#    Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации.    #
<<< на главную  #  другие интервью на Эхе  #  в круге света  #  карта сайта

Может ли телевидение сделать благотворительность национальным проектом?

«Эхо Москвы», программа «Телехранитель», 24.09.2006 18:14-19:00.

Ведущая - Елена Афанасьева.
Гости: Светлана Сорокина, журналист, Дмитрий Крылов, телеведущий; Лариса Зелькова, руководитель благотворительного фонда Владимира Потанина.

рубрикатор: благотворительность

Аудио: анонс - 00:26, 203 kB, эфир - 39:47, 6 993 kB.

 


Елена Афанасьева: Добрый вечер, в эфире «Телехранитель» - программа о телевидении, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева, как обычно, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Немножко напутали у нас в анонсе – как раз-таки не по телефону, а у меня в студии живьем Дмитрий Крылов. Добрый день, Дмитрий.

Дмитрий Крылов: Добрый день.

Елена Афанасьева: Пожалуй, единственный наш телепутешественник, с тех пор как советские люди перестали смотреть на мир глазами Сенкевича, большая часть получила возможность смотреть на мир своими глазами, куда-то ездить, но в то же время взгляд Дмитрия – это, наверное, самый длинный телевизионный взгляд, мы вот сейчас в студии перед эфиром, что уже больше 14 лет программа.

Дмитрий Крылов: Да, с 92-го года.

Елена Афанасьева: Вот, наверное, самая длинная программа телепутешествий в новейшее время. Дмитрия я позвала как ведущего этой программы, но поводом стала достаточно необычная серия выпусков, которая вышла, сейчас вот шел сегодня второй выпуск, еще будет третий, да?

Дмитрий Крылов: Да, и еще четвертый.

Елена Афанасьева: Выпуски действительно необычные. Если кто-то привык, что в воскресенья утром продравши глаза автоматически включают телевизор и краем уха, иногда краем непроснувшегося глаза, иногда с полной боевой готовностью смотрят, как Дмитрий рассказывает про разные красивые страны, здесь появилась одна очень царапающая нотка – появились дети-инвалиды, которых Дмитрий вывез в Израиль. Дим, расскажите, что это за проект, почему он появился у вас?

Дмитрий Крылов: Вы знаете, это было много-много лет назад, я тогда был совсем молодым человеком, и я тогда испытал потрясение. Как всякий молодой человек, я никогда не задумывался над темой инвалидов. И вдруг я увидел в одном из творческих домов, по-моему, это был ЦДРИ, увидел фильм, который рассказывал о детях города Подольска, слепо-глухо-немых от рождения. Вот представьте себе, рождается маленькое существо, которое слепое, глухое и немое, то есть никакой информации о жизни, что такое мама, солнце, трава, земля, молоко. И вот этот фильм документальный, непонятно, как он в советские времена возник и почему его вообще допустили, хотя он шел под закрытым просмотром. И я помню, для меня была потрясением сцена, когда маленькая девочка, лет шести-семи, после занятий с педагогами на протяжении всех этих шести-семи лет, которой только на ощупь объясняли, кто ты, что ты, что вокруг тебя находится, так вот когда ее спросили, что она чувствует, она сказала: «Я испытываю счастье, потому что я могу общаться», для меня это было колоссальным потрясением. А потом я уже стал чаще о других людях задумываться, стал колокольчик звенеть.

Елена Афанасьева: Вы знаете, мне очень жалко, что радио не телевидение и вы не видите сейчас глаза Дмитрия, потому что сразу видно, что человек не играет, а это глубоко прочувствованное. Я напоминаю средства связи с нашими слушателями: 7256633 – это номер нашего эфирного пейджера, во второй части программы мы, как всегда, будем принимать ваши звонки, и у нас будут два включения по телефону – со Светланой Сорокиной и с руководителем благотворительного фонда Ларисой Зельковой, чуть позже, потому что мы хотели сегодня поговорить о том, может ли и должно ли телевидение сделать благотворительность модной идеей, идеей правильной, той идеей, к которой надо привлекать, или этого не стоит делать. Или это одноразовые акции, как у вас, - вот вызрело, выболело, вы отвезли этих ребят, показали им мир. Я расскажу, или вы даже лучше расскажите, что вы отвезли детей-инвалидов, это первый опыт в вашей программе «Непутевые заметки»?

