<<< на главную # <<< другие интервью на Эхе # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта


Радио «Эхо Москвы», 20 Февраля 2001 [19:08-19:38],
В гостях: Светлана Сорокина
Ведущая: Нателла Болтянская


Аудио: .mp3, 30:47, 5 413 kB (в начале файла 2 мин. повреждены)

Болтянская: Добрый вечер. В принципе, формат программы такой: все, что обратило на себя Ваше внимание за последнее время, о чем бы Вам хотелось говорить. Что-нибудь Вас порадовало в новостях последних, необязательно сегодняшних?

Светлана: В новостях – это сложно. Что же такого, что бы порадовало? Ну вот, что у вас завтра Робертсон будет, за коллег порадовалась.

Болтянская: Изменится ли что-нибудь от визита Робертсона? Я не говорю про "Эхо Москвы", а от визита в Москву.

Светлана: Да, в контексте прозвучало, как будто изменится ли что-нибудь на "Эхе Москвы" после его визита. У вас – нет.

Болтянская: Надеюсь, что нет.

Светлана: А вообще — тоже думаю, что не что не кардинально и не вдруг. Но любые встречи и любые контакты – это хорошо. У меня, кстати, было один раз интервью с ним, когда он уже был на своем посту, в "Герое дня" я с ним общалась

Болтянская: Люди, которые имеют возможность по роду своей деятельности часто давать интервью, это бывают либо "засады" для интервьюера, либо такая школа высшего пилотажа, причем независимо от стажа работы журналиста в прямом эфире. Робертсон относится к какой-нибудь из этих категорий?

Светлана: Нет, он относится к числу тех иностранных людей на высоком посту с дипломатически уклончивыми ответами. Во всяком случае, мне не удалось добиться от него чего-то такого конкретного интересного, но может быть, здесь у вас удастся.

Болтянская: "Не можете ли Вы объяснить, - это вопрос с пейджера, – что, Жириновский ведет самостоятельную международную политику? Я говорю о его поездках в Багдад". Этот вопрос задает Анна Сергеевна.

Светлана: Ну, у него не первая и, наверное, не последняя поездка, он там бывает довольно часто, и это одна из его любимых тем, насколько я понимаю, хотя он человек всеядный и на любую тему готов говорить, но это одна из любимых тем. Самостоятельная дипломатия – не знаю, возможно, у него и самостоятельная, если можно так говорить про него. Никогда не знаешь, где самостоятельная, а где нет.

Светлана: Вопрос, который, так или иначе, прозвучит наверняка от наших слушателей, он пришел на пейджер – вопрос о том, что-нибудь изменилось в ту или иную сторону после Вашего приватного разговора с президентом?

Светлана: Все что, с нами происходит, - все оно на виду, поэтому можно сказать, что и да, и нет. С одной стороны, так объективно, наверное, мало что изменилось, с другой стороны, по части избавления от иллюзий – да, изменилось.

Болтянская: "Светлана, скажите, пожалуйста, - это также дежурный вопрос на пейджер, – какая будет тема ближайшего "Гласа народа"?".

Светлана: Сегодня (как раз я с работы еду) пытались как-то "поразмять" события последнего времени, но сегодня еще только вторник, то, что мы фантазируем сегодня - а мы в трех направлениях сегодня думаем, - это еще, конечно, далеко от того, что будет. Я думаю, что в четверг все определится.

Болтянская: Как обычно, накануне, в пожарном порядке.

Светлана: Как обычно, да. Пока три темы мы примерно, как мы говорим, "разминаем", но еще, конечно, это запросто будет четвертая, пятая, седьмая тема.

Болтянская: "Скажите пожалуйста, возможна ли ситуация, что какая-то из тем, предложенных Вами в "Глас народа", будет отвергнута Вашим руководством?"

Светлана: Для того, чтобы иметь ситуацию отвергнутой темы, мне нужно изловить это руководство, долго навязываться с разговором о том, что я собираюсь делать на "Гласе народа", и только потом получить какую-то реакцию. Поскольку я не отвлекаю руководство своими проблемами, то у меня не было ситуации, когда у меня отвергали бы тему.

Болтянская: "Как Вы относитесь к статье в "Литературке" по поводу встречи с Путиным, читали ли Вы ее?" – спрашивает Евгений.

Светлана: Нет, не читала.

