<<< на главную # <<< другие интервью на Эхе # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта

рубрикатор: памятник

Радио «Эхо Москвы», 9 мая 2001 [15:30-16:00],
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" тележурналист Светлана Сорокина.
Эфир ведет Александр Плющев


Плющев: В гостях у нас обещанная Светлана Сорокина, которую мы ждали в 15 часов, тем не менее, она…

Светлана: Полтора часа кружила по городу, пытаясь обмануть ГАИ и приехать к вам.

Плющев: Совершила небольшой подвиг и прорвалась к нам. За что вам огромное спасибо.

Светлана: Не за что.

Плющев: Мы сегодня обещали представить Ваш новый фильм о военных песнях из цикла "Новейшая история". Раньше он шел на НТВ. Теперь где будет?

Светлана: Что именно? Цикл?

Плющев: Фильм. Давайте сначала о фильме.

Светлана: Что значит - раньше шел? Это новый фильм, он впервые идет сегодня.

Плющев: Цикл шел на НТВ, а сегодня будет фильм.

Светлана: Да, фильм "Песни войны", который мы сделали за 10 дней, поскольку после всех революционных потрясений вдруг спохватились, что была такая хорошая затея – сделать фильм о военных песнях. Решили, что можем успеть. И вот, за прошедшие 10 дней ударными темпами сделали фильм, который сегодня пойдет на 6 канале.

Плющев: Во сколько?

Светлана: Через полтора часа, в 17.10.

Плющев: Сколько по продолжительности?

Светлана: Мы делали 52 минуты, но, насколько я знаю, сейчас в эфире оставили 45, срочно сократили. В общем, 45 минут фильм будет.

Плющев: Почему возникла мысль обратиться к военным песням, кроме того, о чем Вы уже сказали?

Светлана: На самом деле, я каждое 9 мая что-нибудь да делаю по случаю этого праздника, это такое душевное желание, я очень люблю этот праздник. В прошлом году я сделала с коллегами фильм "Победа одна на всех", а в этом году, незадолго до всевозможных расколов, разломов у нас в компании, мне была предложена такая идея – история военных песен. И я радостно и сразу сказала "да". А потом понеслись все события, которые произошли, все это было отложено, и вдруг после всего, что произошло, все вдруг спохватились и решили: а почему бы и нет? И решили успеть. Вроде, успели.

Плющев: Военные песни – это песни военных лет или песни о войне вообще?

Светлана: Вопрос правильный, потому что все это навело нас тоже на одну конкретную мысль. Мы взяли только те песни, которые были сочинены, придуманы именно в военное время или чуть-чуть до войны и сразу после нее, то есть все равно это 1941-1945 годы. То есть тот же "Синий платочек" был написан сразу перед самой войной, слова дописаны в начале войны, а песня, которой мы завершаем фильм, "Враги сожгли родную хату", был написан в 1945 году, но сразу после войны. Поэтому это песни, написанные в период с 1941 по 1945 год. А почему я сказала, что вопрос правильный, потому что мы по ходу сообразили, что очень многие песни, я считаю, даже лучшие песни о войне, были написаны уже после войны. Вполне возможно, что к 22 июня мы сделаем некое продолжение, такую серию, о песнях о войне, написанных часто участниками войны, но уже после войны. Например, Окуджава – у меня, например, самые любимые песни о войне – это песни Окуджавы, - или Высоцкий, который не воевал, но при этом писал замечательные песни о войне.

Плющев: Успеете снять фильм? Немного осталось до 22 июня.

Светлана: Ну, если тот за 10 дней успели… Надеюсь, если не будем расхолаживаться, сразу возьмемся и постараемся сделать. А есть еще целый пласт – это песни, которые во время войны пели на всех линиях фронта: французы, американцы, англичане, немцы те же. Это целый пласт, это огромное количество песен, мелодий, часто переходивших через линию фронта и исполнявшихся на разных языках с разными словами. Это тоже очень интересно.

Плющев: Не хочу, чтобы Вы рассказывали содержание фильма, это лучше посмотреть.