Дмитрий Крылов: Да, это первый опыт, я к нему достаточно долго подбирался, потому что это никак не удавалось. Даже когда начались первые «Непутевые заметки», 12-10 лет назад и когда я выезжал в какие-то хорошие страны, меня всегда поражало там отношение к инвалидам – мало того что там на парковке написано, что это места для инвалидов, ну, у нас бы это сейчас звучало как издевательство, потому что у нас инвалиды на машинах не ездят, когда я вижу это в супермаркетах, это просто какое-то формальное отношение, но вот я помню, оказался в Вене, в Венской опере, пела Монсерат Кабалье, и вдруг я увидел посреди этого шикарного здания, среди бронзы и хрусталя какие-то деревянные настилы. Я спросил, что это, а мне сказали, что это пандусы, чтобы инвалиды могли въезжать на колясках, поскольку здание очень старое. Потом я видел на улицах, я видел в Нью-Йорке, «городе желтого дьявола», на Пятой авеню, на Бродвее, везде, есть обязательно скосы, чтобы можно было переезжать через перекрестки, это у них так. И я почти во всех передачах, когда я это вижу, стараюсь об этом говорить, и вот год тому назад я совершенно случайно увидел не в эфире, хотя он был в эфире, фильм Тофика Шахвердиева, нашего известного документалиста фильм, который называется «Орвин», это история детей-инвалидов, там у него несколько героев, но я остановил свой выбор на двоих – это мальчик Женя Ляпин и девочка Женя Ширкина, и вот у Жени от рождения не ту рук, а Женя от рождения прикован к инвалидной коляске. И вот у меня возникла эта идея в прошлом году, я несколько раз к этому подступался, я хотел в круиз отправить инвалидов, чтобы они ездили по Средиземному морю, встречались с людьми таких же ограниченных возможностей, как они сами, чтобы они увидели мир, чтобы те богатые новые русские, которые отправляются в подобного рода развлечения, за счет повышения платы им, можно было вывезти и таких людей, а я бы снимал про это дело – ничего не получилось, целый год не мог я осуществить эту идею, и вот наконец, благодаря Первому каналу, руководству, это они нам пошли навстречу, они сделали такие условия, что поездка состоялась, я повез этих детей и их родителей, потому что я бы сам не управился, все-таки надо и коляску возить и Жене помогать, поэтому Женя поехала с бабушкой, мальчишка поехал с родителями, и мы с Тофиком снимали их. Такая вот у нас получилась поездка, сейчас вышло в эфир уже две передачи, в воскресенье выйдет следующая, потом мы прервемся на Киргизию, а затем снова вернемся в Израиль.

Елена Афанасьева: Скажите, Дмитрий, а почему так долго не получается, ведь вы все-таки когда ездите по разным странам, вы видите наших соотечественников, которым эти страны доступны, это не бедные люди в большинстве своем,..

Дмитрий Крылов: Да.

Елена Афанасьева: …и наверное потратить эту сумму для детей, для которых это не одна из многих поездок, вот даже в вашем направлении, просто куда-то их вывезти и показать мир, это для них не такая огромная сумма, не такое большое самопожертвование, почему же так трудно эта идея пробивается в нашем обществе?

Дмитрий Крылов: Просто об этом никто не задумывается, как и я в своре время, просто не приходит в голову. На самом деле, почему мы это все затеяли, я расскажу в третьей передаче в следующее воскресенье, но озвучу это и сейчас – чтобы привлечь к этому внимание, и я сказал буквально следующее: в каждом российском городе, большом или малом, есть какие-то свои достаточно обеспеченные люди и в каждом таком городе есть свои такие Женьки, и если бы один обеспеченный хоть одного ребенка один раз в жизни куда-нибудь вывез, устроил бы ему такой праздник, это было бы уже здорово, это для оздоровления, простите за пошлость, атмосферы в нашем обществе.

Елена Афанасьева: То есть так или иначе, но вы популяризируете эту идею благотворительности, вы надеетесь, что это не разовая акция, вас и Первого канала, а на то, что может, как и вы, не задумываясь, люди увидят эту программу и задумаются о том, что они в силах помочь, они могут сделать доброе дело.

Дмитрий Крылов: Да. И я думаю, что первым толчком может послужить даже то, о чем мы никогда не думаем – что такое инвалид? Это как и старость, ну, вернее, я неправильно сказал, старость ко всем приходит, если человек раньше времени не уходит из жизни, а инвалидом каждый из нас может стать в одно непрекрасное мгновение, любой – журналист, президент, дворник, да кто угодно. Вы знаете, я в с вое время увидел, даже помню, в каком году это было, это был 86-й год, я тогда занимался программой о телевидении, она называлась «Телескоп», я там проанонсировал документальный фильм, который, опять-таки, совсем нетипичный для нашего советского телевидения был – «Танец в инвалидной коляске», его снял очень талантливый человек Хагги Шейм, эстонский журналист-документалист, это подвижник, он 15 лет вел на эстонском телевидении передачу под названием «Очешник», которая была рассчитана на стариков, 15 лет.

Елена Афанасьева: Тогда не мерили рейтинги, Дим.

Дмитрий Крылов: Но я думаю, она была популярна, потому что он рассказывал старикам о том, как выжить в этой жизни.

Елена Афанасьева: Я хочу вам задать вопрос, может быть, неприятный, а у вас не было опасения, что аудитория, которая смотрит ваши «Непутевые заметки», она все-таки достаточно успешна, состоятельна, и они смотрят программу не для того, чтобы видеть боль современного мира, а для того, чтобы посмотреть на красивую жизнь. У вас не было опасения, что таким проектом вы можете потерять часть аудитории, часть рейтинга и часть рекламы?

Дмитрий Крылов: Нет. Я, честно говоря, об этом просто не думал, а во-вторых, я почему еще выбрал Израиль, потому что помимо отдыха на Красном море и прочих радостей, там же великолепная культурно-историческая среда, и мне хотелось, чтобы дети увидели ценности мировой, в том числе и христианской, культуры, и я из стараюсь показывать, особенно в третьей серии, которая целиком посвящена Иерусалиму. А насчет рейтинга, я уже знаю результаты прошлой передачи – он не набрала большего количества зрителей, чем всегда, у нас рейтинг где-то в среднем…

Елена Афанасьева: Но меньшего тоже не набрала?

Дмитрий Крылов: Нет.

Елена Афанасьева: Ну и на этом спасибо. Потому что, к сожалению, у нас люди пытаются сразу от таких вещей как-то закрываться, чур меня, и в эфире не хочу таких вещей видеть. Так вам кажется, должно показывать варианты решения этой проблемы?

Дмитрий Крылов: Обязано.

Елена Афанасьева: Мы сейчас через несколько минут свяжемся со Светланой Сорокиной, которая на вашем же Первом канале готовит программу в том числе и о добрых делах, ведь в самом слове «благотворительность» заложено «творение блага», он может быть разным – и помощь инвалидам, и усыновление. Я что заметила, мы с вами как раз об этом несколько слов сказали перед тем как в студию зайти, прямо за вами в сетке стоит очень успешная, абсолютно развлекательная программа «Пока все дома», они стали показывать в последний месяц детей, которых можно усыновить, - это ведь тоже посыл зрителям, хотя и не благотворительность в прямом смысле слова. Вот почему развлекательные программы в последнее время развернулись к совершенно не развлекательным темам, как вам кажется?

Дмитрий Крылов: Я не знаю, у меня нет ответа точного на этот вопрос – ума не хватает, но я думаю, в этом просто появилась потребность…

Елена Афанасьева: Потребность в телевидении?

Дмитрий Крылов: Наверное, мы просто ее ощущаем, эту потребность в обществе, и я думаю, что у тех людей, которые занимаются телевидением, у них тоже эта потребность возникла.

Елена Афанасьева: Показать или участвовать?

Дмитрий Крылов: И показать, и участвовать. И я думаю, что это положительный сдвиг, я очень надеюсь, я уверен в этом.

Елена Афанасьева: Но к сожалению, есть такие реплики на пейджер, кроме таких, как вот пишет, например, Светлана из Москвы, она просит поблагодарить то издательство, которое оказывает помощь детям, но есть и такие реплик : «Все это просто показуха и халява – десяток детей едут за границу, телевидение это снимает, а остальные миллионы ждут, и это никому неинтересно». Это реплика от Алексея. Очень многие, я думаю, так и восприняли.

Дмитрий Крылов: Ну, Алексей прав. Но для этого-то я и сделал эту передачу, чтоб это была не одноразовая акция, чтобы обратить внимание на этих людей, чтобы это получило какое-то продолжение, и у меня есть это в планах, и, слава богу, это есть в планах Первого канала. Нет, Алексей прав и неправ. А его скептическое отношение в чем-то оправдано, может быть, у него так все в жизни случалось.

Елена Афанасьева: Вопрос, может быть, странный я вам сейчас задам. Мои дети, когда сегодня смотрели эту передачу, я говорю, вот, Крылов вывез детей-инвалидов, ребенок маленький, десятилетний спросил «За свой счет?» А вам не кажется, что это какая-то обязанность – если вы показываете людей, то с вас спросят?

Дмитрий Крылов: Это очень хороший вопрос, и когда я убеждал своих партнеров и обращался в туристические агентства. Я сказал, что готов взять оплату одного ребенка на себя, чтобы не выглядеть, как пиар-акция, - если уж ты занимаешься благотворительностью, то ты и сам это делай.

Елена Афанасьева: Мы сейчас прервемся на новости, это программа «Телехранитель». Мы говорим с Дмитрием Крыловым о том, может ли и должно ли телевидение делать идею благотворительности модной идеей и национальным проектом.