Болтянская: "Светлана, так держать!" - без комментариев. Очень много сообщений со словами поддержки и участия в Вашей личной судьбе.

Светлана: Спасибо всем!

Болтянская: "Скажите пожалуйста, в нынешней ситуации опасаетесь ли Вы за свободу слова?" Вопрос от Ирины.

Светлана: За нее всегда нужно опасаться, наверное, даже в самых замечательных и вольготных условиях за свободу слова надо опасаться. Это одна из тех ценностей, которые, как культура, уходят первыми и возвращаются последними.

Болтянская: "Как Вы относитесь к идее коммунистов вновь объявить недоверие правительству?"

Светлана: Кстати говоря, это одна из тем, над которыми я думаю, "разминаем". Как отношусь? Не знаю… Это не в первый раз и не с первым правительством. Нормально отношусь, спокойно отношусь, так скажем. Не думаю, что это удастся. Вопрос – для чего это, как это может корректировать нынешнюю ситуацию. Еще не знаю.

Болтянская: Очень много вопросов по поводу Вашего общения с господином Жириновским, как оно происходит. Я их просто суммирую.

Светлана: Профессионально, потому что Владимир Вольфович – это уже старый знакомый, поскольку мы с ним общались уже не раз и давно и в "Герое дня", и в "Гласе народа". Человек очень профессиональный, с ним при всем том вне эфира можно говорить и договариваться. Например, о форме поведения, более или менее можно договариваться. Так, например, перед последним эфиром я просто подошла к нему и сказала: "Владимир Вольфович, мы с Вами давно друг друга знаем, я Вас очень прошу учесть некоторые мои пожелания. Я не могу уже в этом эфире снова бросаться в Вас микрофоном, как это было в прошлый раз, это будет уже как-то нехорошо, поэтому пожалуйста, если я буду настаивать, останавливайтесь, как бы Вам ни хотелось допеть Вашу песню". Более или менее прислушивается.

Болтянская: А вот, пожалуйста, слово в защиту. "Почему всегда в передаче "Глас народа" Вы не даете высказаться Жириновскому до конца?"

Светлана: Его и так очень много, он занимает большое количество времени, если ему давать волю-вольную, он займет весь час 15минут. Надо дать возможность высказаться и другим людям тоже.

Болтянская: Анна спрашивает, остается ли у Вас время на себя и как Вам удается поддерживать себя в такой замечательной форме…. С трудом.

Светлана: Да, с трудом, времени остается на это мало. Опять же, я ленива и не люблю спорт, поэтому все с трудом, расходую то, что дали родители и заложили в меня, поэтому не знаю, все как-то на самотек, специально не занимаюсь.

Болтянская: Замечательный вопрос пришел на пейджер: "Часто ли Вы меняете свои убеждения?" Но до новостей уже не успеем ответить.

Новости

Болтянская: Гениальный вопрос пришел на пейджер, не откажу себе в удовольствии. "Есть ли у Вас кошка, и как она поживает?"

Светлана: Нет, кошка уже не поживает, была, но помер мой кот, и сейчас пока не завожу. Во-первых, слишком хороший был тот, что помер, во-вторых, все-таки это огромная ответственность. При моем образе жизни, частых отъездах, занятости… А животным нужно заниматься, конечно.

Болтянская: "Были ли Вы на вечере памяти Собчака?"

Светлана: Да.

Болтянская: "Как Вы отнеслись к идее проведения этого вечера?" Это Светлана Мстиславовна задает вопрос.

Светлана: Я практически накануне получила приглашение прийти на этот вечер, который вчера состоялся, у меня не было даже времени рассуждать на тему, хороша ли идея. Дело в том, что Анатолий Александрович – это человек, которого я знала лично и с которым, если хотите, связан очень большой и интересный период жизни не только у меня, но и вообще в жизни города Санкт-Петербурга, тогда еще Ленинграда. И поэтому я, безусловно, сделала все, чтобы пойти на этот вечер, и считаю, что все правильно.

Болтянская: "Две недели назад один из зарубежных специалистов по СМИ сформулировал следующие задачи: защита власти от СМИ и защита общества от СМИ. Существуют ли эти проблемы действительно? Пожалуйста прокомментируйте". Борис Николаевич задает вопрос, пенсионер.

