернулся к тексту. Думаю, неужели "Единая Россия". Потом письмо "Комсомольской правды". Что дискуссия началась в Единой России"? Нам же недавно говорили, что дискуссии быть не может. Никаких мнений. Что это отражение, это вот кризис так подвиг? Или все-таки постепенно партия приходит к тому, что …

Светлана: Или не дай Бог, раскол. Разные мнения внутри единороссов. Быть не может.

Кобаладзе Валерий, что происходит?

Фадеев: Во-первых, дискуссия идет давно. И та вот система партийных клубов, которая сейчас действует, она была создана еще в прошлом году.

Кобаладзе Ну, Вы не подпольно действуете, нет?

Фадеев: Ну, что Вы, ведь действительно поначалу, когда, помните, говорили о крыльях, а ответ был — медведи не летают. Это было несколько лет назад. А реакция была негативная…

Светлана: Я бы предложила вариант – лапы.

Фадеев: У некоторых руководящих членов партии. Это так. Но идея не была отброшена. И совершено ясно, что никакая современная партия не может жить сколько-нибудь долго, если внутри нее нет содержательной дискуссии. А иногда даже острой. Вы спрашиваете про раскол. Но дискуссия, скорее наоборот, если она конструктивная, ведет к укреплению политической партии, а не к расколу.

Кобаладзе Ну, нас в этом не надо убеждать. Хорошо что это теперь, значит, и в партии понимают.

Фадеев: Надеюсь, я не руковожу партией. Надеюсь, что понимают.

Светлана: К Сергею Обухову обращаюсь. А у Вас ощущение, что случилось в рядах стройных единоросов?

Обухов: Вы знаете, это, конечно, вызывает горькую улыбку. Усмешку. Вот эта ситуация в "Единой России", как будто действительно медведи проснулись от спячки. Но, господа…

Светлана: Зима теплая.

Обухов: Да, может быть, зима теплая. В Москве и Подмосковье уже грибы появились. Ну, вот такой вот гриб вырос видимо и у нас на поле "Единой России" несвоевременный. Ну, или своевременный. Но в любом случае, очень забавно читать и одно крыло заявления, и другое. Это такое впечатление, что резолюции 13го съезда КПРФ срочно перекочевали на страницы открытых писем депутатов от Единой России.

Светлана: Забавно, что сейчас представитель коммунистической партии ухмыляется на тему партийной дискуссии.

Кобаладзе Так что, Валерий, украли идею у коммунистов?

Фадеев: Я не читал. Я не читаю материалов коммунистической партии, как и Маркса не успел прочитать, к сожалению, у меня тройка по Марксу.

Кобаладзе Вот это стыдно.

Фадеев: Да. Нет.

Кобаладзе Как это удалось прорываться, не читая Маркса.

Фадеев: Коллега меня удивляет, даже коммунисты уже стали стебаться. У нас главный стиль политический в стране это стебаться. Не обсуждать серьезно. Уже кризис тут у нас в стране. Во всем мире, и у нас в стране, а мы все стебаемся. И даже коммунисты уже стебаются. Вот мы достебаемся. И попытка начать какое-то серьезное обсуждение проблем, она тоже высмеивается и вышучивается. Серьезные действия правительства высмеиваются и вышучиваются. Такое впечатление, что наше общество за последние 100 лет так ничему и не научилось. Смеялись, смеялись, стебались, стебались, 17й год пришел, благодаря коммунистам, между прочим.

Обухов: Ой, ой, ой.

Фадеев: Перерезали несколько десятков миллионов человек, развалили страну. Вроде перестали резать, вроде как-то затихло. Стебались опять, развалили огромную страну. Вроде только стало налаживаться в этой обновленной стране, и опять стебаемся. Это такая манера российской, советской. И снова российской интеллигенции.

Светлана: Так мы ведь не на содержательные темы, как Вы говорите, стебаемся. А мы всего лишь на тему внутрипартийной дискуссии.

Фадеев: Это я просто коллеге из КПРФ огрызнулся.

Обухов: Ну, спасибо, что Вы огрызнулись. Но вообще-то это я Вам верну. Потому что именно коллеги из КПРФ не имеют возможности не то, что стебаться. Естественно, как Вы говорите, вести содержательную дискуссию. И после того, как объявлено, что парламент не место для дискуссии, я повторю, верну коллегам из Единой России о том, что мы не имеем доступа. Только разве что "Эхо Москвы" иногда в силу своей объективности приглашает оппозицию высказать свою содержательную точку зрения. А так у нас полная монополия информационная, какая угодно "Единой России".

Светлана: Что, кстати говоря, действительно опасно. Потому что если общество не слышит, и не участвует в дискуссии, то это опасная ситуация. Я думаю, что кризис может быть подвиг сейчас к большей открытости. Я надеюсь на это. Потому что ситуация такова, что действительно нужно обсуждать.

Фадеев: Да, нет закрытости. Вот это миф такой о том, что есть какая-то закрытость. Коммунистическую партию никуда не пускают. Куда ее не пускают? Я бываю иногда на центральных каналах телевидения. В передаче Шевченко. Почти всегда Шевченко тащит какого-нибудь коммуниста для полноты картины. Куда Вас не пускают?

Светлана: Ну, разве что для полноты.

Обухов: Вы правы, Светлана, именно для полноты.

Фадеев: Было бы с чем. Пожалуйста. Вот журнал "Эксперт", который я возглавляю, или "Русский репортер", или "Эксперт ТВ. "Добро пожаловать.

Светлана: К сожалению, читают гораздо меньше, чем смотрят электронные СМИ.

Фадеев: Только с чем. Хоть одну бы заметку написали, которую я бы напечатал. Ведь не с чем. Вот же в чем проблема.

Обухов: Какой ужас. Прямо не с чем. Не читая ни Маркса, ни документы партии.

Светлана: Ну, давайте к содержательному все же.

Кобаладзе Вы должны дать нам слово. Что появятся публикации интересные.

Светлана: Скажите мне, пожалуй та, и все же, понятно, что ситуация страшная уже.

Фадеев: Да, ладно Вам, Светлана, да какая страшная.

Светлана: Страшная, страшная.

Фадеев: Не пугайте народ.

Светлана: А что же Вы тогда так взбудоражились и выступили…

Фадеев: Разве так написано в этом тексте, что ситуация страшная?