Новости

Елена Афанасьева: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель», у нас в гостях сегодня Дмитрий Крылов, автор «Непутевых заметок», говорим сегодня не о туризме, не о прекрасных странах, а о благотворительности, о том, что в случае Дмитрия его программа помогла больным детям увидеть Израиль, есть и дургие формы благотворительности, у нас на связи Светлана Сорокина, которая готовит на Первом канале программу. Будьте добры, добрый день, Свет.

Светлана Сорокина: Здравствуйте, Лена, Дима.

Елена Афанасьева: На другой линии у нас Лариса Зелькова, которая благовторительностью занимается профессионально, так как является руководителем благотворительного фонда. Добрый день, Лариса.

Лариса Зелькова: Добрый день.

Елена Афанасьева: Знаете, что меня неприятно поразило, уважаемые коллеги, мы с Ларисой и со Светланой не раз эту тему обсуждали на конкурсе «Тэффи-регионы», с региональными журналистами, - количество реплик, приешдших на пейджер, гораздо меньше, чем обычно когда мы говорим о телевидении. Я думаю, что если бы мы сейчас с Димой обсуждали туристические темы, реплик было бы намного больше, и есть такие, которые меня просто переворачивают. Вот Иван пишет: «Человек не должен получать неприятное ощущение, пронзающее весь его организм какой-то резкой болью, когда он неожиданно видит перед собой тяжелого калеку или инвалида». Вот так вот реагируют некоторые наши слушатели и зрители. Да, Свет.

Светлана Сорокина: Так, а может быть, он как раз имел в виду что-то нормальное – не должно пронизывать болью…

Елена Афанасьева: нет, он дальше пишет, что «есть особи, которые находятся внутри этой темы», то есть тут как раз случай негативной реакции.

Светлана Сорокина: Ну, увы.

Елена Афанасьева: Я как раз хотела спросить, не боишься ли ты, что программа, посвященная болевым точкам общества, может как раз вот такую реакцию у зрителей вызвать, когда ты готовишь свою передачу?

Светлана Сорокина: Так потому я и готовлю так долго. Задумана она была еще год назад, но я прекрасно понимаю, что это телевидение, и что я завишу от этого самого рейтинга, от смотрения. Я пытаюсь это сделать разнообразно, скажем так, чтобы и грусть и радость была, и чтобы это было смотрибельно в том числе. Есть такая задача.

Елена Афанасьева: Лариса, вы человек, который занимается благотворительностью с другой стороны, не со стороны телевидения, на ваш взгляд, телевидение должно популяризировать эту идею, делать ее модной или это не задача телевидения?

Лариса Зелькова: Оно должно популяризировать не только благотворительность, но коль уж мы сегодня говорим об этой теме, то безусловно, если мы считаем, что благотворительность и добрые дела есть часть нашей гражданской позиции, вообще нашей жизни, потому что без нее жизнь становится такой вот ужасающей, как в реплике одного из наших слушателей. Если делать вид, что в обществе нет инвалидов и людей, которые нуждаются в нашей помощи, то становится грустно и безысходно, а телевидение дает уникальную возможность увидеть, что если помогать таким людям, если делать подобные программы, то как раз счастье и радость придут и в твою собственную жизнь и в жизнь тех людей, которым ты помогаешь.

Елена Афанасьева: Свет, пока ты готовишь свой проект, как ты поняла – что телевидение может, должно, а что не может и не должно делать?

Светлана Сорокина: Я знаю только то, о чем уже Дима сказал – что это никак не может и не должно быть разовым проектом, и в моем случае, если это будет программа, целиком посвященная таким темам, то здесь не должно быть сюжетов и несчастий телегиеничных и нетелегиеничных, потому что какие-то вопиющие случаи так или иначе находят какое-то разрешение, поддержку, а какое-то тихое отчаяние, привычное, вроде бы, не может интерес привлечь и поэтому нетелегиенично, но ведь я же не могу, взяв какой-то сюжет, отмахнуться от остальных и сказать нет, это не мое дело. Поэтому, Лариса Зелькова как раз в курсе, мы пытаемся создать и благотворительный фонд и пытаемся наладить отношения с существующими благотворительными фондами, чтобы все эти обращения и просьбы, которые не попадут на экран, но которые, конечно же, будут, все они так или иначе находили помощь в других фондах или в том, который мы создаем.

Елена Афанасьева: Я все-таки ничего не понимаю в этой жизни, потому что сыпятся вопросы на пейджер, мы с вами о благотворительных делах, а Алексей из Москвы спрашивает: «Лариса, а кто платит зарплата сотрудникам благотворительного фонда?» Я не о зарплате, а о реакции слушателей – вы всегда сталкиваетесь с таким отношением людей, когда начинаете говорить о благотворительности?

Лариса Зелькова: К сожалению, да. И это как раз та причина, по которой так важно, чтобы вышла в эфир программа Светланы, чтобы продолжался проект Димы, во что бы то ни стало, потому что наши зрители и слушатели привыкли к тому, что этой части жизни у нас нет, про нее не рассказывают по телевидению, поэтому мы часто такие бездушные и черствые. А мы должны все сделать несколько по-другому.

Светлана Сорокина: На самом деле… можно, да?

Елена Афанасьева: Да, конечно. Ой, Свет, ты куда-то пропадаешь.

Светлана Сорокина: Я по мобильному телефону, поэтому пропадаю периодически. Я сейчас езжу по стране, и у меня идут съемки, потому что программа сложная по исполнению – это не ток-шоу, а там съемки будут. Я сталкиваюсь с совершенно разным отношением людей к тем несчастьям, которые прямо рядом, поблизости – к соседям, к тем, кто на твоей улице живет, бедствует. И это, конечно, вызывает большую тоску, а желание помочь очень редко встречаемся, но все-таки встречается. К этому я даже привыкла, я понимаю, что у нас беда-то главным образом не в том, что у нас много бедности и больных людей, мы им так или иначе поможем, постараемся помочь и справимся с этим, а вот что делать с инвалидностью души, это я не знаю, потому что широкое распространение имеет место.

Елена Афанасьева: Дмитрий хотел что-то сказать, но ему неудобно даму прерывать.

Дмитрий Крылов: Очень хорошо Света сказала об инвалидности души. Лен, вы несколько раз сказали «это мода». А мне кажется, ничего страшного, даже если это будет модой.

Елена Афанасьева: А я не вкладывала в это отрицательный смысл, наоборот, я хотела сказать, что популяризация в данном случае, пусть будет модной благотворительность.

Дмитрий Крылов: Конечно, как спорт, как занятия своим здоровьем. Какая разница тому человеку, которому они помогут, главное – что ему помогли. И второе - мне кажется, это должно быть государственной программой, для того чтобы благотворители даже получали некую материальную заинтересованность в том, чтобы помогать другим людям, как это сделано, например, в Америке.

Елена Афанасьева: Сейчас вопрос к Ларисе – должны ли люди получать некую выгоду от благотворительности, как вы считаете?

Лариса Зелькова: Я думаю, что о выгоде говорить все-таки не совсем корректно, а если мы как общество заинтересованы в том, чтобы у нас было как можно больше благотворителей, то, конечно, людей, у которых не очень много денег, нужно материально заинтересовать в этом тоже. Еще раз повторю, что в первую очередь это касается предпринимателей, людей среднего класса, у которых лишнего много, им нужны в первую очередь налоговые льготы, а что касается крупных компаний, больших организаций и очень богатых людей, то мне кажется, они свой выбор уже сделали, многие из них, по крайней мере. Светлана об этом знает, и Дмитрий, я думаю, тоже.

Елена Афанасьева: Ларис, невольно возникает вопрос, вас сейчас зрители могут видеть в эфире другого проекта, на канале ТНТ выходит реалити-шоу «Кандидат» с Владимиром Потаниным, и вы в качестве ассистента Владимира Потанина участвуете в этой программе, где происходит отбор топ-менеджеров для компании. Абсолютно другое шоу. Почему вы повернулись в телевидении не со стороны благотворительности, а все-таки с выгодной прагматичной стороны реалити-шоу?

Лариса Зелькова: Для нас, в первую очередь, это проект образовательный, крайне важно показать, из чего состоит рост предпринимателя, поэтому все мы, и Потанин лично согласились участвовать в этом проекте. Но даже тут был аспект, посвященный благотворительности, потому что участникам предстояло провести благотворительный аукцион.

Елена Афанасьева: Они справились?

Лариса Зелькова: Справились с разной степенью успешности, но в целом да.

Елена Афанасьева: Все-таки, не знаю, ничего не могу понять, вот пришло сообщение на пейджер, которое меня немножко обрадовало, Ирина пишет: «Мало сообщений на пейджер может приходить и еще и оттого, что ваш разговор заставил людей задуматься», и высказывает большое спасибо нашему гостю, и больше никаких комментариев, но следом сыпется другое, от Максима из Москвы: «Настоящая благотворительность делается тихо, а Крылов и Сорокина выпускают все на экран – много рекламы – и они зарабатывают на благотворительности». Так что же происходит у нас в голове?

Дмитрий Крылов: Свет, ответь.

Елена Афанасьева: Сейчас Лариса хочет сказать, пожалуйста.

Лариса Зелькова: Можно я в поддержку Светланы и Дмитрия и их публичности выскажусь?

Елена Афанасьева: Да, конечно.

Лариса Зелькова: Заниматься благотворительностью тайно крайне неэффективно и неправильно, потому что откуда мы с вами узнаем, что Светлана сделала хорошее дело, и что каждый из нас может сделать, как Светлана. Это во-первых. А во-вторых, мне бы хотелось еще знать, на что самые разные люди тратят свои благотворительные средства, какие программы поддерживают. Я бы хотела знать, на какие общественные нужды тратятся благотворительные деньги. Без информации об этом понять это нельзя.

Светлана Сорокина: Я вот что хочу сказать. Просто у многих еще такое впечатление о благотворительности как о таком простом деле, как о системе подачек. На самом деле, благотворительность – это очень сложная, разветвленная система, очень трудоемкая, можно сказать, что это бизнес, потому что это огромная организационная работа, есть большое количество людей, которые участвуют в ней, если иметь в виду большую системную благотворительность. Между прочим, в Америке, если я не ошибаюсь, совокупные деньги телевидения, которые все каналы вместе тратят на благотворительность в виде социальной рекламы или акций, которые проводятся, тратят больше 10 миллиардов долларов, а это в Америке, где страна относительно благополучна, где огромная сеть благотворительных организаций существует и поддерживает население. А у нас, конечно, до этого очень далеко. Ну и что? Будем бороться, переубеждать, склонять на свою сторону. Знаешь что, Лен? Ты знаешь прекрасно, и Лариса знает, мы ездим с образовательными программами по регионам, и когда-то только-только вводили социальные акции, так сейчас-то их все больше и больше. Когда мы приезжаем в тот или иной регион, узнаем, что десятки социальных акций проводятся телевизионными компаниями, нашими коллегами, и это происходит не потому, что они рейтинг набирают и часто на этом просто не имеют рейтинга, они просто считают, что должны это делать, и находят понимание и немножко меняют отношение к этому.

Елена Афанасьева: А как тебе кажется, тебе и Диме, люди, которые уже по многу лет работают на телевидении, сейчас наше телевидение созрело до того, чтобы эта тема стала не разовой акцией, а чем-то достаточно постоянным?

Светлана Сорокина: Само то, что появляются такие программы и такие сюжеты на том же Первом канале, где менеджеры, наверное, все-таки знают, что делать, а может и менеджеры взрослеют и что-то меняется и в них тоже, во всяком случае, это стало насущно, уже и в обществе есть такие настроения. Я сейчас сталкиваюсь с тем, что огромное количество людей, громко или негромко, слышно или неслышно, но так или иначе участвуют в благотворительной деятельности, а вот систематизировать это, сделать это более действенным, может, это в том числе и задача телевидения. Чтобы люди знали, что они не одиноки, что и здесь что-то делается, и здесь, чтобы они не думали, что это просто…

Елена Афанасьева: Что это капля, которая в песок уходит, да?

Светлана Сорокина: Да, на самом деле, это не так, очень многие люди что-то делают, это нормально, поворачиваются, слышат, видят, не отворачиваются.

Елена Афанасьева: Спасибо вам большое. Я сейчас вынуждена буду сказать до свидания Ларисе и Свете, чтобы мы могли принять звонки от слушателей, потому что обе линии заняты нашими прекрасными дамами. Спасибо, Лариса, спасибо, Света. Приглашаем Ларису попозже – расскажете о своем другом проекте, а Свету я надеюсь позвать в этот эфир, хоть ты и являешься постоянной ведущей «Эха Москвы», когда твой программа выйдет. Свет, надеюсь, ее жизнь будет гораздо более долгой, чем программы на телеканале «Домашний» «В круге света». Всего доброго, до свидания. Итак, телефоны – 7839025, 7839026, сегодня хочу их разбить не по географическому принципу. Если вы считаете, что благотворительность – это насущная потребность общества, и телевидение вправе и должно делать эту тему модно и популярной, то ваш телефон 7839025. Если вы считаете, что это показуха и разовая акция и что вообще не стоит к этой теме обращаться, звоните 7839026. Я хочу попробовать выслушать разные точки зрения. Дим, вы хотели что-то сказать.

Дмитрий Крылов: Да, вас огорчило большое количество негативных отзывов, или каких-то скептических, издевательских, а меня это совсем не удивляет, потому что я давно уже понял для себя, что быть добрым гораздо сложнее и тркднее, чем быть эгоистичным, ленивым, каким угодно, потому что доброта – это всегда некая твоя затраченность, твоей души, твоих денег, твоего времени, не знаю, всего, чего угодно, а быть ленивым, эгоистичным и злобным – это самое легкое. И если есть сегодня такого рода звонки, то это потому что так легче.

Елена Афанасьева: Давайте попробуем послушать ту линию, на которую звонят люди, считающие, что это неправильно, 7839026. Алло. Добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер.