Светлана: Защита власти от СМИ и общества от СМИ… На самом деле, власть защищать от СМИ не надо, на то и щука в пруду, как говорится. Насчет защиты общества от СМИ – я сторонник того, чтобы просто действовали отлажено, как швейцарские часы, наши правоохранительные органы, в том смысле что есть суды… Не правоохранительные, неправильно сказала. Есть суды, если что-то себе позволяют СМИ, выходящее за рамки правового поля, разбираться это все должно сугубо в судах и там приниматься решения. Это только единственный способ защиты от СМИ в каком-то плохом смысле, который, наверное, подразумевался в этом вопросе.

Болтянская: "Будете ли Вы еще участвовать в радиопостановках? А то на НТВ Вы свой талант зарываете в землю".

Светлана: На самом деле, мечтаю и постоянно тереблю за рукав Алексея Алексеевича Венедиктова с криками: "Когда же, когда же мы снова будем что-нибудь читать?" Я очень люблю эти радиоспектакли, все равно назовем гордо, очень люблю и хочу, но вот что-то никак не выберем книгу, которую можно было бы…

Болтянская: Всего так много, и так хочется прочитать все сразу.

Светлана: Но здесь есть свои требования. Нужно, чтобы книга эта была с большим количеством диалогов, с возможной радиопостановкой.

Болтянская: Алло, "Эхо Москвы", здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер, меня зовут Андрей. Я бы хотел задать вопрос Светлане Сорокиной, как она считает, телевидение сейчас выражает свои собственные интересы или интересы аудитории, которая его смотрит?

Светлана: Аудитория – это идеал, интересы аудитории отражать – это идеал, к этому, наверно, нужно стремиться, и по мере возможностей стремится любое СМИ. А в остальном сейчас, на данный момент, это, конечно, зависит… Не могу сказать, что сейчас в полной мере хоть какое-нибудь СМИ отражает интересы населения.

Болтянская: "Пожалуйста, прокомментируйте мнение, если оно у Вас появилось, по поводу земельного вопроса". Видимо, имеется в виду "Глас народа".

Светлана: Да, и я еще фильм делала, у меня только недавно вышел фильм, который назывался "Неподнятая целина", поэтому земельным вопросом я занималась.

Болтянская: Святое?

Светлана: Это святое, да. Хотя смеялась очень, потому что я, в общем, горожанка, городская жительница и не имею непосредственного касательства к земле, но при всем том оказалось, тема-то интересная, необъятная, и действительно неподнятая целина - я это название сама придумала. Как я отношусь? Я все-таки за частную собственность, за то, чтобы, может быть, не радикально, медленно, но верно, отрабатывая все механизмы, входить в частную собственность на землю при всем том.

Болтянская: Один специалист по этому вопросу в эфире "Эха Москвы" сказал, что в перспективе-то каждому из нас светит 2 аршина земли в частную собственность.

Светлана: Это да. Это у Толстого есть рассказ "Много ли человеку земли нужно".

Болтянская: Кстати, я бы вернулась ко второй части этого вопроса. После "Гласа народа" формулируются ли у Вас мнения, влияет ли на Вас то, что происходит в эфире НТВ, на формирование Вашего мнения?

Светлана: В общем, да. Но всё-таки формулируется не столько в процессе, сколько еще до того. Потому что так или иначе с людьми, которых я зову в эфир – я читаю их интервью, я иногда общаюсь с ними до эфира еще по телефону, я их точку зрения знаю, поэтому мое мнение формируется уже под влиянием всей информации, полученной еще до эфира.

Болтянская: Алло.

Слушатель: Здравствуйте, меня зовут Юрий. Я хочу спросить у Светланы, учитывая ее публичную профессию, ей все равно или нет, мошенники или нет главные акционеры ее компании?

Светлана: Мне не все равно, мне, разумеется, не все равно, и как только у меня будут веские доказательства того, что кто-то рядом со мной непорядочен, я либо просто скажу ему об этом, либо уйду из компании. Но на данный момент я работаю в своей компании.

Болтянская: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте, это Анатолий. Светлана, я слышал, Вы хотите тему искать. Вот, в частности, по станции "Мир". Большая волна пошла со стороны общественности против затопления "Мира", и, наверно, это было бы очень интересно для Вашей передачи.

Светлана: Бог его знает, интересно или нет. Обсуждается эта тема, конечно, и, кстати говоря, на нас выходили уже, предлагая, чтобы мы взялись как-то за эту тему. Но не знаю, насколько она именно широко интересна, она довольно узкопрофессиональная, если именно об этом говорить. Насколько она волнует всех и каждого, не могу еще понять. Думаю про это, но не пришла пока к однозначному ответу.

Болтянская: "Наверно, каждой общественно значимой женщине задают вопрос об ее отношении к идеям феминизма. Как Вы относитесь к ним?"

Светлана: Спокойно. Я не являюсь сторонником такого сугубого феминизма, я считаю, что все-таки, хоть может быть и трудно, но каждая женщина, которая хочет чего-то добиться, может сделать это.

Болтянская: "Скажите пожалуйста, какие есть у Вас проекты документальных фильмов?" Спасибо, Ирина.

Светлана: Пока нет у меня проекта документального фильма, потому что как-то не нашла тему новую. Были какие-то варианты, но пока что мы не решили, что это стоит облекать в эту форму. Пока не нашла.

Болтянская: Алло, добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте, это Константин. Спасибо большое, Светлана, за все. Вопрос. Об одном из питерцев вы уже сказали, об Анатолии Собчаке. А каково Ваше отношение по поводу Анатолия Борисовича Чубайса?

Светлана: Очень сильный публичный деятель, я считаю. Мне трудно оценивать его как менеджера, положим, РАО "ЕЭС", потому что я не профессионал все-таки в этих вопросах, наверно, виднее тем, кто рядом с ним работает в этой системе. И здесь они могут понять, все ли он делает, мог ли кто-нибудь делать больше, чем он, в этой ситуации. А мое лично отношение, конечно, поверхностное и базируется на том, как я его воспринимаю именно в интервью, в эфире, в совместной работе. Мне кажется, он очень сильный публичный деятель. Он человек, безусловно, талантливый, очень сильный, и работать с ним интересно – вот, пожалуй, что я могу сказать.

Болтянская: Алло, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер, это Елена. Светлана, не кажется ли Вам, что все-таки название "Глас народа" не совсем отражает суть Вашей программы? На "Эхе" "Рикошет" я бы назвала гласом народа, не задумываясь. А здесь все-таки глас элиты в основном. Или я неправа?

Светлана: Сразу скажу, что в конце каждого эфира без изъятий мне говорят одно и то же люди с трибун. Они говорят: "Вот, Ваша программа называется "Глас народа", а Вы нам не дали сказать!"

Болтянская: Да и в эфире говорят.

Светлана: На что у меня уже есть некая формула ответа, который я не в эфире, но после обычно говорю. У меня в аудитории, в моей студии более 200 зрителей. Даже если каждому из них дать по одной минуте времени, то это получается, положим, 200 минут, то есть 3 с лишним часа. Программа у меня 1 час 15 минут. То есть если я дам по одной минуте, то все равно половина аудитории будет не охвачена и половина предъявит мне свои претензии. Кроме того, есть тема и есть необходимость двигать эту тему, обсуждать именно ее. Поэтому приглашаются все-таки люди в центр, которые знают эту тему и способны сделать ее обсуждение интересным для большого круга зрителей. Поэтому может быть, конечно, глас элиты, но это и глас специалистов, и глас людей, которые все-таки находятся в студии. Мы ставим своей целью все-таки "размять" эту тему и сделать ее понятной и доступной для очень многих, кто сидит у экранов.

Болтянская: "Скажите пожалуйста, какая часть писем в "Глас народа" доходит лично до Вас?"

Светлана: Честно говоря, далеко не все, у меня редакторы читают письма, я просто не имею возможности все-все прочесть, и если это какие-то интересные письма, тогда они мне их передают.

Болтянская: Алло!

Слушатель: Добрый вечер, это Васильев Вячеслав. Я хотел бы спросить у Светланы, как и предыдущий вопрос, если есть предложения по темам для "Гласа народа", можно ли ей написать и по какому адресу.

Светлана: Королева, 12, 17-й подъезд, НТВ, Глас народа, Сорокиной.

Болтянская: "Как Вы относитесь к заявлению главного санитарного врача России о вреде пива?" Нельзя не ответить на этот вопрос.

Светлана: На самом деле, когда мы вернулись с каникул новогодних и думали о первой программе, о ее теме, у нас так получилось, что как раз начался пивной скандал, заявление Онищенко, и возбудились очень пивовары, люди, которые связаны с этим. И мы хотели сделать эту тему, нам казалось, что это будет довольно интересно. Но тут арестовали Павла Павловича Бородина, мы поменяли срочно и делали уже совсем другое, не получилось вернуться. Тема-то интересная. Как я отношусь непосредственно к этому предложению? Спокойно. Поскольку я пиво не пью вообще, не мой напиток, то я как-то довольно-таки безразлично к этому отношусь. Но я считаю, что, наверное, не нужно переводить это собственно в алкогольный какой-то ранжир, думаю, что нет.

Болтянская: Замечательный вопрос пришел на пейджер: "Как-то по телевидению передали, что Вы не та Светлана, которая работала в Питере, а ее двойник. Как Вы к этому относитесь"?

Светлана: Вот так и отношусь. Да, это забавно. Приехал один знакомый из Вологды и сказал, что в местной вологодской газете было написано, что я переехала в Москву ради карьерных соображений, при этом бросила мужа и двух малолетних детей. Как вот к этому относится, и вовсе не знаю. Откуда это все взялось, тоже непонятно

Болтянская: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте, это Игорь. Скажите пожалуйста, согласны Вы с той точкой зрения, что суть деятельности СМИ - это быть посредниками между источником информации и потребителем, а ситуация, когда политика канала строится на переработке событий с учетом каких-то политических взглядов, неважно каких, правых или левых, делает такое СМИ из средства информирования граждан в средство формирования общественного мнения, а попросту говоря, в орган пропаганды?

Светлана: Что касается формирования общественного мнения, то я считаю, это задача хорошая и честная. Формировать общественное мнение надо, другое дело, какие цели преследуешь, формируя это общественное мнение. Если иметь в виду, что какой-то перекос, у меня-то жанр честный, я честно зову людей, которые представляют разные точки зрения. Другое дело, идут они или не идут отстаивать эту точку зрения. Но всегда к чему стремимся – это к тому, чтобы они были представлены, эти точки зрения, и дальше они доказывают свое право на существование в прямом эфире. У меня без купюр программа, мы идем действительно в прямом эфире, и всяк может доказать именно свое.

Болтянская: Тут же пришло сообщение на пейджер насчет того, что Вы высказываете свое частное мнение от первого лица. Я позволю себе вспомнить Ваш, по-моему, первый эфир на "Эхе Москвы" несколько лет назад, когда Вам задали тот же самый вопрос, что как Вы можете (Вы тогда работали на другом канале еще) говорить от первого лица. И Вы ответили тогда - не помните, что?

Светлана: Нет, не помню.

Болтянская: А я напомню. Вы сказали, что от первого лица я могу позволить себе сказать, что делать добро – это хорошо. Вот в такой концепции Вы можете себе это позволить. Лет 5 назад это было в этой же студии.

Светлана: Да, не откажусь и сейчас

Болтянская: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Светлана, Ваши коллеги, в частности, господин Николаев, который был на прошлой неделе на "Эхе", говорил, что на НТВ журналисты пришли на всю жизнь. Но я часто слушаю такие высказывания и не могу понять, осознают ли люди, что рыночная экономика предполагает банкротства предприятий или другое что-то. Или вот, например, я знаю, что в газете "Сегодня" весь творческий коллектив был в свое время просто своим же руководством сменен.

Светлана: Все мы осознаем и живем в этих реалиях, все мы прекрасно осознаем. Насчет того, что пришли на всю жизнь… Ну, если такое намерение есть прийти и работать постоянно на одном месте – оно хорошее намерение, хотя каждый из нас, конечно, готов к любому повороту событий, так или иначе действительно рассчитывают на лучшее, а готовятся к худшему. Лично я готова ко всему. Вполне возможно, что это не на всю жизнь.

Болтянская: "Светлана, слышала, что у Вас есть медаль "За отвагу". Правда ли, это, скажите пожалуйста"

Светлана: Нет, у меня нет медали "За отвагу"

Болтянская: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер меня зовут Ирина. Светлана Иннокентьевна, я вчера прочитала ужасную статью в "Новой газете", что целый ряд журналистов НТВ пытались подкупить, чтобы они выступили с разоблачениями политики, некоторых материалов на пресс-конференции. Это правда?