Светлана: Слова "страшная" нету. Но, тем не менее, что подвигло-то выступить с этим заявлением?

Фадеев: Подвигло по нашему мнению ошибочная трактовка разворачивающегося кризиса и тем более ошибочные методы преодоления этого кризиса. И главный пункт, который вызвал удивление и желание выступить, это очень простой метод преодоления кризисов, повышения доходов граждан. Это называется кенсианство. Такое сильно упрощенное кенсианство.

Светлана: Это в ответ левым, да?

Фадеев: Если доходы граждан вырастут, тогда спрос в экономике повыситься, и производство немедленно станет расти. Вот это невероятно упрощенное понимание хозяйственной жизни, оно как раз и заставило нас как-то встряхнуть коллег.

Светлана: Сергей, отвечайте.

Кобаладзе Ну, оценки-то у Вас вообще достаточно…

Обухов: Я не знаю, кого там встряхивает г-н Фадеев, но я уже заступлюсь за его коллег. Послушайте Берлускони. Он вроде не самый левый, и кричит во всю глотку, давайте стимулировать потребительский спрос. Единственный выход. Ну, Ваши коллеги повторили зады общеизвестные. Ну, что ту плохого. Хоть что-то делайте. Хоть что-то. Вы провозгласили, что Вы готовы нести ответственность, отвечайте, проводите. При всей той монополии, которую Вы имеете, отвечайте.

Светлана: Тогда вопрос. А все ли, что предпринимает сейчас наше правительство, руководство страны, все ли хорошо в данных условиях?

Фадеев: В целом да. Можно спорить о деталях. Вот, понимаете, это такая очень сложная штука, — кризис. И в условиях кризиса очень важно, чтобы был какой-то план. Вот наличие плана, это первое. А какой он в деталях, можно разбираться и спорить. Но когда плана нет вовсе, это означает, что нет никакого движения властей, экономики, бизнеса.

Обухов: А как же план Путина? Куда Вы его дели?

Фадеев: План Путина никуда не делся. Он стратегический. Он на десятилетия вперед.

Светлана: До 20го.

Фадеев: А сейчас ситуация изменилась. И поэтому необходимо предпринимать другие более срочные меры.

Светлана: Т.е. первые пункты самые серьезные, это отсутствие сегодня такого стратегического, но атикризисного плана.

Фадеев: Нет, подождите, стратегический план никуда не делся.

Светлана: Мы не знаем, сколько продлится кризис. Это все равно некая стратегия.

Фадеев: Ну, есть какие-то оценки. От полугода до 3х лет, люди разное говорят.

Светлана: Ничего себе. 3 это уже стратегия. Правда?

Фадеев: Подождите, ну, ведь это же, да, конечно, надо к этому относиться. Но вот мы немножко пугаемся. Вот у нас было 10 лет экономического роста, и зарплаты росли. И мы так быстро привыкли, что зарплаты растут. И теперь пришел кризис, и мы все пугаемся, ах, стало страшно.

Светлана: А серьезные экономисты давным-давно говорили, что это нефтяные деньги, что нужно действовать по-другому.

Обухов: Такая же составная часть экономической жизни, как и подъем. Всегда после процветания бывает кризис, бывает депрессия. Так устроена экономическая жизнь уже 200 лет. Коммунисты пытались ее изменить в 17м году, у них на некоторое время поручилось, лет на 40, на 50. Потом снова все развалилось.

Светлана: Ну, правда, в человеческий транспорт колесница была запряжена.

Обухов: Ну, вот, к сожалению, да. Методы были сложные, неоднозначные. Так вот, во-первых, надо понимать, что это естественное состояние свободной экономической системы. которую мы выбрали с 91м году, сами выбрали. На митинги ходили. Ну, не все ходили. Многие ходили. Она была выбрана в 91м году обществом. И вот она так работает. Это первое. Второе. Как собственно действовать в таких условиях. Это сложная штука. Потому что страшно же.

Светлана: Вы вот сами сейчас сказали – страшно.

Фадеев: Не нам страшно. Страшно тем, кто управляет. Потому что за это надо отвечать. Надо принимать серьезные решения. Потому что падает производство в некоторых отраслях. Особенно ситуация напряженная там, где большие предприятия.

Светлана: У нас уже домны останавливают.

Фадеев: Совершенно верно. Останавливаются домны. И градообразующие предприятия. Десятки тысяч рабочих. Чего-то с ними надо делать. Это все достаточно напряженно. Финансовая система зашаталась в самом начале. Заметим, что власти справились с проблемами в финансовой системе. Потому что ведь ну 98й год. Она просто остановилась. Платежи остановились. Невозможно было перевести деньги из одного банка в другой. Этого не произошло. Это уже плюс. То, что называется, накачали ликвидностью. Ну, денег просто много вбросили в банк. Говорят, давали своим банкам. А кому давать. Чужим банкам что ли давать? Вот у меня вопрос.

Светлана: Цинично.

Фадеев: Почему цинично то? Что чужим что ли давать?

Светлана: Потому что "своим" имелось в виду определенные…

Обухов: Если все так хорошо, что ж так страшно?

Фадеев: Значит, дальше. Следующий пункт. А как там некоторые говорят, давайте организуем экономический подъем. Это невозможно. Потому что период, который называется кризисом, это период, это фаза перехода от процветания к депрессии длится некоторое время. И эта ситуация неопределенности для хозяйственных агентов, для предпринимателей, для бизнесменов, для управляющих. Нельзя понять, где новая точка равновесия, пока она не достигнута. На это требуется ну примерно полгода. Это написано в классических учебниках.

Кобаладзе Так, может, не так страшно.

Фадеев: Что при этом происходит? При этом падает производство кое-где, и падают цены. Это тоже очень важно. Потому что оптовые цены начали падать. У нас инфляция была главной проблемой еще полгода назад. Теперь инфляция уже не является проблемой.

Светлана: Разве перестали падать цены? Что-то я не очень заметила.

Фадеев: Падают оптовые цены на номинал. Сейчас я договорю. На металлы, на цемент, на то что определяет, на транспорт падают цены. Пока на потребительских ценах это не сказалось, но уровень инфляции гораздо ниже. Так вот надо теперь понять, где та будущая точка равновесия с другим новым уровнем цен, и новым уровнем производства. Снижены. Да, кстати, квартиры в Москве подешевели. Вы знаете? Что уже можно купить квартиры…

Светлана: Во-первых, это говорят. Во-вторых, хорошо сейчас тем, у которых есть свободные деньги, желательно кэшем, да, благодаря чему они могут купить квартиры в Москве. Это что ситуация для многих? Да, нет, для единиц.