Елена Афанасьева: Как вас зовут, откуда вы?

Слушатель: Геннадий из Москвы.

Елена Афанасьева: Вы считаете, что это все не нужно?

Слушатель: Нет, я считаю, что это должно быть сделано по-другому. Даже если бы государство ввело налог хотя бы 1%, но он абсолютно четко шел бы тем же самым инвалидам, и так далее, никто бы от этого налога не отказался.

Елена Афанасьева: Мы говорим о том, что телевидение может сделать в существующий момент, когда у нас нет этого налога. Вам кажется, что то, что делает сейчас телевидение, это нужно или не нужно?

Слушатель: Я считаю, что это должно быть сделано по-другому. Есть же общественные организации во многих странах мира, которые и обеспечивают путевками стариков, занимаются инвалидами, и так далее…

Елена Афанасьева: Это понятно, а телевидение, по-вашему, не должно к этой теме обращаться?

Слушатель: Должно, но оно должно объяснить, как это должно быть.

Елена Афанасьева: Хорошо, теперь попробуем выслушать тех, кто считает, что телевидение правильно поступает. 7839025, добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте.

Елена Афанасьева: Как вас зовут, откуда вы?

Слушатель: Вера, из Москвы. Мне кажется, что личное и тихое участие в этом мне ближе, и у меня есть определенный опыт в этом. Но я считаю, что то, что делают на телевидении журналисты, это прекрасно, потому что для кого-то эта мысль о желании помочь каким-то другим путем приходит, а для кого-то это будет открытие, это будет толчок для того, чтобы в этом участвовать.

Дмитрий Крылов: Правильно, я с вами абсолютно согласен, мы для того и делали нашу передачу. Я понимаю, что мы не изменим ту ситуацию, вот предыдущий слушатель, Геннадий, спрашивал, а как это делать? А я, например, не знаю, как, мы просто говорим, что существует такая проблема и что ее надо решать.

Елена Афанасьева: Все-таки вас смотрят много миллионов человек, они могут придумать и сообщить.

Дмитрий Крылов: Даже если один человек найдется, который последует нашему примеру, это уже значит, что мы не зря это сделали

Елена Афанасьева: Вы вспомнили о концерте Монсерат Кабалье, о пандусах. Ведь действительно, мир наш настолько неприспособлен к этому. Я уже, по-моему, рассказывала в этой студии, что дети мои на пляже в Италии, почему здесь так много инвалидов, в этой стране. Я им ответила, что их немного, просто они здесь могут до пляжа доехать, чего они не могут сделать у нас, то есть старушки могут поехать в какой-то горный монастырь, потому что их специальный автобус, в который их на инвалидных колясках грузят, специальные пандусы, даже в горах, у нас этого всего нет. И Света неслучайно вспомнила всякие региональные программы, мне кажется, что наши региональные коллеги пошли дальше федеральных, они это начали раньше, может, эта боль им ближе. В общем, в нескольких сюжетах, которые там представляли на прошедшем конкурсе «Тэффи-регион», журналисты представляли такие акции, когда журналисты просто пробовали сесть в коляску и поездить по городу и выясняли, куда они не могут попасть, потому что там ступеньки, там нет спуска. И сразу становится наглядно, что твой родной город, по которому ты постоянно ходишь, для такого количества людей недоступен. И это тоже функция телевидения.

Дмитрий Крылов: Это функция государства все-таки, а телевидение должно об этом говорить, звенеть, стучать, кричать, все что угодно делать. А то, что вы сказали, меня тоже это в свое время поразило, у меня тоже возник такой же детский вопрос – почему так много инвалидов я встречаю в любом месте? Да потому что у них есть возможность видеть мир, общаться, ездить.

Елена Афанасьева: Это то, о чем вы в самом начале сказали – это счастье общения, как слепо-глухо-немая девочка сказала.

Дмитрий Крылов: А у нас ни пандусов нет, лифты не приспособлены, кинотеатры, магазины, мы вычеркнули этих людей из своей жизни. Мне кажется, что это несправедливо. Пусть это будет мода, как угодно это можно назвать, но пусть это возникнет.

Елена Афанасьева: 7256633 – это наш пейджер, вы продолжаете присылать свои реплики, и я хочу еще раз включить ту линию, на которую звонят люди, считающие, что все это неправильно, и что телевидение не должно этой темой заниматься, 7839026. добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте.

Елена Афанасьева: Как вас зовут, откуда вы?

Слушатель: Николай, из Москвы.

Елена Афанасьева: Вам кажется все это неправильным?

Слушатель: Почему?

Елена Афанасьева: Ну вы позвонили на ту линию,..