Светлана: Я слышала про эту статью, правда, сама не нашла газету и не прочитала, но слышала об этом. Честно говоря, не знаю. Могу только сказать, что, в принципе, с моими коллегами, конечно же, разнообразная работа ведется, они получают всевозможные предложения, в том числе заманчивые, с тем, чтобы они ушли с НТВ. Это есть, это я говорю совершенно ответственно, потому что просто знаю. Что касается меня, нет, я не получала никаких предложений, мне проще.

Болтянская: Вам привет от ваших знакомых из Вологды. Сообщение о том, что Вы собираетесь замуж за какого-то высокопоставленного деятеля и он не разрешает Вам работать на телевидении, из Воронежа…

Светлана: Еще один слух. Нет таких предложений

Болтянская: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Алло, добрый день. Почему госпожа Сорокина уверяет, что…

Болтянская: Это не мы…

Светлана: Вот, Нателла, никто не поверит, что это не ты выключила.

Болтянская: Будем свидетельствовать друг за друга, придется. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Меня зовут Петр. Скажите пожалуйста, не пора ли Вам сняться в кино?

Болтянская: Бросив двух малолетних детей, высокопоставленного деятеля, мужа…

Светлана: Знаете, одну из программ я заканчивала "Глас народа", какой-то накал страстей был, много чего, выходим, и кто-то из зрителей меня догоняет и говорит: "Светлана, Вы просто, по-моему, замечательная драматическая актриса, почему бы Вам не сняться в фильме?" На самом деле, мне не однажды предлагали сниматься в кино - эпизодические какие-то роли, играть саму себя или журналистку, один раз даже получила предложение сыграть главную роль в художественном фильме. Но не решилась, потому что это другая профессия, и я не уверена, что у меня это получится, пока что не решилась. Хотя интересно, конечно. Может быть, если дождусь, успею дождаться какого-нибудь сценария, который "зацепит", можно было бы и попробовать

Болтянская: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Хотела бы спросить у Светланы. Не кажется ли Вам, что в последнее время все больше и больше агрессии в ваших политических передачах? Я не говорю о лично Ваших, я имею в виду скорее "Итоги". Вот этот напряженный болезненный взгляд, это разговор злобный…

Светлана: Сам Евгений Алексеевич сказал, что когда бьют, тогда кричат. Поскольку сила давления такова, что действительно бывает и больно, и тяжело, наверно, это таким образом трансформируется в его интонации. Видимо, так. Не могу говорить за него, иногда действительно кажется, слишком эмоционально, иногда, зная всю ситуацию, думаю, что, наверное, так и надо. Не берусь далее комментировать

Болтянская: "Слышал, что Вы являетесь фанаткой зимней ловли рыбы. Это правда?"

Светлана: Нет, неправда.

Болтянская: То есть не ходили в Питере на корюшку?

Светлана: Нет, я мерзлячка, мне холодно было бы на льду просиживать часами.

Болтянская: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Светлана, Вас, наверно, уже достали политическими вопросами. Я смотрю на Вас уже давно по телевизору, и мне очень интересно узнать о Вас как о женщине - какие цветы Вы любите, какую одежду предпочитаете и т.д.

Светлана: Спасибо за неполитический вопрос. Какие цветы люблю? Люблю те, которые дарят от души. Если именно Вы имеете в виду ромашки или розы или какие конкретно, то больше всего люблю сирень, самый мой любимый цветок, притом на кусту. А так люблю те, которые дарят от души. Что касается одежды, то так как-то сложилось, что у меня моя одежда и в жизни, и на работе – это в основном деловой костюм. Не могу сказать, что это очень хорошо, потому что тут обнаружила, куда-то надо было идти, хотелось чего-то нарядного и легкомысленно-женского, и обнаружила, что нет, просто нет легкомысленно-женского, это большое упущение. Потому что как-то вросла, как в кожу, именно в деловой костюм. Что еще о себе сказать в этом качестве – не знаю. Не очень хватает времени на собственное кокетливо-женское существование.

Болтянская: В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" была Светлана Сорокина, ведущая программы "Глас народа" на НТВ.

Источник: www.echo.msk.ru


<<< на главную # <<< интервью на «Эхе Москвы» # Светлана Сорокина: передачи, интервью, публикации. # карта сайта