Фадеев: В каком смысле для единиц?

Светлана: Да. Потому что кто сейчас может квартиру купить в Москве?

Обухов: У нас миллионы людей были вовлечены в ипотечные программы, они там и остались.

Светлана: Да. Вот сейчас и программы поддержки этой ипотеки придумываются. В общем, сложная ситуация.

Фадеев: Во время кризиса ипотечные программы будут сокращаться. Это факт.

Обухов: Светлана, давайте мы хоть почитаем, что нам там пишут господа из Плегин, Фадеев, Плескаческий, Резник.

Кобаладзе Да. Они тут подписанты.

Обухов: Значит, когда в стране 80% лекарств и почти 50% продовольствия произведены за границей. Когда страна ходит в китайском ширпотребе, когда импорт захлестнул страну, раздача денег означает… Ну, и т.д. Открываем решения 13го съезда, тоже те же самые фразы обвинения партии власти. Т.е. можно говорить, что это либерализация, либеральный клуб. Но, господа, Вы повторяете те же рецепты, что предлагала коммунистическая партия последние 8 лет. Вот когда Зюганов выходил на трибуну и докладывал, что Ваш бюджет неправильный, что Вы стимулируете, переводите деньги, золотовалютные резервы в США, в обанкротившиеся, как теперь выясняется, ипотечные агентства. Ведь еще в начале года наша фракция вносила, давайте запросим у Центробанка, где хранятся наши резервы валютные. Где они? Как они используются? Единая Россия.. Никаких дискуссий в ней не было, и все медвежьи крылья у нас благополучно голосовали против. Им не надо было это знать. А теперь на заседании социально-консервативного клуба г-н Мединский, один из подписантов, кстати, вдруг заявляет: почему мы с Вами платим налоги, и не знаем, куда деньги инвестируются государством. Это внутренняя дискуссия в "Единой России", они ее широко публикуют, мы благодарны, мы их можем узнать, куда медвежьи крылья направляются. Господа, целый год мы орем. Мы требовали вызвать господина Кудрина. Нам тысячу раз его не пускали в Думу. Значит, наконец-то, когда мы добились и согласились выслушать г-на Кудрина, где ж он хранит золотовалютные резервы, в какие средства ценные бумаги вкладываем мы, что и как, г-н Кудрин не пришел, он проводил пресс-конференцию в "Ведомостях". Это по поводу парламента, уважения к парламенту и т.д. Т.е. не надо лицемерить. Т.е. все вот это написанное, оно, да, красиво. Что-то с чем-то можно согласиться. Но оно в корне не противоречит тем, что реально делала 8 лет "Единая Россия". Я депутат с начала этого года. Я имею возможность наблюдать на практике, как это реализуется, и что делается. Вношу предложения. Вот говорят, справедливо пишет г-н Мединский, Фадеев о том, что необходимо стимулировать сберегательную активность. Вношу предложения на Госдуме, предлагаю коллегам проголосовать. Значит вклады в Сбербанк, помните, советские, дореформенные. Сколько там 16 триллионов долг. Мы вкачали в финансовую систему 5,5 триллиона. Говорят сейчас уже 6 триллионов. Давайте у нас уже 32% не могут вернуть кредиты. Давайте мы хотя бы зачтем этот государственный долг…

Светлана: Внутренний долг. Давно существующий.

Обухов: Внутренний. Тем, кто сейчас не может, из-за потери зарплаты вернуть эти кредиты. "Единая Россия", все медвежьи крылья у нас голосуют против.

Светлана: А почему?

Обухов: Понимаете, вся ткань работы парламентской…

Светлана: Секундочку, Сергей. Останавливаемся на этом. Есть же внутренний долг, действительно. Почему же не зачесть?

Фадеев: Хорошо говорил, но сбился.

Светлана: Нет, это я сбила.

Фадеев: Во-первых, нет, по поводу Сбербанка сбился. Во-первых, разница относительно тех текстов, которые произносятся на съездах КПРФ и тех текстов и выступлений, которые наблюдаются в "Единой России". Это большая разница. Потому что КПРФ – ну парламентская партия, но, в общем, небольшая партия. А "Единая Россия" это важная, большая правящая партия…

Светлана: Ну, а чем гордиться, что у нас монополия в парламенте. Вот потому и не место для дискуссий.

Фадеев: Которую возглавляет премьер-министр. И гораздо важнее для широких масс, для экономики, что происходит в "Единой России", чем что происходит в КПРФ. Даже если какие-то идеи пересекаются, это же хорошо.

Обухов: Ну, я уже это слышал (говорят вместе). Он мне сказал: это не прикольно, что делает КПРФ, поэтому и не показывают по телевизору.

Светлана: Валерий, говорить, что всех задавали, тоже как-то…

Фадеев: Я не говорю, что всех задавили. Я говорю, что…

Светлана: Самая большая, самая возглавляемая…

Фадеев: Я говорю, что то, что обсуждается в правящей партии, идеи, которые там обсуждается, важнее…

Светлана: А вдруг они не важнее? А вдруг они консервативные, костные и неправильные?

Фадеев: Значит, тем более важно. Значит, это будет регресс. Значит, будет неудобно для нас всех.

Светлана: Ну, а кто же Вам скажет, что это не так?

Обухов: Я сказал не правильнее, я сказал важнее. Это разные вещи. Я пытаюсь противопоставить партию правящую и другие политические партии. Это первое. Второе, относительно того, что Вы сбились. Вот Вы очень складно говорили, а потом вдруг говорите про Сбербанк и восстановление тех накоплений, которые были потеряны…

Светлана: Про внутренний долго говорим. Почему?

Фадеев: Вот эта Ваша тема является безумием. Потому что этих денег давно нет. Это означает, что просто Ваше предложение, просто взять и напечатать очень много денег и раздать гражданам.

Светлана: Послушайте. Но это цинично. Граждане свои сбережения хранили. И государство признало, что есть этот внутренний долг. Возвращает тем, кому за 80 лет. По чуть-чуть. По 1000 рублей. А что за циничное отношение к своим гражданам?