Слушатель: Мы проводили благотворительную акцию, не одну уже, а две, вторую мы проводили в дарвиновской музее, где мы приглашали детей, и приезжали американцы и помогали в работе со стеклом, то есть мы сделали панно…

Елена Афанасьева: да-да, вы в эфире.

Слушатель: Ой, извините.

Елена Афанасьева: Давно уже.

Слушатель: Дело в том, что мы столкнулись с очень многими препятствиями при организации, возникло очень много препятствий на таможне, потому что тяжело было это все растаможить.

Елена Афанасьева: Так может, прикладное какое-то значение телевидения, чтобы к этому тоже привлечь внимание. Может, сделать проект, в котором покажут, как это пройти, привлечет внимание к тому, что здесь есть неправильное законодательство, здесь взяточники, которые на инвалидах даже зарабатывают?

Слушатель: Вы знаете, скорее всего, потому что там такие вопросы задавали, откуда мы знаем, может вы под этим предлогом материал провозите для себя? Двое суток мы думали, что все может сорваться. Очень мало бизнеса в этом заинтересовано, мы пытались найти спонсора, чтобы хотя бы организовать обед для детей, нам нужно было всего лишь 16 тысяч рублей, но мы так и не нашли людей, мы все сделали сами, на свои деньги.

Елена Афанасьева: Спасибо. Вот видите, во что тут все упирается, здесь кормили за свои деньги, вы искали-искали – нашли только свой родной Первый канал, чтобы двух детей с родителями отвезти, не огромное количество, не все беда инвалидов решить. Это что, черствость душевная или это невключенность в систему нравственных ценностей, которую наше общество до конца не выработало, Дим?

Дмитрий Крылов: Боюсь, что это наша национальная беда, к сожалению. Преодолеем.

Елена Афанасьева: 7839025, давайте послушаем тех, кто все-таки уверен, что преодолеем. Алло.

Слушатель: Здравствуйте, меня зовут Вера Львовна.

Елена Афанасьева: Да, Вера Львовна.

Слушатель: Я вам хочу сказать о вещах, на которые не нужно никаких денег, – вот я москвичка, возраст у меня большой, за 80, инвалид, с палкой, пользуюсь городским транспортом. Вот я села в троллейбус, есть возможность у него подъехать к тротуару, а он не подъезжает, то есть лишние 15 сантиметров тротуара я должна выйти не на тротуар, а на дорогу, это уже сложно. На это ведь не нужно никаких денег, нужно объяснить водителю, что если есть возможность подъехать, надо подъехать, но никто этим не занимается.

Елена Афанасьева: Извините, у нас последняя минута эфира, мы вас поняли. К сожалению, вынуждены этот звонок отключить. Может быть, как раз и надо привлекать внимание, водитель, может, просто и не думает, что там стоит больной человек, которому просто спуститься с тротуара тяжело и зайти в троллейбус. Но Света неслучайно сказала, поэтому и делает так долго свою передачу, что трудно сделать одновременно зрелищным проект для наших телезрителей, привыкших к развлекательному телевидению. Дим, как вы считаете?

Дмитрий Крылов: Но если мы не будем этого делать, мы с вами окончательно зайдем в тупик, о котором сейчас очень многие говорят, что нас ожидает очень большая беда, если мы не обернемся и к этим проблемам тоже, нужно это начать делать каким-то образом. Моя, например, позиция всегда была такая – я не могу переделать этот мир, как и многие люди, поэтому начну переделывать самого себя. То же самое и с благотворительностью – конечно, нужно заниматься своей частной, личной, не озвученной, не публичной. Одно не отменяет другого.

Елена Афанасьева: Спасибо Дмитрию Крылову, который начал в своей, казалось бы, совершенно не предназначенной для этого передаче эту тему. Спасибо Свете Сорокиной, которая так долго делает свою передачу, спасибо всем, кто этим занимается, и телевидению за то, что оно повернулось к этой теме, надеемся, что не бросит. Дим, у вас скоро юбилей. Хотя, говорят, заранее не поздравляют, но я вас все равно поздравляю, долгих лет вам жизни и сил, чтобы все это делать. Я знаю, что вы завтра едете в Тибет, какого-то просветления вам тогда тоже желаю.

Дмитрий Крылов: Надеюсь. Спасибо.

Елена Афанасьева: Это была программа «Телехранитель», говорили мы с Дмитрием Крыловым, Светланой Сорокиной и Ларисой Зелькиной о том, должно ли телевидение делать тему благотворительности модной, популярной и нужной людям. Я с вами прощаюсь до следующего воскресенья, Елена Афанасьева, всего доброго.

 


Страница этого эфира на сайте радио «Эхо Москвы».


#    Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации.    #
<<< на главную    #    другие интервью на Эхе    #    в круге света    #    карта сайта