Светлана: На самом деле, ничего такого нет, мы взяли фронтовые песни и именно в исполнении тех, кто их тогда пел, мы хронику поднимали, это делали питерские режиссеры с "Балтвидео", и брали хронику, интервью старые и перекрывали хроникой. И только связки мои и интервью сегодняшние, которые мы сделали с тем же Богословским, Хренниковым, с Алексеем Симоновым, с сыном Шульженко, которые немножко дополняют, делают рассказ об этих песнях, об их создании.

Плющев: Это только широко известные песни, или вы пытались найти… я не знаю, за 10 дней это возможно…

Светлана: Нет, конечно, мы взяли самые известные песни и просто напомнили о них, и об их исполнителях, и об истории их создания.

Плющев: Я не могу не задать вопрос, что у Вас лично связано с войной? Вы говорите, что тема эта трогает.

Светлана: Конечно.

Плющев: Что Вас лично заставляет постоянно обращаться к этой теме?

Светлана: Я из-под Питера, из Царского Села, город Пушкин. Во время войны там проходила линия фронта. Моя мама, школьница, оказалась вместе с ее семьей в оккупации, мой дедушка погиб в концлагере, также, как и дядя, который мальчишкой был, мой отец был сыном полка в Сибири и участвовал в восточной кампании, тоже мог погибнуть. В общем, война сделала все, в том числе, и для того, чтобы я на свет не появилась. Большая случайность то, что уцелели в этой войне мои родители, они были еще детьми, но она по ним прокатилась. Я от войны в одно касание, это мои родители, которые помнили войну и пережили ее. Они все это знали.

Плющев: Всегда, когда работаешь над каким-то проектом глубоко, вникаешь в это, во-первых, кажется, что это сейчас самое главное в жизни. Не знаю, как у Вас, но мне так представляется.

Светлана: У меня было самое главное. И не только потому, что я так отношусь к этому празднику, но и потому, что сразу после всего, что произошло на НТВ, это было спасительно для меня – работать, делать фильм.

Плющев: А с другой стороны, открываешь нечто новое. Для Вас были какие-то открытия за время этой работы? В ходе бесед с этими людьми, в ходе знакомства с архивами, которые Вы поднимали.

Светлана: И да, и нет. Новым опять было это странное ощущение очень близкой войны, хотя, вроде бы, прошлый век, уже даже прошлое тысячелетие, столько лет прошло, и я, разумеется, родилась много после войны, а все равно ощущение этой близости, потому что люди, с которыми я общалась, еще часто даже помнят войну, были в эту войну, рождены были до войны, и все оказалось так близко, так рядом. А хроника всегда удивляет. Оказывается, есть еще и новые кадры, которые даже до сих пор не видели.

Плющев: Было очень много вопросов, и на пейджер к нам приходят с самого утра – мы объявляли о том, что Вы будете у нас в эфире, - и в Интернет, которые не связаны напрямую с темой нашей беседы. Тем не менее, Вы сказали, что все произошедшее на канале… Для Вас было спасительным снимать этот фильм из-за того, что произошло.

Светлана: Работа всегда лечит.

Плющев: Один из самых характерных вопросов, который пришел в Интернет, от Кирилла Песоцкого из Черноголовки: "Расскажите, пожалуйста, о перспективах работы вашего канала (я так понимаю, имеется в виду ваша команда) и особенно Ваших личных проектов, в частности, в области новейшей истории". Чуть-чуть мы рассказали, да, о некоторых фильмах, и еще о чем-нибудь, что задумано.