Фадеев: Это не циничное отношение к своим гражданам. Граждане сделали этот выбор.

Светлана: Как это? Как это?

Фадеев: Надо ответственней относиться к своим собственным гражданам. Граждане, я Вам повторяю…

Светлана: Граждане хранили деньги в сберегательной кассе.

Фадеев: В 91м году согласились с развалом своей предыдущей страны. Никто не вышел на защиту той самой страны, которой…

Обухов: Это называется – здрасьте, приехали.

Светлана: Чего-то я ничего уже не понимаю.

Фадеев: Которой был Сбербанк. Вы слышите меня. Это был сбербанк другой страны, которой больше нет.

Светлана: Ну, да, коммунисты тоже не признавали долги царского правительства. Мы видимо традиционно поступаем так же.

Фадеев: Давайте мы вернемся к той ситуации, которая была тогда в 91м году, и восстановим те долги советские долги. То, что Вы говорите, это безумие.

Светлана: Однако внешние мы погасили.

Обухов: Государство официально признало государственный внутренний долг. Есть эти законы. Более того. "Единая Россия", внося каждый год государственный бюджет, голосует за приостановление выполнения этих законов, которые предполагают компенсацию вкладов. Значит, а в пересчете дореформенных, там коэффициент есть, сколько 1 рубль советский считайте этим. Каждый раз, голосуя за бюджет, "Единая Россия" голосует приостановить это законодательное действие.

Фадеев: Правильно делает.

Светлана: Ах, ты…

Кобаладзе Ну, если вернуться к ситуации, я даже готов согласиться…

Фадеев: Вы же имеете дело с либеральным клубом, это либеральный подход. А Вы сейчас высказываете социалистическую позицию.

Светлана: Я, слушая эти либеральные идеи, становлюсь все более левой.

Кобаладзе Дело в том, что, выходит, мы должны быть все благодарны кризису, то, что главная партия, самая мощная, которую возглавляет премьер, наконец, задумалась вообще, а правильно мы все делали? Куда мы идем, и какой план выработать для вывода страны из кризиса.

Фадеев: Эта партия во главе с премьером задумалась пару лет назад.

Кобаладзе Когда это пару лет назад? Была тишь да гладь.

Светлана: Еще год назад была тишь да гладь.

Кобаладзе Да какой год назад, 2 месяца назад. Все хорошо. Кризиса нет.

Фадеев: 15 минут назад мы вспоминали о том, что и про Путина, и про Медведева. И если Вы прочтете тексты, например, текст Медведева, перед тем, как он стал президентом. Текст Путина незадолго до выборов, Вы прочтете, и увидите там довольно жесткую оценку существующего положения дел в экономике.

Светлана: Но кризиса у нас не было, у нас были временные трудности.

Фадеев: Подождите, в марте еще не было кризиса нигде.

Светлана: Да и позже не было кризиса.

Фадеев: Дайте договорить. И Вы увидите достаточно трезвую оценку существующего положения дел. Отсюда и взялась эта концепция. Стратегия 2020го и даже есть там признаки стратегии до 2030 года.

Обухов: Ничего себе пофукали кризис, и трезвая оценка.

Фадеев: Так вот там и было сказано примерно то, что сказано и в этом нашем письме. Здесь нет секрета. От того, что это говорят коммунисты, ну, и что, и говорят, и хорошо. Там ведь тоже не дураки. Не все, по крайней мере.

Обухов: С какой скоростью расходуются средства, собранные за годы, заставили нас, группу депутатов, и членов партии "Единая Россия" открыто заявить о своем несогласии с проводимой чиновниками Минфина политикой. Здрасте. Вы правящая партия, У Вас, по-моему, вице-премьер, и заместитель, вице премьер министр г-н Кудрин, а Вы заявляете о несогласии с проводимой чиновниками Минфина политикой. Ну, что это лицемерие. Если Вы не согласны, давайте отправлять…

Фадеев: Это только коммунистическая партия пыталась быть монолитной. И в результате у нее ничего не получилось, никакого монолита, и только страну потеряли из-за вас. Монолитной.

Светлана: Ну, они продержались столько, что Вам еще пахать и пахать.

Фадеев: Нет никакой необходимости иметь партию монолитной. Вот есть группа коллег депутатов в том числе, которые считают, что там надо наказывать руководителей Минфина. Другие так не считают.

Светлана: Хорошо. Мы поняли, что всю эту первую часть нашей программы, Вы, г-н Фадеев, отстаивали монолитность своей партии. Мы поверили. Нет никакого раскола, и дискуссия вполне себе лояльная. А Вы просто обсуждаете ситуацию, которая не страшная. Но, тем не менее, есть некие предложения, есть некая оценка существующего положения…

Фадеев: Очень хорошее предложение.

Светлана: И я надеюсь, что мы сейчас об этом поговорим, о содержательном. И о том, что предлагается уже конкретно Вами. Мы это сделаем сразу после коротких новостей середины часа. Я только напомню Вам еще раз о том, что говорим мы сегодня о том, что существующий кризис у нас в стране признан и в рядах "Единой России", нашей правящей партии. И есть некие предложения депутатов. По крайней мере, такого либеральной лапы этой партии…

Фадеев: Либерально-консервативного направления.

Светлана: И здесь у нас Валерий Фадеев, главный редактор журнала "Эксперт", член общественной палаты и Сергей Обухов депутат Госдумы от коммунистической партии РФ. И в том числе я и по Вашим вопросам немножко пройдусь. До встречи.

Новости

Светлана: И еще раз здравствуйте. Это снова программа "В круге СВЕТА". Здесь Юрий Кобаладзе и Светлана Сорокина. И здесь с нами Валерий Фадеев, главный редактор журнала "Эксперт", член Общественной палаты и Сергей Обухов, депутат Госдумы от коммунистической партии РФ. Мы говорим о неких предложениях, о некоей дискуссии, которая возникла в рядах даже единороссов в связи с кризисом. Ну, и теперь, собственно говоря, сущностное. Давайте смотреть непосредственно по тому, что написано в письме, которое подписали, в том числе, и г-н Фадеев, а так же Плигин, Плескачевский, Резник, Крашенинников, Макаров, Груздев, Медвинский. Итак, что здесь, Юрий Георгиевич, мы видим?

Кобаладзе Это здесь констатация.

Светлана: Мы должны осознать, написано здесь, что главным злом бизнеса стала коррупция. Неуправляемый рост государственной машины… Да, это коррупцию, по-моему, только кто не говорил. Ни Единая Россия ли сегодня, которая в тесной смычке с руководством нашей страны, в том числе, представляет собой… Нет, не буду так говорить, конечно.

Кобаладзе Не говори так.

Светлана: Не буду так говорить. Но, во всяком случае, кому же и отвечать…

Кобаладзе Цинично-бюрократический грабеж свободной экономики. Это сильно для "Единой России".

Светлана: За коррупцию, как не правящей партии, которая уже много лет у власти, и то руководство страны, которое тоже много лет у власти. Кто же должен отвечать то за коррупцию?

Фадеев: Так Вы же согласны с цинично-бюрократическим грабежом?

Светлана: А как же.

Кобаладзе Согласны.

Фадеев: Посчитайте себе цифры откатов.

Кобаладзе Мы согласны, но мы удивлены, что это прозвучало устами "Единой России".

Светлана: Такое ощущение, что сами к себе призываете. Ну, а кто бороться-то с этим должен? Мы что ли?

Фадеев: Да эти коллеги призывают своих коллег. Для начала это должно начать звучать в той среде, которая действительно может принимать решения. И это был мой тезис первый нашей части. Мало ли что говорят, не знаю…

Кобаладзе Коммунисты.

Обухов: Всякие маленькие партии.

Светлана: Сегодня слышала, что кто-то на Украине предложил просто откровенно назначить тариф за доступ к первым лицам.

Фадеев: Мэр города Киева сказал, что за визит ко мне, буду брать 100 000 долларов (говорят вместе).

Светлана: Так откровенно…

Фадеев: Ну, просто, видимо, не буду говорить конкретно про мэра города Киева, но для должностного лица такого уровня 100 000 это ведь не так много.

Светлана: Ужас какой-то, т.е. у нас больше, вы хотите сказать.

Фадеев: Думаю, значительно больше.

Светлана: Тогда, может быть, действительно тарифы назначить?

Обухов: Светлана, если позволите по поводу коррупции. Вы знаете, вроде бы красивая была идея у президента г-на Медведева по коррупции. То, что осталось на выходе этого закона – рожки да ножки. Мы сначала думали, ну, ладно с драной овцы хоть шерсти, мы проголосуем за этот закон. То, что от него осталось после второго чтения, я замечу, что из 130 поправок, которые носила фракция КПРФ, ни одной не учли господа из "Единой России". Но я замечу о другом. Я хотел все-таки, чтобы люди это осознали. 40% бюджета, принято решение "Единой России", теперь распределяется без думы. Правительство имеет право распоряжаться 40% бюджета без всякого контроля. Можно принять тысячи законов о коррупции. Если Вы вспомните английскому королю Карлу Первому за что отрубили голову? Не за то, что он, извиняюсь, права человека нарушал. А за то, что расходовал без контроля парламента средства. Главное обвинение.

Кобаладзе Не дай Бог.

Светлана: Дальше что здесь перечисляется, как необходимые меры. Необходимые меры, говорится. Проведение до конца институциональных реформ. Ну, это оно, конечно, а что же мешало уже провести эти самые реформы? Столько лет стабильности, роста.

Обухов: Коммунисты орали в думе, мешали Вам вести институциональные реформы.

Фадеев: Я возвращаюсь к своим тезисам. У нас странное отношение. Ничего не делается. Но это не так. Ну, послушайте. Много что происходит. И страна сегодня отличается от той, какая она была в 98м году. И от той, какой она была тем более в 91м году. Она сильно отличается. И институты создаются, и динамика есть. Медленно. Да, медленно. Да, когда были жирные годы, когда доходы росли, когда государственный бюджет рос процентов на 30 в год, ну, да, в какой-то момент возникло торможение. Потому что ну не охота делать, все же и так хорошо. Это же тоже просто люди, и депутаты, и министры. Просто люди. Наивно требовать от них слишком много. Что касается коррупции. Знаете, сколько заняла борьба с коррупцией в полиции Нью-Йорка? Мы много фильмов смотрели про полицию Нью-Йорка и банды Нью-Йорка. Можно было некоторое время служить в полиции и потом переходить в банду и потом возвращаться обратно. Эта борьба заняла 80 лет. Она закончилась в том десятилетии, при предыдущем мэре города Нью-Йорка. А началась она в начале 20го века. Это очень серьезная, долгая и упорная работа. Почему коррупция в России вот так расцвела? Ее же нельзя. Хоть Вы 10 законов примете самых лучших. Коррупция – это сегодня социальные отношения. В том числе и бизнеса. Возьмем девелоперов, которые раздули в той же Москве цены до невероятного уровня. Так ведь это сговор бизнеса и чиновников московских. И тем удобно, и другим удобно. Пока цены росли, всем хватало. И бизнесу хватало, и чиновникам хватало. Известно сколько. Во всех газетах написано, сколько они берут. Вот теперь другая ситуация. Ситуация изменилась. Продавать невозможно по таким ценам никто не покупает. Жизнь вносит свои коррективы, что называется. Эта система будет разрушена. Она будет кризисом разрушена. Она жизнью будет разрушена. Я не хочу сказать, что система будет совсем разрушена. Она будет скорректирована. Надо пользоваться. В чем заключается политика, собственно. Надо в каждый момент времени использовать имеющиеся преимущества и возможности. Кризис дает такие возможности. Например, можно будет немного улучшить положение дел в строительстве. Немного, несерьезно. Не то, что вывести всю коррупцию.

Светлана: Ну, боюсь, что уровень коррупции, примерно, как цены на жилье в Москве. Слегка просядут, но ненадолго.

Обухов: В любом случае мы должны осознавать, что причина коррупции – тотальный монополизм. Политический монополизм "Единой России" без контроля, монополизм в экономике…

Светлана: Вот теперь-то коммунисты, наконец, поняли, как страшно монополизм в политике.

Обухов: Мы уже давно поняли.

Светлана: Хоть это положительное. Исторический опыт.

Обухов: Светлана, можно одну фразу по поводу либерализма, Вы уже просто прошлись ниже, а тут есть замечательная фраза наших либералов о том, что национализация, огусадрствление экономики в масштабах, выходящих за разумные. Т.е. либералы у нас признают одно из ключевых требований КПРФ – национализацию экономики ключевых отраслей в разумных масштабах.

Фадеев: Нет, мы пишем: выходящие…

Обухов: За разумные пределы, да.

Кобаладзе Но не национализация.

Обухов: Национализация, в масштабах выходящая… Это плохо. Есть национализация, которая в разумных пределах.

Фадеев: У нас же не детский сад. Уж Вы так спорите, как будто это просто смешно говорить.

Кобаладзе Нет, ну, попытки такие есть.

Фадеев: Если компания банкротится крупная компания, экспортная компания с десятками тысяч занятых, куда же их девать то? На произвол судьбы что ли девать? Дураков же нет? Наверное, надо ее все-таки национализировать на некоторое время, а потом продать.

Обухов: О, о.

Фадеев: А что о то, почему Вы считаете, что либералы идиоты.

Светлана: Хорошо, давайте дальше двинемся.

Обухов: Хотя бы потому, что Вы до сих пор не приняли закон о национализации.

Фадеев: Вот это вопрос, и об этом мы и говорим. Потому что в среднем, конечно, частный бизнес эффективнее.

Светлана: В среднем эффективнее. К смс сообщениям. Уточните. Неужели Фадеев – член "Единой России"? Ну, сейчас нет, поскольку он приостановил свое членство. Он в Общественной Палате. А вообще-то да, он член "Единой России", с приостановленным членством.

Фадеев: Именно так.

Светлана: Значит, был ли хоть один закон, внесенный правительством в думу, с которым дума не согласилась бы?

Обухов: Не было. Это штамповочный цех по принятию законов, которые вносит правительство. Т.е. оппонирование в думе оно вообще сокращено до минимума. Мы можем выразиться по мотивам или в ходе выступления. И то нам сокращают даже регламентные процедуры.

Светлана: Еще раз объявляю наших собеседников. Потому что просят здесь напоминать. Здесь у нас Валерий Фадеев, главный редактор журнала "Эксперт", член Общественной Палаты и Сергей Обухов, депутат Госдумы от коммунистической партии. Давайте дальше сущностно. Вот здесь есть предложения по поводу поддержки реального сектора экономики. Далее, помощь представителям не только гигантам, но и средних компаний. Среднего бизнеса. Помощь малому бизнесу. Я совсем недавно случайно оказалась на некоем таком конгрессе что ли, форуме представителей малого и среднего бизнеса России, криком кричат. Ситуация настолько тяжелая, что просто криком кричат. И считают, что никто о них не думает, никак их не поддерживают. Как раз ставили в пример поддержку крупнейших, своих, как мы уже говорили. И говорят, что они просто погибнут, они лягут, эти вот средний и мелкий бизнес.

Фадеев: Вот для начала по поводу крика. Ведь мы ленивые в России, ничего не изучаем…

Обухов: Маркса не изучаем. Документы КПРФ.

Фадеев: Пытаемся чего-то изучать. А в России примерно 15 000 средних компаний. И из них тысяч пять процветающие. И из них несколько сотен под тысячу последние годы росли со скоростью 30-40% в год.

Светлана: Боюсь, это докризисная ситуация.

Фадеев: Конечно, докризисная ситуация. Что же Вы все время сравниваете. Они криком кричат, но, тем не менее, росли они с огромной скоростью…

Светлана: Они сейчас кричат.

Фадеев: А России есть такой термин – газели. Это быстрорастущие средние компании. Нигде в мире не было такой доли, подчеркиваю, доли быстрорастущих средних компаний, как у нас вот в эти прошедшие годы до кризиса. Это по поводу. И они тогда тоже криком кричали. Теперь. Совершенно ясно, что есть опасность, что акцент в помощи правительства будет сделан на больших предприятиях, там, где может возникнуть социальное напряжение. Это естественно. Потому что никакая власть не будет допускать социального напряжения. При этом средние компании, это потенциально новое лицо российской экономики. Они более продвинуты технологически, организационно. Они возникли за прошедшие 15 лет. Они другие. Это есть новое лицо капитализма. Я капитализм использовал в позитивном смысле.

Кобаладзе Не у Маркса.

Фадеев: Не в марксовом, да. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы лучшие из них погибли. Пример. Есть огромные гиганты социалистической индустрии, Магнитка, Северсталь, важные для страны компании. Но за последние годы было построено несколько небольших, но первоклассных металлургических завода в стране. Вот они не должны погибнуть, потому что там передовые технологии, там мировой опыт.

Светлана: А вот эта тарифная поддержка нашего автопрома?

Фадеев: Это неоднозначный вопрос.

Светлана: Неоднозначный. А как разгоняли во Владивостоке протестующих?

Фадеев: Ну, да, разгоняли.

Светлана: А будет разбор в Госдуме по этому поводу.

Обухов: Завтра мы собираемся поставить об этом вопрос. Но ведь разгоняли не только во Владивостоке. Когда в Воскресенье мы проводили акцию протеста, и с Красной площади 3 000 человек шло на Театральную, толпы, прямо скажем, милиционеров на морозе просто сдерживали, не давали этой огромной массе людей пройти. И депутатам пришлось вклиниваться в эту массу военнослужащих, чтобы дать людям возможность пройти на митинг…

Светлана: Ну, и что, Валерий, это тоже справедливо? Это те меры поддержки, которые необходимы?

Фадеев: Я считаю, что они несомненно имеют право высказывать свою точку зрения и протестовать против повышения пошлин. Но в какой форме это делается? Это делается в форме провокаций. Заберите отсюда Ваши поганые автомобили. Мы будем ездить на праворульных японских. Да, они поганые. Но только их делают сотни тысяч, миллионы наших сограждан. Тогда они должны написать: заберите Ваши поганые автомобили, и выбросьте за ворота заводов миллионы наших сограждан. Вот это же они не говорят.

Светлана: А почему столько лет ничего не меняется в нашем автопроме?

Фадеев: Послушайте, мы же говорим о конкретной ситуации сегодня.

Светлана: Она же не сегодня возникла. Про это говорится тысячу лет.

Фадеев: Потому что тот же АвтоВАЗ был под очень плохим управлением. Долгие годы. Сначала бандиты, потом (говорят вместе). Светлана, а кто должен был наладить порядок в автопроме? Государство?

Светлана: Наверное.

Фадеев: А почему наверное?

Светлана: Как-то да, потому что это тот гигант, о состоянии которого печется государство.