Светлана: На самом деле, что касается новейшей истории, тут мы придумали даже целый цикл с моим шеф-редактором, Наташей Пятериковой. Я не хочу о нем говорить, потому что пока мы не нашли ни средств, ни возможностей его осуществить, а продавать идею неохота, но идея есть и довольно увлекательного цикла, который мы очень надеемся, изыскав возможности, все-таки делать. А что касается вообще нашей команды, которая ушла с НТВ, - я, кстати говоря, еще раз, пользуясь случаем, напоминаю, что лично я тоже ушла с НТВ и не собираюсь туда возвращаться и не веду никаких переговоров ни с НТВ, ни с Первым каналом, ни со Вторым каналом, - потому что мне уже надоели слухи, которые постоянно крутятся. Наверное, в тех условиях, что я постоянно занята работой, я не даю каких-то пространных интервью и не объясняю, где я и что я. Я никуда не возвращаюсь. Работать… видимо, на 6 канале сейчас придется работать. Во всяком случае, сейчас фильм выходит на 6 канале, дальше, если Бог даст, на 22 июня тоже. Что касается планов лично моих и моих коллег, то, вполне возможно, мы сможем как-то восстановиться с тем же ток-шоу "Глас народа" или как-то по-другому будет называться, но какое-то политическое ток-шоу, наверное, уже к новому телевизионному сезону, 1 сентября, потому что все непросто в смысле студии, техники, оборудования – всего, что с этим связано. Слишком разрушительно было то, что произошло. А какие-то ближайшие планы? Вполне возможно, вас всех ждут еще сюрпризы. Но, наверное, на 6 канале.

Плющев: Чтобы закрыть эту тему межканальных или внутриканальных – я даже не знаю – отношений, тоже был один из вопросов в Интернет от Вадима по фамилии Дибров из Оренбурга: "Поддерживаете ли Вы отношения с журналистами, оставшимися на НТВ?"

Светлана: Не то чтобы поддерживаю, но, что называется, глаза в сторону не отвожу, когда встречаюсь с ними, а, так или иначе, я встречаюсь, сейчас на съемках встречалась, приходила, пока оформляла увольнение, встречалась, разумеется. Я со всеми здороваюсь и со всеми остаюсь в каких-то нормальных человеческих, приветливых отношениях. У каждого были свои причины и свои основания поступать так или иначе. Определенная позиция уже достойна уважения. Я не уважаю тех людей, которые постоянно меняют свою позицию, например, выступая на тех же митингах и бия себя в грудь, потом разворачиваются на 180 градусов, и оказывается, что то, что было, неправда, ложь и т. д. Я приветствую последовательную позицию, последовательные действия и считаю, что это нормально, по-человечески. Вот эта последовательность вызывает мое уважение. Если люди остались там, это их дело, если перешли, это тоже наше дело. Не будем никого осуждать.

Плющев: Обманул я Вас, сказав, что закрою тему. Мне неожиданно в голову пришел еще один вопрос. Сейчас та команда, которая ушла с НТВ, есть ли в ней прежнее единство?

Светлана: Да. Вы знаете, как ни странно, когда начинаются какие-то сомнения и начинается разброд в их собственной душе, то работа с людьми… Например, сейчас я работала на съемках для фильма, у меня была замечательная бригада: операторы, звукорежиссер, администратор. Молодые все ребята. Что они ушли со старого НТВ, вообще не понятно. Профессионалы классные, вроде как, никто не тронул бы и вообще могли бы дальше работать. И я смотрю на них, симпатичнейшие ребята, замечательные, и они еще меня, теребя за рукав, говорят: Светлана, да все будет нормально, мы всех победим. Это замечательно. Я смотрю на них и думаю: нет, не пропадем. Не может быть.

Плющев: Хорошо. Я надеюсь, что наши слушатели желают Вам успехов в этой деятельности. Но вернемся к Вашему фильму, с Вашего позволения. Может быть, были какие-нибудь интересные истории, которые, как правило, сопровождают подобные съемки.