Фадеев: Подождите, у нас же не социализм.

Светлана: А сегодня государство вводит тарифы, а сегодня оно занимается этим.

Кобаладзе А сегодня государство берет на себя ответственность.

Светлана: А сегодня-то берет на себя ответственность.

Фадеев: Вы что за возвращение социализма?

Светлана: Мы за нормальное руководство.

Фадеев: Это частная компания.

Светлана: А то, как свои так разведчики, а как чужие, так шпионы.

Фадеев: Вы же против приватизации тогда. Против Чубайса, послушайте.

Обухов: Давайте вернемся…

Светлана: Давайте. Только очень коротко, быстро время летит.

Фадеев: Автоваз частная компания? Почему государство должно было вмешиваться в ее работу?

Светлана: А почему сейчас вмешивается?

Кобаладзе А потому что государство у нас вмешивается во все. Потому что президент у нас ответственен за все. Потому что "Единая Россия" у нас за все. Поэтому должны были подумать и сказать…

Фадеев: Слушайте, а государство вмешивается в работу Вашей радиостанции? (говорят вместе). Так вот и в Автоваз они не вмешиваются.

Светлана: Будем принимать свои решения.

Кобаладзе Корректировать. Надо сказать: ребята, плохи у Вас дела. Плохи.

Обухов: Давайте вернемся, Светлана, надо закончить с поддержкой реального сектора.

Светлана: Как говорится: как жаль, что Калашников у нас по оружию, а не по автомобилям.

Обухов: А был Калашнков по автомобилям, если Вы вспомните.

Светлана: Ну, вот не получилось. А зачем члены "Единой России" усугубляют ситуацию, собираясь повышать в новом году тарифы на коммунальные платежи? Известная история. ЖКХ. Так тяжело явно будет в следующем году.

Обухов: На три года в трехлетнем бюджете записано почти на 100% газ, электроэнергия. Если посчитать в сумме. В трехлетнем бюджете, за который проголосовала "Единая Россия". Вот Вам все разговоры.

Светлана: Ну, ведь это совсем усугубляет ситуацию. Как же жить то?

Кобаладзе Ну, это, наверное, как-то будет скорректировано.

Фадеев: Скорректировано. Правительство уже скорректировало. Повышение в первом квартале будет на несколько процентом. Они растянули повышение на весь год. И правительство будет смотреть реакцию экономики и домохозяйств, в том числе, на это повышение.

Обухов: Но оно все равно будет таким.

Фадеев: Конечно, будет таким. Потому что цены все-таки низкие, это понятно. И для того, чтобы запустить энергосбережение, все равно цены надо поднимать. Это понятно. И решение принципиально правильное. Другое дело, как сейчас. Наверное, и они уже пересмотрели эту политику. Наверное, надо сдержать эти тарифы. Я считаю, что правительство поступило разумно.

Обухов: Светлана, небольшие цифры. Газпром заявил, что ожидает прибыль, по-моему 800, миллиардов в следующий год. Цена повышения на газ для населения какие-то несколько десятков миллиардов. Т.е. вообще смешно говорить об этом в рамках ожидаемой прибыли Газпрома. Т.е. ну это каким образом ударит по беднейшим слоям населения.

Фадеев: Ну, прибыль то Газпрома все равно возвращается в бюджет и потом распределяется и через год в бюджет тому же самому населению.

Обухов: Да, но зачем грабить то?

Светлана: Ну, если сейчас такая ситуация, может быть, действительно нужно поставить вопрос.

Фадеев: Так я Вам сказал, скорее всего, повышение цен будет гораздо меньше, чем планировалось.

Светлана: Скорее всего или точно? До нового года осталось…

Обухов: Мы проехали мимо важной темы поддержки реального сектора.

Светлана: Да, да.

Обухов: В чем проблема? Помните знаменитый телесюжет. Г-н Шувалов докладывает Дмитрию Анатольевичу.

Светлана: Не доходят деньги.

Обухов: Да. Ваше поручение выполнено, 5,5 триллионов перечислили. Но до реального сектора они не дошли. Здрасте. Это поручение выполнено. Ситуация в регионах просто трагическая. Процентные ставки для реального сектора, ну, если сказать 25% это минимально. Я депутат от Краснодарского края. Но зашкаливают за 30. И здесь все и откаты и кэши, все здесь заложено. И результат того, что деньги не дошли до реального сектора. Хотя мы орали, кричали в Госдуме. Сделайте, не только занимайтесь проблемой финансового сектора. Поддержите реальный сектор. Проблема вылилась в то, что в ноябре доходы по всем видам налоговых поступлений в 2,2 раза ниже, чем в октябре. Т.е. это полный обвал. Если говорить о снижении промышленного роста по сравнению с ноябрем прошлого года – 11%. Падение доходов населения в ноябре, по-моему, порядка 7%. Т.е. всюду идет обвал из-за вот этих неправильных решений о том, что не доведены деньги до реального сектора. Все. Колапс в этом отношении.

Светлана: Здесь еще есть пункт. 7й номер. Необходимо выстроить эффективную систему поддержки малообеспеченных граждан – пенсионеров, инвалидов, многодетных семей, людей, потерявших работу. Общая фраза. А каким макаром то?

Обухов: Это не ко мне.

Светлана: Это не Ваш сектор.

Фадеев: Отвечаю за либеральную часть.

Обухов: Так это ж Ваше. (говорят вместе). Только что Госдума проголосовала ну кризис, да, надо чем-то поддерживать малоимущих. Значит, доплата инвалидам 1000 рублей, 2000 рублей проживите на эти деньги. И то нет не с 1 января. С 1 марта. Установила "Единая Россия", мы, конечно, проголосовали за эту 1 000 рублей, потому что опять же с драной овцы хоть клок шерсти. Но, господа, Вы собираетесь. А пособие по безработице у нас будет 4000 максимально.

Фадеев: Почти 5.

Обухов: 4 900.

Фадеев: Это почти 5.

Обухов: Т.е. ну проживите на эти деньги.

Светлана: почти 4 900, как на эти деньги прожить?

Обухов: В условиях того, что инфляция на… потребительская корзина-то на 20-30% подорожала. Мы закладываем официальные цифры.

Светлана: А это низовая инфляция. Да. Потому что у нас инфляция средняя цифра – это температура по больнице.

Фадеев: Каждый российский интеллигент считает свою инфляцию. Это привычно для нас.

Светлана: Нет, это есть специалисты, которые знают и изучают низовую инфляцию. Малообеспеченные имеют гораздо более высокую инфляцию, чем все остальные слои. Это известно, конечно. (говорят вместе). Еще хотела сказать, в предложениях единороссов есть некая озабоченность положением офисных работников, которые в ближайшее время очень многие могут оказаться на улицах в тех же банках, сокращения идут во всю на многих предприятиях. И называется даже цифра. Чуть ли не 300 000 может оказаться на улице тех, кого мы привычно считаем средним классом. У меня такое ощущение, что некая озабоченность и даже попытка создания некоего профсоюза офисных работников, она в первую очередь не от того, что хочется сохранить наш средний класс. А от того, что очень не хочется протестного движения. Вот все-таки что-то первично в Ваших телодвижениях по поводу среднего класса?

Фадеев: Во-первых, власти никогда не хочется простетсного движения. Это ее первый долг сохранять стабильность в стране и не допускать протестного движения.

Светлана: Ну, можно ж по-разному.

Фадеев: Любой власти. Второе. Средний класс, почему он важен? Здесь аналогия с той темой средних компаний российских, о которых я говорил. Средняя компания – новое лицо российской экономике. Так же средний класс. Средний класс – это важней новая страта российского общества, которая выросла за прошедшие 10-15 лет. И если сейчас эта страта ну слишком глубоко уйдет на дно, а вдруг она уйдет. Мало ли как обернется, то это будет неправильно, потому что мы структуру общества поменяем.

Светлана: А что здесь можно предложить то? Ну, вот профсоюз и что дальше?

Фадеев: Во-первых, конечно, тема долгов и очень много догов и с нами надо что-то делать. И конечно, безработные и система личной ответственности. Ну, поскольку Вы социалисты и левые, то с Вами трудно говорить на эту тему.

Светлана: Никого таковыми себя не считали, но…

Кобаладзе Нас разоблачили.

Фадеев: Люди, которые понабирали долгов больше, чем их собственная зарплата до кризисная. И это абсолютная личная безответственность. Так жить нельзя. Это американское правило, если получаешь 10 долларов в день, умей жить на 5 долларов в день. Тогда у тебя есть будущее.

Кобаладзе Ну, они тоже не так жили. Это, к сожалению, очень легко…

Светлана: Ену, они же по правилам работали и брали долги.

Фадеев: Юра, общество безумного потребления, оно победило в последнее десятилетие в тех же США. А мы полись за это на 3 года. Так вот, тем не менее, это тоже важно. Набрали люди долги и неправильно их бросить на произвол судьбы, потому что многие взяли, например, квартиры. А там дети. И теперь на улице их оставить нельзя. И с этим необходимо что-то делать. И принимаются решения. Они будут обнародованы, как я понимаю, в ближайшие дни. Как надо действовать. Если есть справка с биржи труда, если есть справка о доходах, о том, что другому члены семьи невозможно платить за ипотеку, будет предоставлена помощь. Это очевидно.

Светлана: Некая рассрочка?

Обухов: Сейчас будем справки собирать.

Светлана: Да. Может быть и такое. Это сложная история. Потому что это точечно, адресно, индивидуально. Очень сложно.

Фадеев: Слушайте, а как без справки то? (говорят вместе). На слово верить?

Обухов: Обсуждали очередной законопроект по поддержки малого бизнеса и среднего класса. Я говорю: господа, но ведь при Вашем правлении только за последние годы до 2 миллионов число сократилось с 3 до 2 субъектов малого бизнеса. Мне знаете что ответили? А он укрупнился до Норильского никеля. Т.е. коллеги из "Единой России". Так вот то предложение, которое г-н Путин на собственном съезде партии изложил в поддержку малого бизнеса о том, что по вмененной схеме сократить налог на прибыль до 5%, дать регионам. Оно, оказывается, мы провели мониторинг, практически не выполняется в регионах. В том же самом моем Краснодарском крае, где полностью депутатская вертикаль "Единой России" и губернатор единоросс, прямо заявили, а мы этого делать не будем. Вот Вам и партия, отвечающая за все и выполняющая решения своего собственного национального лидера.

Кобаладзе Свет, но один позитивный эффект от кризиса мы имеем. Самая правящая, самая лидирующая, в самой мощной, в самой большой партии началась дискуссия. По крайней мере. Хоть с какими-то предложениями выступают, и о чем-то стали думать.

Светлана: Вот Юрий Георгиевич оптимист все-таки.

Кобаладзе Я еще раз повторяю, я с большим любопытством прочитал, и меня вдохновляет тот момент (говорят вместе). Точные годы. Ну, не надо было этим людям думать. Все хорошо. Зачем думать. Теперь задумались.

Светлана: Ладно. Может быть, действительно какое-то зерно сомнения хотя бы в чем-то. Все-таки немножко критичней относиться к тому, что предлагает правительство. Может быть, не поддерживать буквально все, что предлагается им. Может быть, пропускать через фильтр собственных умов какие-то предложения.

Кобаладзе Клише есть даже в прессе. Там какое-то выносится закон. Нет сомнения, что депутаты проголосуют единогласно. Никто не сомневается в том, что это предложение будет поддержано. Т.е. уже другого подхода быть не может. Так вот что бы правительство не провозгласило, все будет…

Фадеев: Вспомните, даже в Верховном совете СССР в 90-е годы этого не было. СССР помните, которое было, назначен, избран…

Кобаладзе Я вот помню там даже комиссию по борьбе с коррупцией.

Светлана: Один умный человек сказал, что в России многое меняется за 20 лет, но ничего за 200. Я хочу напомнить, что это программа "В круге СВЕТА". Здесь у нас Валерий Фадеев, Сергей Обухов, член "Единой России"…

Обухов: Я не член "Единой России"…

Светлана: Нет, хоть и приостановивший – Валерий Фадеев — свое членство в связи с присутствием в Общественной палате. И Сергей Обухов – это член коммунистической партии РФ. Мы говорили о дискуссии, которая развернулась в депутатском корпусе, в связи с кризисом. Будем продолжать этот разговор. Всего доброго. До встречи через неделю.


страница на сайте радиостанции


<<< на главную    #    <<< в круге света    #    карта сайта
#    Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации.    #