Светлана: Это занятно. Я знаю, что уже прозвучала песня "Моя Москва". Мы приехали на 23-й км Ленинградского шоссе снимать "стенд-ап", так называемый, кусочек моего текста. Поскольку там стоит памятник линии обороны Москвы, эти ежи огромные и гранитная стела, на ней выбиты 2 строчки из песни "Моя Москва": "И врагу никогда не добиться, чтоб склонилась твоя голова". Стоим там, ребята устанавливают камеру, ищут точку, я сижу, открыв дверцу машины, учу текст, который мне нужно будет произнести. И в это время подъезжает автомобиль, оттуда выходит такой мужчина в годах и говорит: "А что здесь происходит?". Я говорю: вот, мы будем тут снимать. Он говорит: "Дело в том, что я один из трех авторов, один их трех архитекторов, которые делали памятник, сейчас мимо проезжал, вас увидел". Дальше мы с ним разговорились, и он рассказал замечательную историю о том, что, когда в 1966 году на 25 лет битвы под Москвой, кстати, в этом году будет юбилейная дата, ставили этот памятник, авторы долго мучились в поисках слов, которые должны были быть выбиты на этой стеле. Обратились к Константину Симонову. Он отказался, сказал, что он занят, пишет, что ему некогда. Тогда они попросили Окуджаву, и он сочинил строчку, которая очень понравилась авторам памятника, а звучала она так: "Москва, имя твое прекрасно, гордость твоя удивительна". Хорошие слова, да? И единственным условием Окуджавы было, чтобы было заявлено его авторство - не на стеле, а в идеологическом отделе, где утверждали текст на эту стелу. Когда авторы сказали, что это Окуджава, им запретили выбить на камне эти простые слова.

Плющев: Совершенно аполитичные.

Светлана: Абсолютно. Только потому, что это был Окуджава. И тогда они были просто в полном отчаянии, уже хотели ехать в Питер к Берггольц, сгорая со стыда, что в Москве не нашлось человека, который сочинил бы слова для стелы. И они сидели на кухне, обсуждали, что же делать, и жена одного из них сказала: "Что вы мучаетесь? Есть же замечательная песня "Моя Москва", и там есть строчки: "И врагу никогда не добиться, чтоб склонилась твоя голова". И они написали эти строки. Когда открывали памятник, опять же представитель идеологического отдела, женщина, он даже фамилию называл, - подошла к авторам и сказала: "Здесь нужно выбить еще две строчки, чтобы четверостишье было законченное, иначе не понятно, чья голова не должна склониться перед врагом. То есть "дорогая моя столица, золотая моя Москва". Но они, разумеется, этого делать не стали, но история такая была. Это я узнала просто по ходу съемки.

Плющев: Еще раз напоминаю, что Светлана Сорокина, которая была у нас сегодня в гостях, порвавшись с боями через плотные кордоны ГИБДД к нам в студию, ее фильм сегодня о военных песнях из цикла "Новейшая история".

Светлана: В 17.10 на 6 канале. Предваряя песню, которая сейчас прозвучит, "Синий платочек" Шульженко, я хочу сказать. Это занятно, мы вспомнили об этом по ходу фильма, что песни, которые пелись, были популярны, любимы во время войны, в окопах, в частях, везде, их просили исполнять во время приезда бригад на линию фронта. Это, как правило, были песни, которые не имели прямого отношения к военному пафосу, к каким-то сверхпатриотическим идеям, нет, это были песни, как правило, личные, мирные, часто не имеющие отношения напрямую к войне. Мало того, когда Шульженко приезжала на линию фронта, она сначала одевалась в гимнастерку, а ее стали сразу просить, чтобы она не одевала гимнастерку, чтобы она пела свои песни в красивом женском платье. Хотели видеть красивую женщину в красивом платье и чтобы она пела что-то, что трогало за душу, потому что песни – это единственная альтернатива на линии фронта была разрушению, смерти. Это песня была единственным способом сохранить свою душу, если даже не уцелеть физически. И тот же "Синий платочек" – это была совершенно мирная песня, к ней слова в начале войны были дописаны, где про "строчи пулеметчик", Шульженко просто стала исполнять потом с этими словами. А еще очень любили ее "Записку": "Ваша записка в несколько строчек". Эти песни просили петь на войне, они помогали уцелеть. И Клавдия Ивановна, конечно, замечательная исполнительница, они были самые лучшие: Утесов, Шульженко и Бернес, - те, которые пели песни, которых любили все, которые любим мы до сих пор.

Плющев: В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" была тележурналист Светлана Сорокина.

Источник: www.echo.msk.ru


<<< на главную # <<< интервью на «Эхе Москвы» # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта